Изумрудные ночи. Книга вторая

Браун Вирджиния

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изумрудные ночи. Книга вторая (Браун Вирджиния)

Глава 15

Утром Бетани разбудили теперь уже привычные звуки лагерной жизни. Потирая слипающиеся глаза, она выбралась из-под теплых, уютных одеял и направилась к костру, на котором в почерневшем от сажи котелке варился крепкий кофе.

Она думала — и от этих мыслей впадала в панику — о предстоящей встрече с Трейсом. Но его нигде не было видно. Ее пальцы сжали чашку, и, прилагая все усилия, чтобы выглядеть невозмутимой, она крошечными глотками отпивала обжигающий горький напиток. Воспоминания о минувшей ночи не утихли, равно как и ноющая боль меж бедер. «Где Трейс? — недоумевала она. — Насколько он был искренним? Захочет ли он ее снова?» Она поймала себя на том, что не может думать ни о чем другом.

Она немедленно заметила его появление в лагере и наблюдала, как он остановился у костра налить себе чашечку кофе. Он нашел ее глазами, она сделала вид, что ничего не замечает, хотя ее захлестнуло целое море противоречивых эмоций. Если она встретится с ним глазами, то, в этом не было никаких сомнений, ее лицо выдаст ее.

Этим утром он казался красивее, чем когда бы то ни было. На этот раз он был без шляпы, и ветер растрепал его густые темные волосы. Ремень с кобурой, как обычно, опоясывал его талию, под него был воткнут нож. Ворот рубахи распахнут, и влажный блеск его кожи при утреннем свете создавал впечатление, будто он только что искупался. Когда Трейс отвернулся и заговорил с одним из носильщиков-кечуа, Бетани наконец отвела глаза. Ей необходимо было сосредоточиться на чем-нибудь еще — на чем угодно!

Ее мысли целиком были заняты Трейсом. Когда профессор Брэсфилд заговорил с дочерью, она машинально что-то ответила, абсолютно не вдаваясь в смысл его слов.

— Замечательно, — пробормотала она, переводя взгляд с озадаченного лица отца в сторону Трейса и обратно. Бетани покраснела. — Извини, что ты сказал, папа?

Брови профессора изумленно взметнулись.

— Я сказал, что, по словам Броди, прямо перед нами стоят враждебные племена туземцев, и нам может угрожать серьезная опасность.

— О! — Бетани быстро глянула в направлении Трейса. — А что говорит Тре… мистер Тейлор?

— Он еще не высказал своего мнения.

— Ясно. — Бетани взвалила рюкзак на плечо и двинулась к своему мулу, потом обернулась и сказала: — Думаю, нам стоит дождаться его мнения, а потом уже волноваться.

— Возможно, ты права. — Брэсфилд наклонился за багажом, но тревога в его взгляде не исчезла. — Я только надеюсь, что туземцы не помешают нашим поискам затерянного города.

Неожиданно Бетани почувствовала прилив раздражения. Это все, что его заботит? Только бесценные открытия? Он не догадывался о том, что безопасность тоже важна? Или единственное, что имеет значение, — это археология? Профессор Брэсфилд, разумно растолковав негодующий взгляд дочери, добавил:

— Я только хочу, чтобы ни с кем ничего не случилось. Мы уже так близко, так близко. Будет ужасно, если придется возвращаться назад.

По-видимому, отец был не единственным, кого волновала судьба экспедиции.

Лицо Броди, направившегося к Трейсу, было мрачно и испуганно:

— Что собираешься делать, Тейлор?

— Делать с чем, Броди? — пожимая плечами, поинтересовался Трейс.

— Ты знаешь! Эти дикари там! Дживарос, или кто там — охотники за скальпами раскинули лагерь впереди, в пампасах!

— Не дживарос, — холодно заметил Трейс. — Мы слишком далеко к западу от них. Может, кампа. Или аймара.

— Плевал я на то, кто они! — прорычал Броди и резко шагнул вперед и застыл как вкопанный, увидев, как Трейс уверенным движением извлекает пистолет. Он побледнел: — Эй, Тейлор, что это ты там делаешь?

— Не повышай на меня голос, если не хочешь, чтобы я реагировал на это, — коротко сказал Трейс. — Не вижу другой возможности для нас, кроме как ждать. Не забывай, коренное население становится враждебным, когда посягают на его земли. Или ты думаешь, что только апачи не любят, когда к ним вторгаются?

Не до конца понимая, к чему он клонит, Бетани переводила взгляд с Трейса на Броди. Было очевидно, что человек Бентворта понимал, о чем говорил Трейс; лицо его исказилось от ярости и возмущения.

— Это было давно! — выкрикнул Броди. — В другой стране и при других обстоятельствах.

— Эти воспоминания совсем не отягчают меня. Но ты, возможно, нуждаешься в напоминаниях. — Трейс водворил пистолет на место небрежным изящным движением. — Просто не забывай, Броди, у тебя есть обязательства перед другими, а не только перед собой. Если случится беда, советую тебе приложить усилия, чтобы вызволить из нее всех, а не одного себя.

Броди посмотрел на него и, ничего не сказав, пошел прочь. Взгляд Трейса, в котором промелькнуло легкое удовлетворение, переместился с Броди на Бетани и смягчился при виде ее широко распахнутых глаз.

— Никто не доказал, что у нас будут проблемы, мисс Брэсфилд, — спокойно проговорил он.

— Есть гарантия, что их не будет? — поинтересовалась она.

— Возможно и нет, — ухмыльнулся Трейс. — Что бы ни случилось, я готов к этому.

— Хотелось бы только, чтобы то же самое можно было сказать обо всех нас, мистер Тейлор, — отвечала Бетани. — Она подняла глаза на отца, который с хмурым видом покачивал головой. Его очки соскользнули на самый кончик носа, и профессор нетерпеливым движением водворил их на место.

— Слушайте, Тейлор, мне казалось, что мы совсем близко к цели! Не можем же мы позволить, чтобы возможность конфликта помешала нам? Я отказываюсь в это верить!

— Профессор, как я уже сказал, никем не доказано, что возникнут сложности. Но, тем не менее, было бы глупо не приготовиться к встрече с ними. — Трейс говорил уверенно, не отрывая слегка прищуренных глаз от лица Брэсфилда. — Я могу немного объясняться на некоторых индейских языках и собираюсь отправиться вперед и выяснить, оправданы ли опасения Броди.

— И оставите нас здесь в одиночестве? — вырвалось у Брэсфилда.

— Ну, не совсем. — Трейс указал в сторону носильщиков-кечуа, людей Бентворта и двух офицеров-перуанцев. — Мне кажется, что оставшихся будет вполне достаточно, чтобы выжить во время моего недолгого отсутствия. Слушайтесь Сантусу. Думается, он знает это место не хуже меня. Я вернусь.

Бетани хотела упросить его никуда не ходить, но не смогла проронить ни звука. Он так и не посмотрел в ее сторону, а направился к одному из носильщиков, которого назвал Сантусой, и о чем-то быстро вполголоса с ним переговорил. Потом он ушел, углубившись в обступившие со всех сторон поляну джунгли.

Бетани боролась с мрачными предчувствиями. Путешествие приняло угрожающий характер. Неужели это было всего лишь прошлой ночью, когда они с Трейсом ускользнули к бассейну древних инков и предавались там любви? Что, если Трейс не вернется никогда? Если Броди окажется прав?

Бетани, не отрываясь, смотрела на темное пятно, где скрылся Трейс. Наконец один из носильщиков-кечуа взял в руки поводья ее мула и, запинаясь, велел ей трогаться. Медленно, будто во сне, Бетани забралась на мула и последовала за небольшим караваном, ведомым Сантусой. С Трейсом все будет в порядке. С ним все должно быть в порядке. Она поняла, что любит его, и мысль о том, что она может его потерять, была невыносимой.

Трейс, обнаженный по пояс, обутый в легкие башмаки из кожи ламы, беззвучно продвигался сквозь джунгли. Капли пота стекали по его телу, время от времени он останавливался, чтобы вытереть влажные ладони о штаны. В джунглях было душно и сыро. Переплетенные лианы, свисающие с деревьев, образовывали потолок, сквозь который едва проникали солнечные лучи; заросли были такими густыми, что приходилось прибегать к помощи мачете. Приглушенные шорохи свидетельствовали об оживленной жизни в глубине джунглей; Трейс прекрасно осознавал, что в любое мгновение может оказаться лицом к лицу с дикой пумой или кровожадным индейцем. Ни для одного из них не составило бы труда разделаться с забредшим в чащу путником.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.