Портфолио мадам Смерти

Малинина Маргарита

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Портфолио мадам Смерти (Малинина Маргарита)

Глава 1

Огромная площадь, выложенная темно-серым камнем. Прямо перед нами красивое старинное зеленое с белыми колоннами здание в три этажа, на крыше — пара десятков каменных фигур, красующихся на фоне грустного-прегрустного серого сентябрьского неба, затянутого несколькими слоями плотных облаков. Воздух свежий после недавнего дождя, на земле, на асфальте и площади маленькие и большие лужи. Эх, Питер, как я тебя люблю! Наша Москва с ее отнюдь не осенним пеклом превратилась для меня в камеру пыток. Вот не люблю я солнце, и все! И вообще у меня на него аллергия, стоит выйти на ярко освещенную праздничными лучами улицу, начинаю неистово чихать, да и глаза выделяют по несколько миллилитров слез в секунду. Странно, раньше за мной такого не водилось, а теперь вот началось. Хотя что в этом, в общем-то, странного? Начало сентября и тридцать с плюсом, несколько недель подряд безжалостного солнца и ни капли дождя — то еще сочетаньице. При таком климате любая аллергия развиться может, нечего удивляться. То ли дело Санкт-Петербург… Ленинград… Питер…

— Я люблю этот город! — в полном экстазе выкрикнула я в никуда.

Пара проходящих мимо старушек одобрительно закивала.

— И не говори, деточка! — сказала одна из них. — Москву давно всю переполнили, теперь к нам ломанулись! В своем родном городе гулять спокойно уже стало невозможно, кругом одни чокнутые туристы, прости, Господи!

— Я тоже туристка! — возмущенно молвила я, бабки смерили меня презрительно-ненавидящим взглядом, а Катя, моя лучшая подруга, взяла за руку и повела за собой вперед, ко входу в Эрмитаж, приговаривая:

— Юля, перестань спорить со старухами, все равно победителем выйти не удастся. Последнее слово всегда за ними, запомни это!

— Да! — важно пропели старушки, соглашаясь с верностью Катиной теории, и потопали себе дальше.

Что ж, пришла пора рассказать про нас с подругой. Последнее время мы что-то взялись путешествовать. Объездив все города Золотого кольца и посетив Черноморское побережье, добрались мы и до Северной столицы. Это немного, скажете вы, но когда тебе девятнадцать, твоей подруге двадцать, у обеих строгие родители (у меня-то уж точно), то путешествовать в кругу друзей выдается не слишком часто, иначе моего отца от переизбытка стрессов хватил бы сердечный удар, тьфу-тьфу, не дай боже, конечно.

Прошлое наше приключение оказалось жуть каким опасным, ибо Катя никогда не может усидеть на месте и обязательно втравит меня в какую-нибудь детективную историю, потому в Питер в качестве эскорта мы захватили с собой Катиного парня Женьку Логинова и его друга Пашу Самойлова, надеясь, что их присутствие позволит приключениям обойти на сей раз двух девушек стороной, настроив исключительно на знакомство с городом.

Некоторые считают нас с Самойловым парой, но это немножко не так. Мы пару раз ходили вместе в кино, но до серьезных отношений так и не дошло. Павел считает, что все дело в росте: когда я на каблуках, то выше него; но это бывает крайне редко, так как стиль одежды предпочитаю спортивный, поэтому он зря из-за такой ерунды паникует. На самом деле причина только во мне, мне нравятся молодые люди намного старше (все трое моих друзей ровесники), однако опыт показывает, что с такими-то мне как раз и не везет. Но курице Господь дал и то больше мозгов, нежели вашей покорной слуге, оттого я упорно продолжаю биться о стену в ожидании появления принца на белом коне с дворцом в качестве будущей совместной собственности и не вижу того, что находится в непосредственной близости. Одно слово — дура.

Катя Любимова совсем другая. Бывают люди мудрые от природы, вот это о моей подруге. Ее душа почему-то запоминает весь опыт прошлых жизней и передает его каждому новому воплощению. Мистика? Бред? Не знаю. Но почему она тогда такая умная? Ладно, неважно, все равно скоро сами это поймете. Опишу ее внешность в двух словах: среднего роста или чуть выше среднего (знать бы еще, какой конкретно рост относят к среднему, тогда бы сказала наверняка), но все время носит обувь на как минимум десятисантиметровой шпильке, так что издалека кажется, что она выше меня; стройная, красивая, волосы длинные, вьющиеся от природы, каштанового цвета (открою вселенскую тайну — крашеные). В небесно-голубых миндалевидных глазах проявляются купно и холод, и тепло; и простота, и важность; и молодость, и зрелость; и мягкость, и суровость. И все это вместе, представляете себе? Вот такая у меня подруга.

Женя — высокий блондин, фигуре которого по-черному завидовал Брэд Питт, даже когда, подкачанный, снимался в фильме «Троя». Не верьте, если скажут, что качки тупые и тормознутые. То есть такие, конечно, есть, но к Логинову это не относится. Он эрудирован, начитан, остроумен. Любимец женщин. Своей натренированной обольстительной улыбкой может растопить огонь на любой, даже самой отдаленной от Солнца, заледенелой планете. Я каждый день с белой завистью отмечаю, как же прекрасно они с Катей подходят друг другу.

Паша… Это отдельный разговор. В нем как будто уживаются два разных человека. Один из них флегматик, молчун, «тормоз». Порой Павел настолько уходит в себя, что докричаться до него невозможно. Зато по выходе из Космоса он выдает такие штучки… Я тут же хватаю блокнот и за ним записываю, называя данные изречения «пашнятинки», потом даю почитать знакомым. Кое-что отправляла Задорнову, он прислал мне ответ: «Ваш друг случайно не американец?» Думаю, этим все сказано. Вторая Пашина сущность — «заводной апельсин», как я это называю. Холерик, кипящий жаждой деятельности. В такие минуты Самойлов носится взад-вперед, повышает голос, машет руками и роняет все, что попадается на пути. Мы трое в такие периоды предпочитаем прятаться за устойчивыми предметами мебели или вообще покидаем помещение до лучших, спокойных времен.

Так, ну вроде все. Нет, кого-то я забыла… Ах, ну да, себя! Себя я все время забываю. Итак, в зеркале я вижу довольно милую сероглазую блондинку с аккуратными ушками и средней длины хвостом на затылке, высокую и скелетообразную. Видели когда-нибудь скелетов на подиуме? Вот, тогда вы можете себе меня вообразить. Из странностей… Да их много. Люблю мышей и всяческих рептилий. Боюсь собак и уколов, часто по их вине падаю в обмороки. Да и просто часто падаю. И не только в обмороки… Что еще? Нелюдима. Так говорит обо мне мама, на языке психологов эта болезнь звучит затейливо — «интроверт с признаками социофобии». Вам уже страшно? Тогда добавлю коронный номер — не знаю, как это выходит, но очень часто я почему-то проговариваю свои мысли вслух.

— Даже чаще, чем ты сама думаешь, — хихикнул идущий рядом Женька.

Ну вот, началось…

— Лучше бы закончилось, — вставила словцо Катя, продолжая вести меня за руку, как малое дитя.

Мы достигли входа и зашли внутрь.

— А где наша группа? — озабоченно вопросил Павел, паникуя. — Люди, мы потерялись! Помогите! Маманя! Со-ос! — Ей-богу, если б в Пашиных руках наличествовали чьи-либо трусы, он стал бы ими размахивать.

— Да не потерялись мы, — отмахнулась Любимова. — Видишь сумасшедшего металлиста с косичкой? Вот его и держись. Это наша группа. Главное — это сразу запоминать кого-нибудь неординарного в своей группе и глазами периодически его отслеживать, тогда на экскурсии потеряться станет невозможно.

Я воззрилась на подругу с глубоким уважением, а Самойлов уточнил:

— То есть как — за него держаться? За косу, что ли?

Я глянула в ту сторону. Действительно, среди нашей группы особенно выделялась эта пара, я их тоже отметила еще в гостинице, но не догадалась использовать как ориентир. Мужчина и женщина лет тридцати с копейками. У нее на голове сущий панк, половина волос выкрашена в зеленый цвет, половина — в иссиня-черный. Губы намалеваны жуткой темной помадой. А он… это вообще шедевр. Весь котелок побрит, за исключением малой области на самой макушке. Оттуда-то и вела до самой талии тоненькая темно-розовая коса. Над ней татушка, черная надпись в два ряда: «Это шнурок или хвост ослика Иа?» На щеке тату иного содержания — малинового цвета сердце (прекрасно гармонирующее с косой), проткнутое стрелой, горит на оранжевом пламени и испускает серый дым. Однако чересчур сентиментальное изображение для столь серьезного типа, у которого ко всему прочему глаза замазаны черной подводкой, а в носу огроменное кольцо, придающее ему сходство с быком. Одет тип, как и полагается, в кожаную куртку с цепями и всякими металлическими штучками, его дама придерживается того же стиля. Помимо всего прочего, парочка «пропирсинговала» себе практически все лицо и другие, подчас неожиданные, места.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.