Трудная профессия: Смерть

Жанр: Фэнтези  Фантастика    2014 год   Автор: Mirash   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Трудная профессия: Смерть ( )

Mirash Трудная профессия: Смерть

Аннотация

Как жить, если ты — смерть? Если ты обязана отбирать жизни других людей, нравится тебе это или нет? И неважно, что ты всего лишь юная студентка, с кучей личных проблем и задолженностями в институте. У тебя есть твой долг, ты смиришься.

MirashТрудная профессия: Смерть

ЧАСТЬ 1

Глава 1

— Что ты о себе возомнила? — Я вцепилась в рукав собственного свитера, стиснув зубы.

— Не смей отмалчиваться. Изволь отвечать за свои поступки!

— Я не смогла. — Выдавила я из себя.

— С чего бы вдруг?

— Я не могу убить ребенка.

— Вот как? — мне в лицо полетел мой балахон. — Одевай!

Кусая губы, я натянула на себя ненавистную тряпку. Наставница больно вцепилась в мою ладонь костлявыми пальцами. До меня дошло, что она собирается сделать.

— Я не хочу! Не заставляйте меня!!! — я пыталась вырываться, пока наставница не впечатала меня в стену перед детской кроваткой в небольшой полутемной комнате. Утром я ушла отсюда, так и не выполнив свое задание.

— Только посмей не смотреть! — этого она могла и не говорить. Я и без того была не в силах отвести взгляд от крошечного существа, захлебывавшегося криком. Лицо несчастной девочки было искажено болью, в комнате стоял тошнотворный запах лекарств. Даже утром все было не так ужасно!

Рука моей наставницы стала ледяной, ее лицо побелело и вместо глаз зазияли черные провалы. Я физически ощутила, как она потянулась своей силой к малышке и выпила из нее жизнь. Девочка в последний раз вздохнула, страшно вскрикнула и умерла.

— Неее-ее-еет!!!!!! — молодая изможденная женщина, мать несчастной, кинулась к тельцу. — Будьте вы прокляты!!!!

Я истерически рассмеялась и опустилась на пол. К чему нас проклинать? Мы уже прокляты!

Вечер собирался идти по проторенной дорожке. Когда дверь распахнулась, обнаружив за собой мою наставницу, я была уже в том состоянии, что прятать бутылку под стол и дышать в сторону представлялось бесполезной тратой сил, — поэтому лишь философски пожала плечами и сделала очередной глоток. Наставница по традиции отняла у меня последнее утешение, отволокла в душ и окатила ледяной водой. Я по традиции попыталась вырваться, но она не отпускала меня до тех пор, пока холод не заставил меня относительно протрезветь. Через небольшой промежуток времени я сидела под одеялом на кровати и стучала зубами, пытаясь немного согреться, а моя мучительница деловито обыскивала комнату, избавляя меня от лишней, с ее точки зрения, собственности. Каждую бутылку я провожала тяжелым вздохом, мне они доставались вовсе не бесплатно. Все это мы уже столько раз проходили…

Наконец конфискация завершилась (к моему облегчению, не все было обнаружено) и наставница встала напротив, прожигая меня своими ледяными глазами.

— Что ты скажешь на этот раз?

— Оставьте меня в покое! — алкоголь однозначно прибавил мне смелости.

— Что бы ты продолжила превращать себя в растение?

— Лучше быть растением, чем такой, как вы!

— Чем ты лучше? Ты — безответственная эгоистка.

— А почему я эгоистка? Потому, что не хочу убивать детей? Потому что не хочу убивать их матерей и отцов? Стариков? Потому что вообще не хочу убивать — это эгоизм?!

— Мы не убиваем. Мы лишь выпиваем жизнь.

— Да нет никакой разницы! — взвизгнула я. — Кто из тех, у кого мы «лишь выпили жизнь», хотел с ней расстаться? Чем это отличается от убийства?!

— Тем, что мы не выбираем, кому жить, а кому умереть. Мы забираем то, что человеку уже не принадлежит. Эта девочка — ты считаешь, было бы лучше, если бы она продолжала мучиться? Излечить ее не в наших силах. Наш долг — выпить ее жизнь. И надо было сделать это как можно скорее, не обрекая ее на дополнительные страдания.

— А ее мать? Каково ее матери?!

— Ей стало лучше от того, что жизнь ее дочери продлилась на несколько страшных часов?!

— Все это неправильно… — мне уже не хотелось ничего ей доказывать.

— Откуда тебе знать, что правильно, а что нет? Ты — смерть. Ты должна выполнять свою работу. А ты желаешь жить иначе, не думая о последствиях. В этом твой эгоизм и твоя безответственность.

— Уйдите!!! — наставница к моему удивлению действительно просто развернулась и вышла.

Я встала и с трудом доплелась до стола, — все же я была изрядно пьяна, — взяла со стола нож и со злостью полоснула по запястью. Потом еще раз. И еще… пока проклятое сознание не оставило меня в покое.

Рука болела. Голова — еще сильнее. Сосредоточиться на лекции я не видела никакой возможности, впрочем, не видела и необходимости. Отчисление уже давно перестало казаться чем-то значимо неприятным, напротив, я бы вовсе не отказалась избавиться от необходимости посещать институт. Увы, наставница была здесь крайне категорична, и я продолжала давиться гранитом ненужной мне науки. На открытый протест я не решалась, все равно это было обречено на провал. Проще было худо-бедно посещать занятия, предоставив наставнице разбираться с моими откровенно провальными сессиями. Впрочем, так было не всегда. На первый курс я пришла с горящими глазами и желанием учиться…. Даже смешно.

— Ксюша, у тебя листочка не найдется? — зашептали с соседнего ряда. — У меня тетрадка закончилась.

Это Арина Роднева. В моем понимании — блаженная. Единственная на курсе, кто до сих пор продолжает общаться со мной, причем так искренне и дружелюбно, что я вместо обычной порции трехэтажного мата выдаю реакцию почти нормального человека.

— Забирай мою тетрадь, я не пишу. — Арина все равно лишь аккуратно отсоединила несколько листов и вернула мне мою собственность. Я безразлично пожала плечами: не хочет и не надо.

— Смотри-ка, у нее рука забинтована. — Настиг меня ехидный шепоток.

— Ага, и перегаром опять несет, как из вытрезвителя!

— Давно пора отчислить. Мы тут убиваемся, что бы экзамены сдать, а у нее тетка приходит и за полдня зачетку заполняет…

— Лучше бы не ходила, не позорилась.

— А я вот не понимаю, чего Аришка с ней общается? Как не видит, с кем разговаривает…

— Ну, кстати, Ксения с Ариной нормально себя ведет, на удивление.

— Я бы все равно на месте Аришки обходила ее десятой дорогой. У нее же уже крыша съехала, не знаешь, что от нее ждать…

Как же я ненавижу свой чересчур хороший слух!

Наступил перерыв на обед, с нетерпением ожидаемый всеми студентами. Мой аппетит тоже не спал, однако в последнее время я предпочитала терпеть голод, но избегать общения с однокурсниками в очереди и буфетчицами. Моя недобрая слава шла настолько впереди меня, что никаких шансов ее обогнать не было — везде меня встречали презрительные и любопытные взгляды. Я уже давно перестала пытаться убедить себя в своем безразличии к мнению окружающих. Как ни крути, оно меня очень больно ранило и попытки внутренних самооправданий, что людям никогда не понять ту, которая вынуждена быть смертью, не давали результатов. Поэтому перерывы я предпочитала проводить, заперевшись в кабинке женского туалета, чем дополнительно подогревала сплетни.

К сожалению, в это время учебного дня желающих занять кабинку, — по отличающимся от моих нуждам, — было весьма много. Обычно я старалась в это время найти себе другую нору, но в этот день нелегкая понесла меня прятаться от общества в туалете. Спустя десять минут общество окончательно осознало, что второй кабинки на всех недостаточно.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.