Сток

Белаш Людмила Владимировна

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика    2014 год   Автор: Белаш Людмила Владимировна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сток ( Белаш Людмила Владимировна)

В мертвящем свете ртутных ламп люди меняются. Даже молодая аппетитная кассирша выглядит бледной и раздутой. Вроде, весело болтает, хихикает, кокетничает… А впечатление такое, будто вышла из пруда, где пролежала две недели.

«Может, это от еды? — размышлял охранник, морщась от приливов дремоты и тупой головной боли. — Чипсы, пива-сик, пельменей ведро, а потом всё откажет. У самого с утра пот пивом пахнет».

Кто ходит ночью в круглосуточные магазины? После того, как запретили от заката до рассвета торговать водкой. — одни беспамятные или у кого закуска кончилась. Далеко. — через зал, — в колбасном отделе кемарят продавщицы. Некрупные, с полруки осетры вяло плавают в кафельно-синем аквариуме под шорох воздушных пузырьков.

За стеклянной стеной лежит пустая чёрная улица в оранжевых пятнах фонарей. Изредка, с большими промежутками, проносятся авто — такси, «скорая», стритрейсеры. Даже один на квадроцикле промелькнул. Можно выйти на крыльцо покурить и загадать: кто следующий, в какую сторону?

Окрестности шумели. Порой за домами раздавались хлопки и трескотня шутих, над крышами взлетали и ярко взрывались китайские ракеты. Издали доносились улюлюканье, нестройный рёв и пение. Понапридумали праздников, календаря не хватает — то Валентин, то вот Патрик, то чёрные ходят, то зелёные, а всё к одному — пить и пиротехнику жечь.

Подтаявшие снежные брустверы на обочинах потемнели, обмякли и осели. С неба моросило, на тротуарах поблёскивала вода. Чуть подморозит, и… Охранник уже собрался проклясть в уме наледь, что скоро возникнет на скользких ступенях. Но тут на стоянку к магазину зарулил потёртый, по крышу заляпанный грязью внедорожник УАЗ.

— Клиент прибыл, — дал знать охранник кассирше, плавно отступая в магазин. — Охотник, что ли. За дичью, наверно.

Высоченный и широкий, но какой-то заторможенный водитель озирался, подняв голову, словно хотел купить всю пятиэтажку. Пока он стоял, открылась правая передняя дверца — медленно-медленно; показалась круглая большая голова. Водитель спохватился, обогнул УАЗ и затолкал пассажира обратно, как накренившийся мешок с крупой, чтобы тот не выпал.

— Оба пьяные. — Охранник выдохнул и подобрался; встряхнулся, сгоняя сонливость. Мало ли. Вдруг этот лось начнёт куражиться, придётся меры принимать.

Шагнув из ядовитого натриевого света в голубой ртутный, клиент краше не стал. Сальные волосы слиплись, свалялись. Рубленое лицо и широкие ладони покрыты маслянистым налётом. В камуфляжном комбезе. С манжет рукавов и штанин изредка капало, на плитках пола оставались тёмно-бурые, почти чёрные кляксы. При появлении гостя проснулась одинокая муха и принялась с жужжанием виться над ним. Вз-з-зыы — монотонный звук возник то ли в воздухе, то ли в голове охранника.

Клиент шёл размеренными длинными шагами, свесив ручищи, осматриваясь исподлобья. Прямо на кассу. В нос кассирше пахнуло смесью машинного масла, бензина и какой-то рыбьей вони. Как из рыбацкого багажника.

— Что живое есть? — утробно выдавил он, едва шевеля губами. Казалось, его губы склеены запёкшейся серой слюной. Глубокие глаза будто гноились.

— Ка… кое живое? — Она брезгливо отодвинулась, даже лицо отвела. Не хотела лишний раз вдыхать.

— Чтоб шевелилось. — С усилием подняв тяжёлую руку, он подвигал пальцами. — Как ты.

— Э, гражданин… — шагнул к нему охранник, но здоровила остановил его неожиданно быстрым и пугающим взглядом. По лицу не угадать, думает он что-нибудь или вообще не думает. Скорей второе.

— Там рыба. — Кассирша торопливо показала в залы. — Где мясной отдел. По девятьсот за кило. Они вам взвесят, вы идите!

— Ага, — повернувшись, мрачный покупатель зашагал в указанном направлении.

Без его громоздкой фигуры, запаха и взгляда обоим у кассы сразу полегчало.

— Наркоман, что ли?

— Ой, ты тут стой, не ходи никуда!

— Погоди, я гляну, как он там…

Наблюдал охранник издали, не привлекая внимания. Похоже, в мясном гость тоже всех перепугал — продавщицы метались тенями, ругались, плескали сачком в аквариуме и кряхтели, выволакивая увесистых рыбин. Вот, взвалили дёргающийся мешок на весы… Ну, всё, назад пошёл!

— Смотри, там второй вылез, — показала кассирша, когда охранник вернулся.

Отражения полок-контейнеров с сигаретами, жвачками и батончиками сильно мешали разглядеть сквозь витрины то. что происходит на улице. Вроде бы от УАЗа отделился чёрный сутулый силуэт и, волоча ноги, начал как-то вслепую блуждать по стоянке. Этот голован был совсем никакой, только что вертикально держался, да и то нетвёрдо.

— С вас девять тысяч семьсот три, — чирикнула за спиной кассирша, пока охранник следил за перемещениями второго торчка.

— На.

Днём при виде мятого комка грязных купюр кассирша заводилась и ныла про всяких, кто на паперти сидит. Но бумажки были тысячные и одна пятитысячная. Да и давящий взгляд клиента к болтовне не располагал. Пока вручную набирала код с ценника, старалась глаз не поднимать и не дышать. Всё равно кожей чуяла, как он на неё смотрит. Как голодный на котлету. Было слышно тихое, едва различимое сипение — то ли принюхивается, то ли прокуренные лёгкие свистят. Хотелось сжаться, притвориться камешком — тогда он отведёт глаза. Осетры дрыгались в сумке, прощаясь с жизнью.

Изнутри явилось до слёз тошное ощущение, что за порогом здоровяк не утерпит и вгрызётся в осетра зубами.

— Ваша сдача.

Муха, как родная, бегала по тылу его широкой кисти, приседала и пробовала кожу хоботком. Стряхнув её, промасленная лапа сгребла бумажки и мелочь с пластиковой тарелки. Просто горстью, словно сор, но ни рубля не упало. Похоже, монеты прилипли.

— Там твой друг гуляет, — проронил охранник, едва клиент отошёл от кассы. — Вроде, в аптеку намылился.

Странно, но того проняло — он вскинул голову и заспешил. Пинком открыл дверь и грузной трусцой погнался за головастым. Муха рванулась было следом, но вылететь не решилась — то ли тепловой занавес её спугнул, то ли забоялась выскочить на холод.

Выдохнув — пронесло! — охранник стал глядеть. Верзила настиг своего дружка, схватил за шиворот и поволок к машине. Заботливый! Закинул внутрь одним швырком. И прыткий, а то полумёртвым с передоза выглядел…

Не выпуская из рук сумки с осетрами, здоровяк сам пошёл к аптеке.

«Ну, там-то тебе дурь не продадут! А бузить начнёшь, в момент полиция приедет».

Однако его отоварили чин-чином. Минут пять он подождал, пригнувшись к окошку в аптечной двери, просунул внутрь деньги, получил объёмистый пакет и поплёлся к УАЗу. На полдороге бухнул сумку к ногам, поворошил в пакете — наземь полетела обёртка, упала пустая картонная пачка, блеснуло стекло, потом ещё раз, ещё. Ампулы прямо сыпались из рук, так он торопился. Потом здоровяк резко, уверенно всадил шприц себе в бедро, сквозь штаны.

«Не жилец. Дошёл ты, малый, — подумал с отвращением охранник. — Скоро не сам поедешь — повезут под музыку».

Когда УАЗ скрылся, на сердце улеглось. Он выбрался наружу и побрёл к брошенному мусору. Ну, точно, упаковка от шприца на пять кубов и ампулы с отломанными носиками.

«Чем нынче лечатся от тряски?..»

На удивление, пачка была знакомая. Этим бабку охранника кололи.

«Динатрие… три… форной кислоты 1 % раствор»

«Вроде от стенокардии. Или от гипертонии?»

Дебёлая медсестра всё повторяла: «Ты не смотри на упаковку. Средство проверенное. Мы его «обкомовским уколом» зовём». Ампулы с тонким носиком, картонная коробочка, серая такая…

Судя по пакету, такого добра парню в камуфле продали кило три, не меньше.

«Что ему, на взвод бабок?.. А самому зачем?»

Потянулась унылая ночь в безлюдном магазине. Заскочила за покупками ватага молодых в гриме — лица набелённые, с чёрными тенями. Повыли — «Мозги-и! Мозги-и-и!» — покривлялись, походили на негнущихся ногах и понеслись дальше дурковать. Прикольные!..

Под утро пал мороз. Небо засинело, замерцало гаснущими звёздами. С рассветом разом потухли цепочки фонарей вдоль улицы. Потом и солнце зажглось. Машины поехали всё чаще, чаще. Шмыгая по льдистой скользоте, потянулись первые утренние покупатели. Сонный иммигрант смёл обёртку и коробку, а уборщица в синем халате стёрла с пола жирные кляксы — и следов ночного гостя не осталось.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.