Малыш

Градов Игорь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Малыш (Градов Игорь)

Часть первая

Глава первая Хороший день

— Малыш, обедать!

Ну, вот, только начал новую главу… Я тяжело вздохнул и закрыл энциклопедию. Потом залез под кровать, приподнял одну половицу и убрал книгу в тайник. Незачем родным знать, что я читаю, а то будут еще спрашивать. Придется им лишний раз мозги чистить…

За столом я сидел один: отец, как всегда, работал в мастерской, Ник и Дара были еще в школе, до вечера не вернутся. Хорошее время — никто не мешает, можно спокойно почитать.

Я люблю энциклопедии — в них много всего, особенно о том, что было до Большой войны. Жаль только, попадаются они крайне редко. Торговцы обычно привозят из города всякую ерунду, какие-то глупые любовные романы да приключенческие повести, а научных книг и учебников очень мало. Вот и приходится по несколько раз перечитывать то, что уже имею…

Мать налила мне полную тарелку супа. В теплой водичке плавало несколько ломтиков картошки и пара кружочков лука. Негусто, конечно, но мне хватит — я ведь маленький, ем очень мало. Зато хлеба отрезала целый ломоть — только что испеченного, теплого, душистого, пахнущего печью. С поджаристой корочкой, как я люблю…

— Ну, Малыш, чем ты сегодня занимался? — привычно спросила мама.

— Да так, ничем, играл в своей комнате, — также привычно ответил я.

— Правильно, играй, — кивнула матушка, — вот скоро пойдешь в школу, тогда уже будет не до игрушек. Господин Ламес — очень строгий учитель, спуску лентяям да озорникам не дает. Зато и учит хорошо.

Мама тяжело вздохнула и начала протирать тряпкой и без того чистый стол.

— Что, учитель опять пожаловался на Ника? — догадался я.

— Да, — огорченно кивнула мама, — в который уже раз! Не хочет твой брат учиться, и все тут! Вертится на уроках, балуется, а на переменках хулиганит. Никакого сладу с ним нет! Хорошо, что хоть Дара прилежная. Вот скоро окончит учебу, пойдет работать, а ты займешь ее место в школе.

Я слегка улыбнулся — как же, прилежная! Сестра только и думает, как бы из школы поскорее выскочить да взрослую жизнь начать. И в голове у нее отнюдь не работа… Как и у моего братца, кстати.

Действительно, его что учи, что не учи — толку никакого. Вот мяч погонять или в расшибалочку поиграть — это он первый, а за партой сидеть — нет уж, увольте. Но Ник, в отличие от моей сестрицы, очень глупый, не понимает, что ему выгоднее поскорее закончить школу. Дара, напротив, быстро сообразила, что, чем скорее выучишься, тем скорее от тебя отстанут, поэтому и старается, налегает на уроки, а братец балуется и ничего не усваивает. Вот и сидит в каждом классе по два раза. Здоровый уже, целых шестнадцать лет, а все в школу ходит, смехота одна!

— …вот выучишься, — продолжала между тем матушка, — станешь помощником писаря, а может, сам господин Ану тебя на службу возьмет. Будешь младшим сборщиком податей, уважаемым человеком…

Еще чего — быть подручным у господина Ану! Всю жизнь мечтал налоги собирать — отнимать у нищих последний кусок хлеба! Или еще лучше — у писаря за конторкой день-деньской стоять. Нет уж, пусть этим другие занимаются, а у меня есть дела поинтереснее.

— Как только соберем урожай, сразу отведу тебя в школу, — продолжала матушка, — надо сегодня же с господином учителем поговорить…

А вот этого мне не надо. Господин Ламес, конечно, хороший человек, старается, учит наших болванов уму-разуму, и не его беда, что ничего не получается. После войны у многих с мозгами плохо, читают и запоминают с большим трудом.

Не то, что я. Все помню, могу любую книгу наизусть пересказать, с любого места. А прочитал я их, надо сказать, уже немало…

Так что делать мне в школе совершенно нечего, да и не хочу я сидеть в одном классе с соседскими мальчишками и девчонками. Первые — в большинстве своем ужасные хулиганы и забияки, чуть что — сразу в драку лезут, это у них считается появлением мужественности и храбрости, а вторые глупы неимоверно, в головах — одни платья да украшенья. К тому же учиться мне у господина Ламеса практически нечему — я уже знаю гораздо больше его. Нет, мне пока и дома хорошо — можно спокойно читать, получать новые знания.

Я не спеша доел суп и отставил тарелку.

— Спасибо, мама!

— Кушай, сыночек, а то ты у нас такой худенький!

Действительно, богатырем меня не назовешь — тощее тельце, руки и ноги — как спички. Зато голова большая, в нее много чего влезает. В моей худобе есть и свои плюсы: во-первых, не требуется много еды, а во-вторых, соседские мальчишки особенно не пристают — такого дохляка, как я, тронуть боязно. Толкнешь его, а он сразу рассыплется, отвечай потом!

Я благодарно прижался к маме, а сам незаметно почистил ее память. И с самым невинным видом произнес:

— Мама, разве ты забыла, что мне всего шесть лет? А в школу берут с семи… Рано мне еще!

Матушка посмотрела на меня чистыми, прозрачными глазами и сказала:

— Что это я! Совсем забыла, сколько моему дорогому сыночку лет! Конечно, рано тебе еще, через годик пойдешь.

Ну вот, так-то лучше. Конечно, надо потом будет и отцу память почистить, а то вдруг тоже вспомнит, сколько мне на самом деле лет. А заодно и братцу с сестрицей — на всякий случай, хотя им обычно не до меня — своих дел хватает.

— Малыш, отнеси отцу поесть, — попросила матушка и протянула котелок с похлебкой и ломоть хлеба, завернутый в чистую тряпицу. — У него сегодня много работы, обедать не придет.

— Хорошо, мама, — как послушный сын, ответил я и поспешил покинуть кухню.

У меня сегодня тоже много дел — торговцу Киру обещали привезти новые книги, надо пойти посмотреть. И сразу выбрать нужные, пока не набежали и не растащили.

* * *

Я вышел из дома и направился на рынок. Идти было всего десять минут, если не спешить.

А я и не спешил. Почему бы не прогуляться, когда день хороший? А то задует северный ветер, принесет пыль и песок из тех мест, где была война, сиди тогда дома. На улицу не выйдешь — красная взвесь забивает нос и горло, не вздохнешь. И опасно очень — от этого песка болезни разные у людей случаются. А у нас и так больных и увечных много, нормальных людей, считай, почти нет. Хотя что считать нормой…

Вот я, например. По виду — шесть лет, по сложению — доходяга, соплей перешибешь, а по уму… Без всякого хвастовства скажу — равных мне в нашем селении нет, да и во всей округе тоже. Пожалуй, и на юге немного найдется таких, кто смог бы так же быстро читать и с первого раза всё запоминать. Кроме того, я могу двузначные числа в уме перемножать и математические задачки решать. Наш учитель Ламес, к примеру, не знает, что такое квадратное уравнение, а я знаю и очень хорошо в этом разбираюсь.

Впрочем, такие глубокие познания нашим людям ни к чему — большинство с трудом знает счет до ста, а уж о том, чтобы умножение или деление произвести, и речи быть не может. Поэтому и пользуются услугами господина Ану, который ведет ежемесячные расчеты и взимает положенные налоги. Не без некой выгоды для себя, конечно. Я отцу в этих подсчетах помогаю, подсказываю правильную цифру, а то бы он разорился совсем…

Отец хоть и старательный, день и ночь в мастерской вкалывает, но особенных денег не зарабатывает. Наша семья с трудом сводит концы с концами. Поэтому мои родители ждут не дождутся, когда Ник с Дарой пойдут работать. Может, тогда немного полегче станет.

* * *

На рыночной площади было, как всегда, шумно: торговцы громко расхваливали свой товар, покупатели ходили между рядами, выбирая и прицениваясь. Если вещь понравилась, начинался торг — каждая сторона старалась для себя.

Я привычно проскочил между деревянными прилавками и поспешил в тот ряд, где продают всякое старье. Его привозят из города коробейники — на больших машинах, называемых грузовиками. Они откапывают вещи на развалинах Старого города и все более-менее приличное продают оптом. Главным образом это посуда, одежда, какие-то сломанные, неработающие приборы, странные устройства, назначение которых давно позабыто, но встречаются и любопытные штучки. Так, совсем недавно я откопал прекрасно сохранившийся барометр и теперь сам могу предсказывать погоду. Не хуже, чем наш прорицатель Ниду…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.