Собаки не ошибаются

Георгиев Сергей Георгиевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Собаки не ошибаются (Георгиев Сергей)

КОРАБЛИК

КАРУ-СИГА

Вблизи облака оказались совершенно непохожими на облака. Конечно, все хорошо понимали, что там, внизу, Велло шутил, собираясь пихнуть ногой какую-нибудь зазевавшуюся тучу, да так пихнуть, чтобы та докатилась по небу до самой Турции.

Мокрые клочья тумана со всех сторон облепили вершину Роман-Коша, путались между соснами, прямо на глазах сплющивались и расползались по земле.

Странные вещи происходят в горах с людьми. Пётр Иванович, согнувшись в три погибели под огромным рюкзаком, поднимался наверх почти вприпрыжку, ни разу не объявляя привала. Мы шли первыми, младшие отряды почти без груза тянулись где-то далеко внизу.

Самыми трудными оказались первые полтора километра похода — от ворот «Артека» до подножия Роман-Коша. Расплавленный асфальт противно хлюпал под ногами, рюкзак неутомимо боролся с моей ранней сутулостью, Пётр Иванович впереди едва переставлял ноги. Но вот тропа — уже не асфальтовая дорожка, а лесная тропинка! — взяла чуть-чуть вверх, и вожатого нашего как подменили! Не оглядываясь на нас и только ещё больше согнувшись, он вдруг свободно перешёл на лёгкую рысь. Мы бросились следом, и я вдруг ощутил, что идти становится всё легче; думаю, другие почувствовали то же самое, Велло даже начал бурчать что-то весёленькое себе под нос. Рюкзак постепенно притёрся, сросся со спиной, и наверху, сбросив ношу, я понял, что мне чего-то не хватает.

Но это было потом, наверху! В облаках, которые оказались совершенно непохожими на облака, среди сосен, обычных сосен, таких же, как у нас на Урале, — под одной даже сиротливо торчали два крепеньких гриба-красноголовика.

— Ура! — тихо сказал вдруг Пётр Иванович.

— Ура первопроходцам и покорителям!

И только тут мы осознали всю серьёзность момента: первопроходцы и покорители — это мы! Но крикнуть «ура!» никто не успел.

— Кушать хочется… — сказал вдруг Велло и почему-то посмотрел на меня. И я сразу же понял, что мне тоже хочется есть, а «ура» мы крикнуть ещё успеем.

— Ого! — удивился Пётр Иванович. — Романтики!..

И тоже посмотрел на меня. И все остальные стали смотреть на меня.

— Конечно, главное — то, что мы сюда забрались… — сказал я. — И вообще… Время-то в самом деле приближается к обеду!..

— Он прав, Пётр Иванович! — Велло положил руку мне на плечо. — Поручите это дело нам!

Так волею судеб стал Велло Нинойя Величайшим Кухмейстером, а я — его помощником, а также первым и единственным заместителем.

Совсем невдалеке, заботливо прикрытый лапником, журчал прозрачный родничок; гора сушняка выросла в мгновение ока — каждый притащил по веточке, делов-то!

Велло работал красиво, легко и самозабвенно. Уже много позднее, став взрослым, я понял, что только так и должен по-настоящему работать человек, а иначе его работа просто не имеет смысла.

Огромный котёл громко сопел и чавкал над жарким костром; Велло пружинистым шагом то и дело приближался к священному этому месту и ловко высыпал что-то из многочисленных пакетов, извлечённых из наших необъятных рюкзаков. При этом Величайший Кухмейстер озабоченно поглядывал на часы, что преисполнило меня величайшим уважением.

Надо сказать, я не был просто сторонним наблюдателем. Раза два я попробовал сунуться к костру с пакетом, внутри которого аппетитно шуршало, но Велло остановил меня каким-то непереводимым эстонским окриком. Второй раз, правда, добавил по-русски:

— Ты у меня кто, помощник или мешальщик?

Я всё понял и, схватив толстый сук, бросился энергично перемешивать содержимое котла. Однако единственное, что мне удалось, — сантиметров на пятнадцать продвинуть сук в глубь упругой тяжёлой массы.

— Велло!.. — позвал я, оглядываясь по сторонам. — Велло!..

Мой друг как раз надвигался с очередным пакетом.

— Ты посмотри, что получилось…

Велло взглянул на меня и, наверное, в первый раз удивился.

— Да, кажется, получилось даже несколько лучше, чем я предполагал… — справившись с собой, заметил он. И бухнул содержимое очередного пакета в котёл. Котёл отчаянно хрюкнул, Роман-Кош покрылся густым белым дымом.

— Кажется, я понимаю теперь, откуда на свете берутся облака… — донёсся сквозь дым задумчивый голос Величайшего Кухмейстера. — Ты знаешь, я боюсь, как бы после всего этого у них не появилось желание съесть тебя…

— Меня-то за что?! — не понял я: в таком возрасте ещё не все знают, что в критических ситуациях съедают обычно помощников.

— За то, что плохо мешал…

— А вот теперь и я бы с удовольствием пообедал! — раздался совсем рядом голос Петра Ивановича. — Там уже «шпротики» подходят, как навалятся, ничего не оставят!..

«Шпротами» ласково называли ребятишек из самых младших отрядов, и они действительно уже подходили.

— Пожалуйста! — гостеприимно пригласил Велло. — Кушайте на здоровье! А мне за водой сходить надо… вниз!

— Зачем? — не понял Пётр Иванович. — Родник же рядом!

— Тут вода какая-то не такая… — объяснил Велло. — А вы кушайте, кушайте…

Пётр Иванович достал маленький походный армейский котелок и первым шагнул к котлу. За ним пристроились остальные.

— Ого! — удивлённо произнёс вожатый.

— Его лучше ножом резать… У нас так принято… — охотно пояснил Велло, отодвигаясь подальше в туман.

— А… что это?

— Это?.. Это эстонское блюдо такое…

— А-а… — понял Пётр Иванович и неожиданно для меня вдруг повторил своё «Ого!» — на этот раз одобрительно. — Вкуснятина какая!..

— Ещё бы! — отозвался Велло и вышел к костру. — Не зря старались!..

В момент славы он не забыл и обо мне!

— Ай да Велло! — сказал кто-то. — Вот это класс! А добавки можно?

— Но я не знаю такого эстонского блюда! — заговорила вдруг Кайя, самая красивая девочка в нашем отряде; она приехала из Тарту.

— Да, — согласился покладистый Велло, — его секрет давно утерян.

— А как же ты его приготовил, если рецепт утерян? И как оно называется?

— Это волшебное блюдо… оно называется… «кару-сига», вот как…

— Так это и есть «кару-сига»! — обрадовалась Кайя и почему-то засмеялась.

— Да! — твёрдо произнёс Велло. — «Кару-сигу» можно приготовить только раз в жизни, и оно даёт волшебную силу всем, кто попробует!

Дошла очередь и до меня. Я глотал что-то вязкое и липкое, божественно вкусное. Ни до ни после, никогда в жизни я не пробовал ничего вкуснее. Ел и чувствовал, как тело моё наливается страшной силой, а душа… Наверное, тогда-то я впервые и почувствовал — не узнал, а именно почувствовал, — что у человека есть душа…

А потом летели годы. Я узнал, что «кару-сига» переводится с эстонского как «медведь-свинья». Записал все компоненты этого волшебного блюда. Несколько раз пробовал приготовить его у себя дома на газовой плитке. Но ничего не выходило. Вернее, выходило какое-то безобразие, от которого даже моя собака отворачивалась с презрением и некоторое время стеснялась гулять со мною рядом.

Велло Нинойя не так давно был в нашем городе в командировке. И зашёл ко мне в гости.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.