Путин — «приемный» сын Ельцина

Платонов Сергей Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Путин — «приемный» сын Ельцина (Платонов Сергей)

Посвящается моим родителям — отцу Владимиру Петровичу и маме Ольге Петровне, которые уже не узнают того, что написано об их времени в этой книге. Однако, к великому сожалению, успели понять, что с их страной произошла катастрофа

Ельцин передал Путину только Кремль. Но реальную власть ему пришлось брать в борьбе с кремлевскими кланами. На это ушли годы.

Людмила Платонова

И кто из чувства личной благодарности за какую-нибудь оказанную ему милость превозносит не заслуживающего похвалы государя, тот, воздавая ему справедливость в частном, делает это в ущерб общественной нравственности.

Мишель Монтень

Путин пришел как преемник Ельцина, его курса, а стал его предателем.

Борис Березовский

Часть первая. Кремлевский расстрига

Дедова фамилия

На факультете математики и вычислительной техники Московского государственного университета бурно обсуждалось, казалось бы, довольно обычное событие. Но продолжение его было явно необычным и даже неожиданным.

В семье студентов Татьяны Ельциной и Вилена Хайруллина родился сын. Назвали его Борисом, в честь отца Татьяны. И в этом нет ничего необычного. Сплошь и рядом внуков нарекают дедовыми именами. А вот фамилию малышу пришлось дать не ту, что носил отец. Дед — отец жены Вилена — примчался к молодым в Москву и потребовал записать младенца на свою фамилию. Вилен растерялся и не знал, что делать. Друзья говорили: «Держись, Вилен!» — и советовали послать деда подальше и дать сыну свою фамилию. Но не тут-то было. Дедом оказался не простой смертный, а хозяин мощнейшей в стране Свердловской области, первый секретарь обкома партии и весьма влиятельный в Москве деятель Борис Николаевич Ельцин. Недаром за Виленом уже закрепилось прозвище «обкомовский зять».

Объясняли ему такой небывалый трюк с фамилией сына необходимостью продолжения рода Ельциных. Борис Николаевич и его жена Наина Иосифовна имели только дочерей — Елену и Татьяну. Вскоре о чудачестве Ельцина с фамилией московского внука пошли слухи и в самом Свердловске. В городе и области заговорили о том, что, наверное, главного руководителя коммунистов и фактического хозяина области бес попутал. И, мол, случилось это наваждение после того, как по его команде снесли исторический Ипатьевский дом с целью окончательно замести следы убийства большевиками последнего русского царя и его семьи. И что задумал он не иначе как стать уральским царем, что-то вроде местного Лжедмитрия. Даже появились слухи, что царский сын спасся при том расстреле, вырос в глухой деревне у добрых людей, потом пробрался на высокий партийный пост и под видом Бориски Ельцина желает возродить царство. Поэтому и готовит продолжение династии. То, что он на двадцать лет моложе царевича Алексея и что на самом деле метит Бориска на место царя всероссийского, никому тогда и в голову не приходило.

Может, желание наградить внука своей фамилией зародилось у Ельцина из-за страстного желания иметь сына. И ни о чем другом он не помышлял. Возможно, действительно готовил продолжение будущей царской династии или по какой-то другой причине, но немногие здравые люди это его желание называли самодурством. Правда, тихо. Знали крутой нрав Ельцина.

Его не раз еще при Брежневе приглашали работать в Москву. Но он и в этом показывал характер, отказывался. Не хотелось быть на вторых ролях, пусть и в столице. Лучше первым на Урале! Решился на переезд, когда убедился, что Горбачев с командой — явные слабаки и конкуренции ему не составят.

Горбачев и на тот момент его правая рука Лигачев, когда приглашали Бориса Николаевича для работы в ЦК партии, видимо, информацией о случае с фамилией внука не располагали. Наверное, не знали они также о непомерном властолюбии и бычьем упрямстве Ельцина. А то бы задумались, кого тащат в Москву. Как ни крути, но человек, так растоптавший достоинство зятя и отнявший у младенца законную фамилию, способен на всякое.

— В свидетельстве о рождении ошибка. Это дедушка моего сына — Ельцин. А отец я — Хайруллин, — горячился в районном ЗАГСе Вилен. — Надо исправить!

— Исправлять ничего не надо. Это распоряжение сверху! — терпеливо объясняла отцу тетя-инспектор с несуразно высокой и накрученной бабеттой. В то время такие прически носили жены партийных и советских начальников, директрисы ресторанов, заведующие магазинами, парикмахерскими и ЗАГСами.

Победить обком Вилен не смог. Так в семье Хайрул-линых при живых и благополучных отце и матери сын получил фамилию деда. В виде отступного Ельцин выхлопотал молодым квартиру в Москве на Кутузовском проспекте. Рядом с домом самого Брежнева.

Несмотря на квартирную милость, затея отца-тестя-деда с фамилией внука молодую семью сильно травмировала, а потом и разрушила. Татьяна внешне не возражала, когда отец ломал Вилена, но уважение к мужу утратила именно после этого события. И вскоре они с Виленом расстались. Потом был второй, третий браки. Пока не нашла счастье с отцовым помощником.

Не пошла и внуку во благо дедова фамилия. Не получая с детства должной отцовской опоры, при жизни деда он еще держался в достойных рамках. Но после его смерти бросил учебу в престижном Институте международных отношений (МГИМО) и превратился в завсегдатая ночных клубов, московских богемных тусовок, так и не получив высшего образования. Не вышло из него и наследника. Или наследовать было нечего, или, наоборот, бремя наследства оказалось «не по Сеньке».

Да и жизнь Вилена — профессорского сына и золотого медалиста из Уфы после развода с Татьяной, мягко говоря, не очень сложилась. Увлечение алкоголем, женитьба на иностранке, жизнь на чужбине. Сейчас он опять в Москве, и у него все в порядке, кроме одного. За все время ни одной встречи с сыном. Дед и Татьяна не разрешали видеться с родным отцом молодому Борису. Теперь уже он сам, когда стал взрослым мужчиной, не желает отвечать на попытки отца сблизиться, не понимая, кем Вилен Хайруллин приходится ему, Борису Ельцину? Так дед достает их и оттуда.

Потом, когда уральский самодур действительно станет «царем Борисом» — президентом России, он растопчет жизни многих и многих сограждан, пройдется своими загогулинами по всей стране, заложит уродливый и хлипкий фундамент под здание современного Российского государства, но первый грех, наверное, был самым страшным. Ведь «ломать» судьбы людей, а тем более близких родственников, — дело безбожное! Однако, как видно, лиха беда начало. Потом будут и сломанные судьбы партийных соратников в Московском горкоме, и покупка голосов на первых выборах главы Верховного Совета, и расправа с заместителями-критиками, и коварный антиконституционный переворот, и расстрел парламента, и фальсификация результатов выборов на второй президентский срок, и лукавый досрочный уход с поста президента под незаконные гарантии личной безопасности со стороны благодарного преемника Владимира Путина.

Страна, рожденная при несуразном Ельцине, похоже, тоже обречена на долгие муки. Потому что она, как и его внук, в самом младенчестве получила столько родовых травм от своего первого президента, что они обрекают ее на долгое попеременное пребывание в двух нелепых состояниях: то порядок без демократии, то демократия без порядка. А хотелось бы в идеале и одного и другого одновременно. Когда это осознаем и поймем, сказать трудно. Но без этого любые, самые честные выборы будут бесполезными. Видимо, еще не один год придется нам проживать в условиях политического гибрида, не без оснований названного демоавтократией. Или, и того хуже, страну ждет долгая ходьба по кругу типа: брежневский «застой», горбачевская «перестройка-катастройка», ельцинский «запой» и затяжное путинское «похмелье». Потом опять «застой» и дальше по списку. Не дай бог!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.