Фонарь под третий глаз

Раевская Фаина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фонарь под третий глаз (Раевская Фаина)

Фаина Раевская

Фонарь под третий глаз

— Как же ты меня достала! В твоей голове столько тараканов, что давно пора санитарную чистку устраивать! Целую неделю я только и слышу твое нытье. Мань, ты бы на работу сходила, что ли? Для разнообразия…

Я раздраженно ворчала на свою подружку, впрочем, не особенно надеясь, что ворчание сильно ее впечатляет. Манька сидела в моем любимом кресле, поджав под себя ноги, и согласно кивала головой в такт моим словам.

Вообще-то мы с Маруськой редко ругаемся по-настоящему. Когда я купила квартиру в этом доме, она первая пришла в гости, я еще даже не успела распаковать чемоданы, коробки и прочие емкости, всегда сопутствующие переезду. В руках Манька держала бутылку шампанского, фужеры и коробку зефира. Я была уставшая, злая, поэтому несильно обрадовалась визиту новой соседки. К тому же я терпеть не могу назойливых девиц, а Манька, судя по всему, именно к этой категории и относилась. Впрочем, портить отношения с соседями в первый же день тоже не хотелось, потому я, запрятав поглубже свое недовольство, любезно оскалилась, и вскоре мы уже сидели на кухне и болтали, как старые приятельницы. Манька оказалась очень легкой в общении и поэтому совсем скоро получила почетное звание моей лучшей подруги.

— Ну какая работа, Славик? — уныло сморщила нос подружка. — Ты же знаешь, Танька только уехала за товаром. У меня еще две недели свободны, гуляй — не хочу!

— Вот я и не хочу, — отозвалась я. — Это ты от безделья сохнешь, а у нас самые что ни на есть горячие деньки. Народ табунами ходит, едва успеваем всех обслуживать.

Работаю я в небольшой туристической фирме, и сейчас, в конце весны, люди спешат приобрести путевки в разные части света, чтобы отдохнуть от долгой и нудной московской зимы, подзагореть и подлечить свою нервную систему. Маруська трудится на одном из московских вещевых рынков, хотя и имеет высшее образование. Ее хозяйка, разбитная хохлушка, уже давно осевшая в столице, несколько дней назад уехала в Турцию за товаром, а заодно и отдохнуть, и теперь Маня изнывает от вынужденного безделья. Наверное, оттого она уже целую неделю внушает мне мысль, что неплохо было бы съездить в Питер на майские праздники.

Пока я «отмазывалась», как могла, потому что наш шеф, Шурик, буквально на днях собрал всех сотрудников и заявил: на майские мы работаем.

— Сейчас клиент косяком попрет, — уверял Шурка, повышая голос, чтоб заглушить ропот недовольства, поднявшийся в наших дружных рядах. — Мало кто будет работать на праздники, а тут мы: здрасте! В общем, клиентов надо ковать, пока они горячи. Кроме того, обещаю двойную оплату праздничных дней.

Если быть совсем уж откровенной, я вполне могла бы договориться с Шуркой насчет кратковременного отпуска, но не делала этого из принципа, а также в силу чувства ответственности. Оно не позволяло мне бросить коллег на произвол судьбы.

Глубоко вздохнув, я уткнулась в ноутбук и сделала вид, что чрезвычайно занята. На самом деле вот уже двадцать минут я резалась в занимательную игру «Война червяков».

Немного помявшись, Манька предприняла новый штурм:

— Что-то ты неважно выглядишь, Ярослава. Мужика тебе хорошего не хватает, вот что я тебе скажу. И для души развлечение, и для здоровья полезно. А то ведь ты совсем за здоровьем не следишь. Бледненькая, словно только вчера из реанимации выписалась. У тебя расстройства сна не наблюдается? Голоса, видения не беспокоят?

— Ты что же, намекаешь, что я сумасшедшая? — полюбопытствовала я, жестоко расправляясь с червяком по кличке Рузвельт при помощи самонаводящейся ракеты. Червяк сделал «бум» и пошел ко дну. Команда «синеньких» одержала-таки нелегкую победу над командой «красненьких». Потянувшись, я выключила компьютер и повторила вопрос: — Так ты считаешь меня чокнутой?

— Ни-ни, упаси господь! — энергично замахала руками Мария. — Я просто констатирую факт: не жалеешь ты себя, вот что, прямо-таки горишь на работе. Одиночество, опять же, не на пользу такой красивой девушке.

Вид подружка имела озабоченный, но в глазах ее прыгали веселые черти. Шестое чувство подсказывало, что Маруська еще долго будет меня донимать идеей вояжа в Северную Пальмиру, поэтому я нахмурилась и жестко произнесла:

— Маня, в Питер мы не поедем, как бы ты ни старалась. На праздники я работаю и впредь прошу этот вопрос не поднимать. Насчет мужиков я вот что тебе скажу: принца я жду. Настоящего. Понятно? Чтоб на белом коне, под алыми парусами… Хотя если на коне, то паруса вроде и ни к чему? Впрочем, неважно все это. Мужик или должен быть принцем, или его не надо заводить вообще. Так что отстань от меня срочно, я буду терпеливо дожидаться своей большой и светлой любви. Что касается здоровья… Ни голоса, ни видения меня не беспокоят, сплю я крепко, а чтобы спать еще лучше, особенно тебе, предлагаю совершать ежевечерние прогулки. Очень надеюсь, это тебя развлечет и ты наконец перестанешь изводить меня своими идеями. Ну, что? Идешь гулять? Или отправляйся домой, я спать хочу.

Манька на секунду задумалась, недовольно посопела и в конце концов кивнула. Впрочем, я была уверена, что с мыслью уговорить меня на поездку она не рассталась.

Вечер нынче выдался тихий и теплый. Обрадованное весенним теплом поколение пепси выползло на улицу. Теперь почти в каждом дворе слышались веселые голоса парней и девчонок.

— Эх, молодежь… — проворчала Маруська, завистливо вздыхая.

Мы свернули в какой-то проходной дворик. Наверное, он не пользовался у тинейджеров популярностью по причине наличия кучек еще не растаявшего снега, слякоти и огромного мусорного контейнера, источающего специфический запах.

— Фу-у, ну и вонь! — Манька зажала нос двумя пальцами. — Коммунальные службы совсем обленились, деньги с нас дерут без зазрения совести, а обязанности свои не выполняют, чума на их головы! Пошли отсюда, Славик, а то провоняем, как бомжи. Блин, такой вечер испортили…

Я не могла не согласиться с очевидным, и мы ускорили шаг, торопясь поскорее миновать распространяющий миазмы контейнер.

Однако судьбе было угодно, чтобы события этого вечера продолжали развиваться по запланированному лично ею — судьбою — сценарию.

Мы уже почти миновали злосчастный контейнер, как до нашего слуха донеслись какие-то хлопки. Сейчас все россияне запросто отличают звуки взрывающихся петард от звуков выстрелов. Могу дать голову на отсечение — это были именно выстрелы. Я, честно скажу, немного растерялась и не знала, как действовать в подобной ситуации. Зато Маруська, пересмотревшая массу телепередач на криминальную тему, громко взвизгнула и, схватив меня за руку, увлекла за тот самый злосчастный контейнер. Усевшись за ним, я сочла возможным выразить свое мнение о происходящем:

—..!

Манька вздрогнула:

— Где ты только слов таких набралась? Клиенты, поди, приличные люди, да и Шурик ваш подобных выражений себе не позволяет. С таким словарным запасом ни один принц к тебе не подойдет…

События между тем развивались. Мы с подружкой видели, как какой-то парень подбежал к контейнеру, взмахнул рукой и предпринял попытку скрыться от преследователей. Я уловила шлепок, словно в мусорный бак упал довольно тяжелый предмет, а потом началось что-то невообразимое: выстрелы загрохотали совсем рядом, парень не успел добежать до арки, ведущей на более оживленную улицу, упал, пару раз дернулся и затих.

Преследователей было трое. Мне хорошо была видна рука одного из них, слегка удлиненная пистолетом.

— Ух, твою мать! — слабо пискнула Манька, заходясь в нервном припадке.

Я была с ней согласна целиком и полностью, но на всякий случай крепко прижала ладонь к ее губам, — как известно, дяди с пистолетами не слишком жалуют неожиданных свидетелей. Подруга дернулась, намереваясь немедленно скончаться, но затихла, правда, глаза у нее при этом были широко раскрыты. Затаив дыхание, я следила за убийцами. Они подошли к лежащему в луже парню, попинали его ногами и присели на корточки.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.