Митьказавр из Юрковки

Стельмах Ярослав

Жанр: Детские приключения  Детские    Автор: Стельмах Ярослав   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ярослав Стельмах

Перевод с украинского: Leoparrd

Митьказавр из Юрковки

или чудище лесного озера.

Не большая, но и не очень маленькая повесть, написанная Сергеем Стеценко, свидетелем и непосредственным участником всех событий.

Глава 1

Зоология и насекомые.

«Отпустите нас к бабушке».

Когда мы сдали экзамены и пятый учебный год наконец закончился, на собрание, посвящённое этому знаменательному событию, пришла и учительница ботаники Ирина Семёновна.

После того, как все учителя выразили свои радостные надежды по поводу нашей хорошей учёбы и ещё более лучшего поведения в будущем и подвели не для всех радостные итоги за этот год, слово взяла наша ботаничка:

— Дорогие детки! — она всегда говорила «детки» или «детишки». — Вы уже ученики шестого класса, с чем я вас поздравляю и полностью присоединяюсь к тем хорошим пожеланиям, которые вы только что услышали от присутствующих здесь педагогов. Хочу вам ещё раз напомнить — учиться в шестом классе в чём-то легче, а в чём-то труднее, чем в пятом. Мы с вами, в частности, будем изучать зоологию, перейдём к более глубокому пониманию окружающего нас мира.

Здесь она помолчала и мечтательно посмотрела куда-то в потолок. Тот, кто не знал нашей ботанички, мог бы подумать, что целыми днями мы только и сушили головы над тем, как бы под её руководством ещё глубже понять окружающий мир. На самом деле мы мало любили ботанику, и не могу сказать, чтобы и зоология играла в нашем мальчишеском воображении привлекательными радужными красками.

— Так вот, дорогие детки, — гнула дальше ботаничка, — для того чтобы возбудить ваше любопытство к новому предмету, чтобы продолжить добрую традицию наших старших классов, вам надо за лето собрать коллекцию насекомых.

— Ого! — перебил её Шумило. — А если все школы приступят к этому делу, следующим летом уже будет нечего ловить.

— Ты останешься таким же и в шестом классе? — спросила учительница, словно она надеялась на что-то другое. — А опасения твои безосновательны. Кстати, вы знаете, что многих вредителей сельского хозяйства и зелёных насаждений надо истреблять. Помните, я рассказывала вам, как собирать такую коллекцию? Поэтому теперь воспользуйтесь записями, как руководством к действию. Осенью все принесут свои работы в школу. Я их заберу в зоологический кабинет. Лучшие пойдут на школьную выставку.

Теперь я вспомнил кипы небольших, покрытых пылью коробок со стеклянным верхом, в кабинете зоологии.

— А можно вдвоём собирать одну коллекцию? — вскочил Митька.

— Можно, только чтобы видно было, что её делали двое. Такая коллекция должна быть больше и лучше. Ты хочешь вместе с Стеценко? — посмотрела она на меня.

— Да.

— Делайте, — вздохнула учительница. — Только не так, как в прошлом году.

Этим она намекала на гербарий родного края, который нужно было собрать прошлым летом. Тогда мы и не думали собирать его, а потом Митька нашёл какой-то гербарий, мы его подписали и сдали, даже не поинтересовавшись, что это такое. А потом в школу прибежал старший Митькин брат, с громким скандалом забрал тот альбом и надрал Митьке уши. Оказалось, что это гербарий вовсе не родного края, точнее, родного, но не здешнего, потому что содержал образцы растений Дальнего Востока, во-вторых, он принадлежал даже не Митькиному брату, а какому-то его приятелю.

А в-третьих, выяснилось — приятель тоже взял его на два дня у себя на работе.

— Почему тебя эта коллекция так возбудила? — спросил я Митьку, когда шли домой. — Откуда такое рвение?

— Сам не догадываешься?

— Нет.

— Нисколечки?

— Да говорю же, не догадываюсь.

— А потому, что теперь нас точно отпустят к моей бабушке!

Здесь следует отметить, что мы с Митькой давно мечтали поехать в Юрковку, село, где живёт Митькина бабушка.

Не само село влекло нас, — потому что мало ли замечательных сел на Украине? Не зелёные леса, — потому что почти каждое воскресенье ездили мы с родителями в Бровары, Иванков или Ирпень. Не грибы и не рассветы над рекой, скажу даже больше — не студёное молоко в кадушке, только вынутое из погреба. Нет! Звала нас к себе привольная и независимая жизнь. Звала и размахивала приветливо руками: «Ну же, смелее. Я жду вас!»

— Представляешь? — говорил Митя. — Лес. Кругом ни души. А в лесу озеро. А на берегу шалаш. А в шалаше — мы. А рядом костёр. И котелок с ухой. И делай что хочешь. Хоть на голове стой. А кругом — ни души.

— Угу, — тоже облизывался я.

— С одной стороны пляж, а с другой берег обрывистый. Травой порос, кустами. И деревья. А в село километра три, если не больше. А на костре котелок с ухой.

— Ты уже говорил про котелок.

— Ну и что! О приятном и говорить приятно.

— А как бабушка не позволит?

— Чья? Моя? Хе-е, ты её просто не знаешь! Бабушка — во! Ночевать, правда, может, и не отпустит, а так — сколько угодно.

— Вот если бы ещё и ночевать, — вздыхал я.

— Да постой. Пусть для начала хотя в село отпустят, а там видно будет.

Поэтому мы и докучали моим родителям (Митькины были не прочь), канючили почти каждый день:

— Отпустите, ну отпустите нас к бабушке!

Но родители очень сомневались, пойдёт ли это на пользу в первую очередь самой бабушке, а потом уже нам.

— Представляю себе, что они там будут вытворять, — качала головой мама.

— Двое лоботрясов на голову старой женщине, — в свой черёд поддакивал папа. И только моя бабушка поддерживала нас.

— Не такой уж и старой, — говорила она. — Мы с ней одногодки.

И теперь, когда я вспомнил о Митиной бабушке, то мигом повернул к другу своё, как часто пишут, «радостно-возбуждённое» лицо.

— Ты думаешь?

— Я уверен в этом.

— Но почему?

— А где же мы, по-твоему, будем собирать всяких там хрущиков и бабочек? Что-то давненько я не видел в нашем городе долгоносиков и шпанских мушек. А ты? Может, ты знаешь, на какой улице они поселились? Тогда нам не надо никуда ехать.

Надежда в виде коллекции проткнутых шпильками жучков заиграла перед моими глазами.

— Митька, ты гений!

— Ну, не совсем, — скромно потупил глаза мой приятель, — но кое-что тут, — он постучал пальцем по своему лбу, — имею!

— Не такая уж она и старая, — стояла на своём моя бабушка: ей тоже было нелегко поддерживать нас.

Мы впятером сидели на кухне — бабушка, мама, папа, Митя и я — обсуждая, можно нам с Митькой ехать. Дедушка сидел в гостиной перед телевизором с газетой в руках. Он никогда не вмешивался в семейные проблемы, и за это я был ему только благодарен. Ведь если бы он решил примкнуть к кому-то, то ещё неизвестно было — к нам с бабушкой, или к папе с мамой.

— Хоть и не старушка, — сказал папа, — а если бы вам, мама, они оба сели на шею на три недели, то ещё неизвестно, как бы вы запели.

— О, я была бы только счастлива, — не сдавалась бабушка. — Село, река, лес, два юных джентльмена. Вероятно, я снова почувствовала бы себя молодой.

— Боюсь, что ненадолго, — ответила мама. — Господи, как вы мне уже надоели с этим селом!

— Неужели вы хотите, Оксана Павловна, — вмешался наконец в разговор Митька, — чтобы ваш сын, а заодно и его лучший приятель всё лето скучали в городе, где всё кругом — и пыль, и раскалённые жаркие улицы — навевает грустные мысли и способствует преждевременному старению наших организмов? — (Эту речь он подготовил заранее). — А разве существует лучший отдых, чем там, в селе, слиться с природой после тяжёлой работы и успешного окончания пятого класса?

— Не очень — то вы и перетрудились, — слабо улыбнулась мама.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.