Судебный отчет по делу антисоветского право-троцкистского блока

Стариков Николай Викторович

Серия: Николай Стариков рекомендует прочитать [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Судебный отчет по делу антисоветского право-троцкистского блока (Стариков Николай)

Судебный отчет

по делу антисоветского

право-троцкистского блока

Предисловие Николая Старикова

Сталинские процессы —

одна из главных

исторических тайн

До сих пор то, что случилось в СССР в конце 1930-х годов, по-настоящему не осмыслено и не объяснено. Как получилось, что целый ряд руководителей партии был обвинен в тягчайших преступлениях? Что стояло за этими процессами и были ли обвиняемые действительно виновны?Возможно ли, что все они были абсолютно чисты перед законом? Вопросов очень много. И главный из них звучит так: почему основные обвиняемые, «несгибаемые большевики», революционеры с громадным стажем, открыто признались во всем или почти во всем? О своей невиновности не заявил ни один! А ведь эти процессы проходили открыто, публично. Рядом с обвиняемыми в зале находились журналисты, причем не только советские, но и иностранные. И те, кого не сломили никакие лишения революции, при всех признают себя виновными. Пытки? Но обвиняемые выглядели абсолютно нормально, никаких следов побоев на них не было. И вину признали ВСЕ, вот что удивительно.

Я абсолютно убежден, что мы сможем понять произошедшее в конце 1930-х годов, только когда внимательно изучим документы той эпохи. И стенограммы процессов, которые позже назовут «сталинскими процессами», — важнейшие источники. Данные стенограммы были опубликованы в СССР тиражом 100 000 экземпляров. Это к вопросу о том, как «кровавый режим» прятал свои преступления. Все было более чем открыто. И, что не менее важно, в то время никто не сомневался в вине подсудимых. В период же Перестройки общественность, напротив, была убеждена в их полной невиновности.

Читая стенограммы «сталинских процессов» 1930-х годов и формулировку обвинения, можно провести удивительные параллели с произошедшим в 1991 году. В 1938 году троцкистов судили за то, что было в реальности совершено в самом конце Перестройки. Тогда Советский Союз был предательски, в нарушение Конституции и законов, уничтожен в Беловежской пуще. Ельцин, Кравчук и Шушкевич, подписавшие документы о ликвидации великой страны, первым сообщили об этом... президенту США Джорджу Бушу. И только потом президенту СССР Михаилу Горбачеву. Очень «говорящий» порядок звонков. Буш поздравил «деятелей». А Горбачев покорно снял с себя звание Президента, несмотря на принятую им присягу. После чего заставил Верховный Совет СССР проголосовать за роспуск страны. Опять-таки это было грубым нарушением законов — высшей властью в Советском Союзе являлся Съезд народных депутатов, который собирать «почему-то» не стали. Кто больше всего выиграл от уничтожения СССР? Наши геополитические соперники, в первую очередь США и НАТО.

В конце 1930-х годов противники у СССР были те же. Неужели за несколько лет до начала Второй мировой войны никто не хотел поживиться природными богатствами России-СССР? Разве не было Гитлера и мощной машины фашистов? Разве исчезли Великобритания, США и Франция, которые и сегодня делают в мире практически все, что хотят, и единственной силой, заставлявшей их умерить аппетиты, как раз и был уничтоженный предателями Советский Союз?

Судебный отчет, который вы держите в руках, был издан в СССР в 1938 году. Сегодня это библиографическая редкость — большинство книг были уничтожены при Хрущеве. В Интернете можно найти текст данного отчета, но он сильно отличается от аутентичного. Сверяя тексты выступлений подсудимых и их последних слов, напечатанные в отчете, я обнаружил массу нестыковок с тем, что можно найти в мировой паутине. То, что выложено в Интернете, куда больше по объему. Фальсификация? Вероятнее всего. Достаточно проанализировать, что добавлено в материалы суда. В книге, изданной в 1938 году, слов восхищения Сталиным со стороны приговариваемых к расстрелу нет. В текстах из Всемирной паутины славословия и дифирамбы в адрес вождя имеются в огромном количестве. Например, к словам подсудимого Бухарина добавлен солидный фрагмент (выделен курсивом): «Я a priori могу предполагать, что и Троцкий, и другие мои союзники по преступлениям, и II Интернационал, тем более потому, что я об этом говорил с Николаевским, будут пытаться защищать нас, в частности, и в особенности меня. Я эту защиту отвергаю, ибо стою коленопреклоненным перед страной, перед партией, перед всем народом. Чудовищность моих преступлений безмерна, особенно на новом этапе борьбы СССР. Пусть этот процесс будет последним тягчайшим уроком, и пусть всем будет видна великая мощь СССР, пусть всем будет видно, что контрреволюционный тезис о национальной ограниченности СССР повис в воздухе как жалкая тряпка. Всем видно мудрое руководство страной, которое обеспечено Сталиным.С этим сознанием я жду приговора. Дело не в личных переживаниях раскаявшегося врага, а в расцвете СССР, в его международном значении».

И это не единственная похвальба Сталина якобы из уст Бухарина. Еще он будто бы сказал: «Ибо в действительности за Сталиным стоит вся страна, надежда мира, он творец»и «пытались убить дело Ленина, продолжаемое Сталиным с гигантским успехом».И так во многих случаях.

Нужно сказать несколько слов о самих процессах. В 1936-1938 годах состоялись три больших, абсолютно открытых процесса над высшими деятелями ВКП(б). Первый процесснад 16 членами так называемого «троцкистско-зиновьевского террористического центра» проходил в августе 1936 года. Основными обвиняемыми были: ближайший соратник Ленина Зиновьев (к примеру, они вдвоем с Ильичем жили в шалаше в Разливе!), он же бывший глава Коминтерна, бывший глава питерской партийной организации, и Каменев — первый председатель ВЦИК (первый премьер), член Политбюро. Помимо прочих обвинений им инкриминировалось убийство Кирова, который был застрелен 1 декабря 1934 года при явном попустительстве руководства НКВД, и заговор с целью убийства Сталина.[1]

Второй процесс(дело «Параллельного антисоветского троцкистского центра») над 17 менее крупными партийными руководителями, такими как Радек, Пятаков и Сокольников, состоялся в январе 1937 года. Судебный отчет, который вы, уважаемый читатель, держите в руках, посвящен Третьему процессунад 21 членом так называемого антисоветского «Право-троцкистского блока». Это дело рассматривалось в марте 1938 года, по окончании процесса к смертной казни приговорены 18 обвиняемых.[2]

Основными обвиняемыми были:

Николай Иванович Бухарин— один из виднейших большевиков, личный друг Сталина, называвший его на «ты» и «Коба», главный партийный идеолог газеты «Правда», занимавший в разное время множество высоких должностей. Узнав о первом процессе над Зиновьевым—Каменевым (которых приговорили к расстрелу), Бухарин отреагировал на это в письме Ворошилову так: «Циник-убийца Каменев — омерзительнейший из людей, падаль человеческая. Что расстреляли собак — страшно рад». Дело в том, что во время процесса Каменев и Зиновьев дали показания, которые потянули за собой новые расследования и дела. В том числе в отношении самого Бухарина.

Алексей Иванович Рыков— один из старейших членов ЦК партии, член Политбюро, с 1918 года руководил Высшим советом народного хозяйства (ВСНХ), проводил национализацию промышленности, был заместителем Ленина, председателем Совнаркома СССР и РСФСР, наркомом связи. По иронии судьбы являлся наркомом внутренних дел первого Советского правительства — Совета народных комиссаров. То есть, по сути, предшественником и Дзержинского с ВЧК, и Ягоды и Ежова с НКВД. О характере этого человека многое говорит следующий факт его биографии: через месяц «наркомства» Рыков подписал заявление группы наркомов во ВЦИК об отставке, требуя создания правительства из всех социалистических партий. В последнем слове на процессе он заявил: «Я хочу, чтобы те, кто еще не разоблачен и не разоружился, чтобы они немедленно и открыто это сделали... помочь правительству разоблачить и ликвидировать остатки, охвостья контрреволюционной организации».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.