Романтика паранормальной любви

Армстронг Келли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Романтика паранормальной любви ( Армстронг Келли)

— Когда я сказала про рынок знакомств, это была метафора. И уж конечно, я не имела в виду мясной ряд. Мне вовсе не улыбается стать чьим-нибудь обедом!

Тиффани закатила глаза:

— Мэл, это бар для вампиров, но не такой…

— А какие еще бывают для вампиров? Что они пьют? Правильно, кровь! А мы для них — посуда, в которую ее разливают. Ergo…

Если бы она закатила глаза еще чуть больше, зрачки бы совсем исчезли. Потягивая пиво, я слышала, как два парня за стойкой говорят «о бабах», а боковым зрением видела, что один из них недвусмысленно указывает подбородком в нашу сторону. М-да, крутой пацан!

— Чур, моя — блондинка! — забил он. — А ты, так и быть, бери брюнетку.

— Нет, это мне блондинку!

Всегда приятно, когда о тебе говорят и даже спорят. Только брюнетка это как раз я. Как ни крути, но если ты наполовину демон, да еще с обостренным слухом, иногда испытываешь определенные неудобства.

— Так вот, в этом баре, — продолжала убеждать меня Тиффани, — просто знакомятся. Быть вампиром нелегко, знаешь ли. Думаешь, у тебя одной проблемы с личной жизнью? А ты представь, каково им, бессмертным!

— Они не совсем бессмертные. И вообще, с чего мне знакомиться и встречаться с вампиром?

— Уф! Хотя бы с того, что они такие горячие парни.

Да, вампир — это круто. Особенно если тебе нужен высокий и черноволосый паразит. Я допила пиво, и даже после этого никто из торчавших у стойки не показался мне симпатичнее. Единственному, кто на меня поглядывал, было никак не меньше шестидесяти, и, скорее всего, ему выпивка тоже не помогла.

Я сделала бармену знак повторить. Но даже он меня проигнорировал.

— Але! — Тиффани помахала рукой перед моим носом. — Земля вызывает Мелани! Соедините нас наконец, будьте так добры. Это из бара вампиров звонят. Горячие вампирские парни уже несколько столетий мечтают с вами познакомиться.

Я фыркнула.

— Ну послушай! — не унималась она. — Разве это не романтично? Вампир, порождение ночи, страдалец, измученный пустотой существования, ищет одну-единственную и очень особенную женщину. Знает, что, если не найдет ее, обречен провести вечность бездушным монстром.

— Это из какого-то романа.

Она нахмурилась:

— Да? Ты уверена?

— Ага.

— На здоровье! Но они действительно мечтают найти настоящую любовь, огонек, который согреет их в ночи…

— И это я уже читала в книжке. Причем не в одной.

— Ладно, к черту романтику! Им нужен секс. Это для вампиров как энергетический напиток «Ред Булл». Он придает им сил, возносит на недосягаемые высоты. Учти, вампирам нужно много секса, и самого разнообразного. В таких позах и такими способами, про которые ты и не слыхивала!

— Опять литература, — сказала я и добавила: — Надеюсь.

— Пусть так, но все-таки они исстрадавшиеся порождения ночи…

— Да они преспокойно разгуливают среди бела дня.

— Ни в коем случае!

— Точно! И насчет страданий тоже сомневаюсь. Конечно, они вынуждены пить кровь и раз в год просто обязаны кого-нибудь угробить, но к этому, наверно, привыкаешь. Живут они долго и счастливо, сохраняют вечную молодость, почти неуязвимы, женщины ходят за ними табунами, лезут к ним в постель, и каждая стремится доказать, что именно она — «его единственная настоящая любовь». Чем плохо-то?

Тиффани как-то обмякла, пригорюнилась, шумно вздохнула.

— Не переживай, — сжалилась я. — Может быть, нам удастся найти для тебя какого-нибудь э-э… изнуренного. Или — как ты сказала? Исстрадавшегося?

— Кстати, откуда ты столько знаешь про вампиров?

— Уоллис.

— Что? — не поняла она.

Уоллис — мой бывший любовник и причина обета воздержания, который я когда-то дала и который теперь жаждала нарушить. Высокий, темноволосый, изможденный — все сказано будто про Уоллиса. Правда, он не был вампиром, хотя и пытался им стать. Жрец вуду с комплексом неполноценности, он очень интересовался миром неумерших. Наша любовь кончилась в тот день, когда я увидела, как он вкалывает себе купленную на черном рынке вампирскую кровь.

Хотелось бы мне сказать, что Уоллис был лишь незначительным сбоем в моей здоровой личной жизни, но вынуждена признаться, что он замыкал цепочку других лузеров. В каком-то смысле встречаться с паранормальным удобно. Это избавляет от многих проблем. Зато создает другие.

— Ладно, забудь, — смирилась Тиффани. — Может, кто-нибудь найдется и здесь, — она грустно посмотрела на завсегдатаев, — ну или еще где-нибудь.

Ну и сучка же я все-таки! Это заведение явно низкопробное. Другого у меня на примете нет. А подруге до смерти хочется попытать счастья в баре для вампиров. Убудет от меня, что ли?

— Ладно, — сказала я. — Пошли, подыщем тебе вампира. А если окажется недостаточно измученный, я это быстро исправлю.

Бар для вампиров. Сейчас, когда мы туда шли, я бы, пожалуй, покривила душой, сказав, что мне совсем не интересно. Но Тиффани так хотелось в это заведение, что я могла соврать себе, что иду ради нее, и почти поверить в это.

Мы познакомились с Тиффани три года назад в психотерапевтической группе для полудемонов. Как правило, женщины не слишком охотно идут на сознательный контакт с демонами и вынашивают их детей. Наши мамы обычно понятия не имеют, что у нас что-то не так, как у других, пока вдруг не проявятся какие-нибудь необыкновенные способности — подарок от папочки. Я, например, получила от своего очень острый слух, Тиффани — замораживающий демон низшего уровня. С ходу заморозить кого-нибудь ей вряд ли по силам, но у нее есть один взгляд… В общем, если будет нужно, она справится. В основном она превращает воду в лед. Очень удобно на вечеринках, если в доме испортилась морозилка. А больше от ее дара никакого толку. Тем не менее на судьбу она не ропщет.

Далеко не все полудемоны так позитивно настроены. Отсюда и необходимость групп психологической поддержки. Я узнала о демонской крови, текущей в моих жилах, потому что меня нашли люди, занимавшиеся медицинским мониторингом. Тогда-то и стало ясно, почему я так хорошо слышу. Они рекомендовали мне походить в группу, и я подумала: «Круто! Познакомлюсь с другими такими же, как я, узнаю побольше о своих замечательных способностях и о том, как их усовершенствовать». Как бы не так! Очень скоро я поняла, что группа — это место, где полудемоны плачутся друг другу на то, какой безжалостный удар нанесла им судьба.

Удар? Эй, послушайте, а как же сверхъестественные способности? Да скажите спасибо, что выиграли в генетическую лотерею! Нет, они только и знают, что ныть: не вписываемся в окружающую среду, во всем виновата проклятая демонская кровь, мамаши-шлюхи не смогли удержаться, чтобы не потрахаться с силами зла. Что до меня, то я бы своей сказала: «Давай, мама, получи удовольствие!» Она была одинокая, а демон наверняка оказался горячим парнем — метафорически выражаясь, конечно.

Продержалась я в этой группе недолго, но успела познакомиться с Тиффани, которую, как и меня, удивляли царившие там настроения: «О, горе мне!» А еще я встретила там Джейсона — моего первого паранормального бойфренда. Он оказался даже не полудемоном, а друидом и просочился в группу, чтобы подцепить там кого-нибудь из девочек. Итак, я попала в волшебный мир паранормальной любви.

— Как это все-таки романтично! Должно быть, вампиры так одиноки, — размышляла Тиффани, пока мы шли по Сент-Джеймс-стрит. — Ты только представь: веками видеть, как те, кого ты любишь, стареют и умирают раньше тебя.

— Это романтично?

— А разве нет?

Как-то я над этим не задумывалась.

Мы миновали троицу призрачных готов, державшихся неосвещенной стороны улицы, будто опасаясь превратиться в пыль от света фонарей. Оглядев наш вечерний прикид, они презрительно хмыкнули. Я ответила тем же.

Их присутствие означало, что мы уже близко. Отсюда, кстати, вопрос: такое ли секретное это место? В тех троих доходягах не было ровно ничего сверхъестественного — иначе наши туалеты не занимали бы их так сильно. Если об этом баре знают все, значит, шансы, что он оправдает свою репутацию, равны нулю. Только я понадеялась на веселый вечерок, как пришлось проглотить горькую пилюлю разочарования.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.