Когда летают горгульи

Девоти Лори

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда летают горгульи ( Девоти Лори)

Глава 1

Она прикоснулась к нему. Ее пальцы были теплыми, нежными и, несомненно, человеческими. Морд Габион моргнул, его веки медленно и болезненно дрогнули. И заскрежетали, подобно камню. Собственно, камнем они и были.

Он не должен был проснуться, не мог чувствовать нежные пальцы и долетавший до него запах имбиря и специй. Он вообще ничего не должен был ощущать — и вот на тебе!

Женские пальцы пробежали по груди, проследили линию кости на кончиках сложенных крыльев, которые жаждали развернуться и поднять тело в ночное небо.

— Как тщательно тебя создавали, — прошептала она.

В глазницах горгульи шевельнулись глаза. Ей так хотелось большего — увидеть ее, но тело не было к этому готово. Каменное оцепенение еще не покинуло ее.

Девушка подошла ближе и встала на край уступа, где сидела горгулья. И Морд это тоже почувствовал — ногами, обутыми в башмаки с тонкой подошвой, которые надел в тот день, когда согласился на сделку с волшебником: навеки уснуть, с тем чтобы его враги, химеры, тоже оцепенели.

Морд и ему подобные пожертвовали свободой и жизнью во имя того, чтобы спасти мир от химер, стремящихся поработить род человеческий. Но он почему-то проснулся. Он сглотнул, вернее, попытался сделать это движение; окаменевшее тело плохо слушалось.

Он попытался снова. Получилось немного повернуть голову, правда всего на дюйм. Женщина прижалась к нему, изучая, и ничего не заметила. Но движение получилось вполне реальным. Он пробуждался.

Интересно, его враги тоже просыпаются?

Ками Мачон вцепилась в горгулью и запретила себе смотреть вниз, сосредоточившись на выполненных с невероятным мастерством деталях крыльев и мускулов. Как жаль, что она не знает имени мастера, который так потрясающе запечатлел в белом мраморе силу и мрак существа!

Она многие годы лепила из глины, но недавно раскошелилась на глыбу алебастра. У нее пальцы чесались взяться за резец и снять первый слой камня. Но она боялась, потому что хотела, чтобы ее скульптура получилась совершенной и прекрасной, как эта горгулья.

Она скользнула рукой туда, где нижнюю часть тела статуи прикрывала странная, похожая на килт ткань. Под ее пальцами содрогнулся камень. Она тоже вздрогнула и тут же рассмеялась игре своего воображения. Скульптура казалась живой — так мастерски была выполнена, но эта вот горгулья (или, точнее, гротеск) была каменным, холодным и твердым изваянием. И не могла почувствовать, как порхает над ней ее рука, не могла реагировать на ее прикосновения.

Девушка покачала головой и передвинула ногу еще на дюйм к краю выступа. Одной рукой она держалась за горгулью, а другой потянулась к фонарику, который висел у нее на шее. Было темно, уже за полночь — только в это время она могла быть уверена, что никто не увидит и не остановит ее.

Сначала она попыталась добраться до горгульи официальным путем и хотела попросить разрешения у владельца здания рассмотреть статую вблизи. Но никто не желал с ней разговаривать. А потом случилось чудо: агентство по временному трудоустройству, где она работала на полставки, предложило ей должность в службе услуг по уборке. Сейчас остальные сотрудники ушли, а она осталась, причем могла свободно выйти на крышу здания, где находилась горгулья, наблюдая за городом со своего уступа.

Девушка включила фонарик, направила луч света на профиль горгульи и увидела, что челюсти у нее твердые и крепкие. Ками вновь рассмеялась, потому что ничего удивительного в этом не было: ведь она высечена из камня. Она посветила вниз, чтобы лучше разглядеть и ощутить запечатленную в чертах мощь, хорошенько запомнить и потом повторить в собственном творении. Лучик света заплясал вдоль карниза у ее ног и на секунду отвлек внимание.

Краем глаза она уловила движение, начала поворачиваться, и вдруг ее что-то толкнуло прямо в спину, и Ками потеряла равновесие. Она вскрикнула, уцепилась за каменные пальцы горгульи, чувствуя, как один за другим отцепляются ее собственные до тех пор, пока держаться не осталось сил, и вот она уже летит по воздуху с двухсотфутовой высоты.

Морд услышал крик женщины и почувствовал, как с его суставов соскользнули ее пальцы. Его тело напряглось и затрепетало от неконтролируемого желания спасти несчастную. Треснула каменная оболочка. Мускулы сжались. Крылья дрогнули. Он вдохнул и заставил легкие наполниться воздухом. Снова послышался треск, на сей раз более громкий, похожий на орудийный огонь, и он освободился. Оттолкнулся от стены и несколько секунд свободно парил, упиваясь жизнью и ощущением несущегося мимо воздушного потока.

Ночной воздух казался прохладным и бодрящим, совсем таким, каким он его помнил. Раскинувшийся под ним город тоже мерцал по-прежнему, только огней стало больше: на невероятной скорости мчались какие-то странные яркие точки.

Женщина снова закричала, опять привлекая к себе внимание. Ее спасение не входило в его обязанности. Люди порой прыгали с крыш. До погружения в вынужденный сон ему часто приходилось видеть, как многие выбирали себе эту участь, и он не пытался их отговаривать. Все-таки он — горгулья, а не священник. Да, он должен защищать людей, но как расу в целом, а не каждого в отдельности и не от их собственных глупостей. Если умирает слабак, мир становится сильнее — такова одна из формул, благодаря которой существа живы и здравствуют.

И все же… Он перевел взгляд на устремившееся к земле тело. Женщина махала руками, словно пыталась взлететь.

Зачем ее спасать? Нужно заняться собственными проблемами: узнать, почему он очнулся, пробуждаются ли его союзники и враги.

Она снова закричала, вернее, попыталась это сделать, и до него вновь долетел запах имбиря. Теперь женский голос, почти заглушённый ветром, звучал совсем сипло.

Стиснув зубы, он стал отворачиваться и уже перевел взгляд на дома, где до оцепенения ночевали горгульи и химеры. Но, несмотря на уверенность в правильности действий, его тело рассудило иначе. Крылья изогнулись, плечи изменили положение, и он спикировал — прямо вниз — к уже безмолвной женщине, стремительно несущейся к земле.

Мимо со свистом проносился и трепал одежду воздух. Грудь Ками сжалась от страха с такой силой, что она не могла вдохнуть. Она падала… падала. Мозг вопил что есть мочи и командовал схватиться за что-нибудь, чтобы остановить падение, но уцепиться было не за что. Только злой ветер кружил вокруг и завывал в ушах. Она умрет. Смерти не миновать.

Эта мысль эхом металась в мозгу. Да, она умрет, и сама в этом виновата. Только идиотка способна лезть на карниз, чтобы поближе разглядеть статую!

Ками зажмурилась и попыталась прижать руки к телу, но не смогла — не давал ветер.

По щекам струились слезы, мир ее темнел… И вот совсем померк.

Секунду она летела вниз, забыв, где находится и что происходит. Внезапно что-то налетело на нее, схватило и ошеломило. Несмотря на страх, Ками широко раскрыла глаза. Земля… Она уже ударилась о землю? Или выжила?

Ками все еще летела, причем быстро, но уже не вниз, а в сторону. Ее что-то несло прочь и держало… похоже, в руках… Голова откинулась назад, легла на одну из этих рук и уткнулась в грудь — крепкую, прохладную, голую. Сердце у нее еще билось. Она чувствовала это, ощущала, как вдыхает и выдыхает жгучий воздух. Она кричала. В голове проносились обрывки бессвязных мыслей, беспорядочных, как окружавшая ее действительность.

Казалось, все вокруг нереально… Она прижала к щекам дрожащие пальцы. И ощутила прикосновение. Она вообще все чувствовала.

И была жива. Невероятно, но кто-то ее спас. Наконец она повернула голову вверх так, чтобы увидеть, кто ее несет.

Гладкая, точеная линия подбородка. Высокие скулы. Угловатые, резкие черты лица, непривлекательные по отдельности, но в целом такие поразительные, внушительные и… знакомые. Она услышала шелест над головой и обратила взгляд на источник звуков. В ночи колыхались шестифутовые крылья — такие светлые, словно мраморные. Она опять всмотрелась в лицо спасителя. Теперь и он глядел на нее, и черты его лица были такими четкими, словно каменными.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.