Иллюзии успеха

Жост Клод

Жанр: Прочие Детективы  Детективы    2005 год   Автор: Жост Клод   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Иллюзии успеха (Жост Клод)

Глава 1

Холод обрушился на город внезапно, температура резко упала. В эти последние дни ноября Пасси дрожал, как и весь Париж.

Заметив вывеску «Стар мэгэзин», комиссар наклонился к шоферу:

— Остановитесь, пожалуйста, сразу же за редакционным фургончиком.

Жюль затормозил и прижался к тротуару.

— Подождать вас?

— А как же…

Тьебо вылез из машины, быстро вошел в подъезд и предстал перед строгим привратником, который внутри своей стеклянной будки вгрызался прекрасными зубами в бутерброд с колбасой.

Ожидая приема, комиссар вышагивал по узкому сводчатому коридору. Его то и дело задевали носильщики, возившие на тележках предназначенные для рассылки пачки журналов в фургончик, который дежурил у подъезда.

— Можете пройти! — бросил ему цербер, приоткрывая дверь кабинки. — Бокс номер 23, на…

— Налево, спасибо, я знаю, — сказал Тьебо.

Миновав калитку и тамбур, он очутился в редакционном зале, поделенном во всю длину «центральной аллеей». С обеих ее сторон располагались закутки — «кабинеты», откуда слышалось жужжание голосов и стук пишущих машинок.

Комиссар толкнул створку с номером 23. Этот бокс был, похоже, чуть просторнее других. Металлическая мебель, на столе — батарея из трех телефонов.

Тьебо остановился на пороге.

— Привет, Стихийное Бедствие!

Этим странным псевдонимом подписывалась его старая подружка.

Она так и засияла ему навстречу — глазами, губами, а его критическое око фиксировало перемены в ней. Еще больше растолстела… Лицо в красных прожилках так расплылось, что подбородок совсем утонул в тройной складке жира… Короткие взлохмаченные волосы, прежде вытравленные добела, теперь стали морковно-красными…

— Постарела, а? Только не ври, Жером! — Женщина шумно вздохнула.

— Ладно тебе… Я-то сам давно перевалил за полвека и подбираюсь к шестидесяти. А это, прямо скажем, парня не красит.

Теперь уже она уставилась на комиссара своими лукавыми, отливающими зеленью глазами, стараясь оценить, насколько углубились «гусиные лапки» у глаз или вот эти складки возле рта, складки, которые образуются от улыбок… Карие глаза Тьебо глядели из-под почти сросшихся бровей с ласково-ироническим дружелюбием. Покачав головой, Каламите констатировала, что старинный приятель ни чуточки не изменился. Остался верен и стрижке — довольно короткой седеющей щеточкой, и голубой рубашке — небесному он всегда отдавал предпочтение. Вот и сейчас бордовый галстук оттенял именно такую — модную, надетую под серый фланелевый костюм.

— Видишь, никто не молодеет, Каламите!

Она опять шумно вздохнула.

— Тем больше причин сесть!

Устроившись перед нею, комиссар постарался не смотреть больше на отекшее лицо со следами бессонных ночей и стаканчиков красного по утрам у стойки бара.

— Знаешь, когда я задумываюсь об этом, мне кажется, что, по существу, было бы лучше, если б ты меня тогда оставил в покое с моими «колесами»…

— Вот уж истинно Стихийное Бедствие! Не мели ерунды, Каламите!

… Несколько лет назад она проходила у него по делу о наркотиках: ее взяли при облаве нанюхавшейся кокаина и «с товаром». Без его вмешательства ее осудили бы как перекупщицу, а она была всего лишь клиенткой. Он тогда уговорил ее пройти курс лечения.

— Я чувствую себя старухой, Жером!

— На твоем месте я заменил бы «Божоле» молоком с гренадином.

Каламите скорчила гримасу, долженствующую изображать отвращение.

— Хочешь моей смерти, да?

— Напротив, долгой жизни, моя красавица!

В ее взгляде сверкнула печаль.

— Бывают дни, когда мне хочется отправиться на тот свет немедленно…

Зазвонил один из телефонов, и она сняла трубку.

— Да… Да… Не выходит, а? Мы выпускаем «Стар», а не «Моды и рукоделия»! Значит, подавай мне на обложку Дженни Сен-Клер в ночнушке, и все тут! Выбери самый сексапильный снимочек… Да нет, если кто и пожалуется, — только не она!.. Вот-вот, папуська, дошло наконец? Да… Спасибо. — И, повесив трубку, объяснила комиссару. — Когда выдаешь тиражом в триста тысяч секс, скандалы и альковные сплетни, надо — значит надо!

— И все это — про кино?

— Ага. Чего не найдешь на обложке, моя рыбка, непременно отыщешь внутри…

Постучали в дверь.

— Ну, кто там? — рявкнула Каламите.

Длинный, тощий и прыщавый рассыльный положил ей на стол напечатанную на машинке страничку.

— Спасибо, Пополь.

Юноша удалился, а Каламите стала читать заметку.

— Ах, вот где собака зарыта! — воскликнула она, едва пробежав первые строчки. — А я-то все думаю, с чего это ты ко мне явился!

Она взглянула на часы: 9.12, нажала на клавишу селектора и спросила:

— Когда пришла информация о Шарле Вале?

— Сегодня в 7.30 утра, мадам.

— Хорошо, спасибо.

В следующей реплике журналистки, обращенной к Тьебо, прозвучало знакомое по прежним временам лукавство.

— М-да, меня бы сильно удивило, если бы ты зашел ко мне просто по пути… Поздороваться, например, а, Жером? Ну, колись, дорогой!

— Ты ведь своего рода энциклопедия, Каламите… Потому я и пришел — чтобы справиться у тебя…

— Как обычно, а?

Ее физиономия старого разочарованного в жизни клоуна светилась дружелюбием.

— Точно. И, знаешь, всякий раз, как я обращаюсь к тебе за помощью, моя красавица, у меня потом все в порядке!

Тьебо решил все-таки подымить, несмотря на все добрые намерения. Не курить с утра, пока занимаешься в конторе разными административными делами, относительно просто, но работая — нет уж, увольте! Каламите тоже закурила.

— Значит, Красавчика Шарля замочили?

Он кивнул, уминая табак в трубке.

— А почему «красавчика»?

— Так уж его прозвали… А что, тебе он не понравился?

Комиссар выпустил из трубки целую серию маленьких голубоватых облачков.

— Видишь ли, с парочкой пуль в черепе твой Шарль вряд ли мог кому понравиться…

Каламите усмехнулась.

— Зато без них он был даже очень ничего! К тому же, совсем не дурак. И в его сорок пять ему запросто давали лет на десять меньше. Нет, правда, красивый мужик. Понимаешь? Спортивный, элегантный… Он мог провести с телкой целый вечер и не полезть к ней под юбку! — Она сделала широкий жест и продолжила: — Но, заметь, ровно через два дня эта самая телка сама прыгала к нему в койку!

— Ладно. Проехали. А в профессиональном плане?

— Безусловно, один из лучших парижских пресс-атташе.

— Он что, работал на кого-то из звезд персонально?

Каламите явно удивилась этому предположению.

— Шутишь? Для этого есть другие. Нет, его уровень — продюсеры. — Она сняла трубку внутреннего телефона. — Артюр? Слушай, Вале, то бишь Красавчик Шарль, он точно работал на «Ривьеру»? Спасибо, о'кей. — И, повесив трубку, улыбнулась Тьебо. — Ну, конечно. Он был связан с «Ривьера-продюксьон». Знаешь?

— Нет.

— Ну, темнота! «Ривьера» — это же Андре-Жорж Шальван! — Она нахмурилась. — Что, и этого не знаешь?

— Нет.

Каламите возвела глаза к небу.

— Слушай, дружок, признайся, что врешь!

— Увы, признаюсь, что не вру. Не знаю и все тут.

Она наклонилась вперед, и грудь ее хлынула на стол мощным океанским прибоем.

— Шальван — один из тех продюсеров, кому всегда везет. Что бы он ни снял — все всегда окупается с лихвой.

Тьебо насторожился.

— А он случайно не в Нейи живет?

— Где ж ему еще жить? Разумеется, в Нейи. Там у него собственный особняк. Первый и второй этажи — контора, на третьем — квартира. И, если не ошибаюсь, с видом на Булонский лес… Усек? Вот так-то. — Она вдруг уставилась на комиссара с подозрением. — Почему ты спрашиваешь, не живет ли он в Нейи? Ты же только что говорил, что не знаешь о Шальване даже понаслышке?

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.