Дар Солнца

Шилай Анна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дар Солнца (Шилай Анна)

I

…Ритмичный грохот музыки приятно отзывался в моей груди, проходя сквозь всё тело, возбуждая и подталкивая меня вперед — к той сногсшибательной рыжей красотке, извивающейся, словно лента в руках гимнастки, вокруг какого-то прилизанного типа, но её глаза не отрывались от меня. Она хотела меня и звала, манила, как бы невзначай проводя руками по полной груди, стиснутой тугим корсетом серебристого платья. Я чуть прищурился, наблюдая за ней, медленно окинул взглядом её тело, от завитых кудрей, сверкающих в неоновых отблесках клуба, по точеному лицу с вечерним макияжем, оголенным плечам, тонкой талии, украшенной тонким поясом со стразами, длинные ноги двигались в ритме музыки, и я внезапно ясно увидел, как они идеально будут смотреться на моих плечах, обхватывая меня, пока мы…

Наши глаза встретились, и она точно прочитала мои мысли. Нежно проведя рукой по груди партнера по танцу, она улыбнулась ему, — а потом решительно направилась ко мне, покачивая бедрами.

Слов не нужно было, я просто наклонился к ней, обдав нежное ушко сладковатым от мартини дыханием, и чуть куснул его. Девушка улыбнулась, кивнула, и я потянул её за собой к выходу, предвкушая, что меня ждет, когда мы приедем ко мне…

Начали мы ещё в прихожей: она отточенным движением каблука захлопнула дверь за своей спиной, толкнув меня к стене, и я расслабился, отдав себя в распоряжение этой львицы — пусть утоляет голод, своё я всё равно получу. Она мелочиться не стала, сразу запустив одну руку мне за край джинсов, а второй сжав волосы на затылке, жадно целуя и постанывая от желания. Я охотно откликался на всё, что она делала, медленно потянул её платье вверх, оголяя ноги, и с удовольствием обнаружил отсутствие нижнего белья. Ну всё, детка, теперь моя очередь.

И в следующий момент я крепко сжал руки на её талии, приподнял и стремительно развернулся, пригвоздив к стене уже её. Её глаза сверкнули, она затаила дыхание и обняла меня ногами, предлагая действовать дальше.

Так я и сделал.

Блядь, как же болит голова!.. Не понимая, что меня так раздражает, я поглубже нырнул в подушку, пытаясь заснуть, но дискомфорт не проходил. Что-то звенело у меня в ушах, мелодично, но жутко назойливо. Рыча от злости, я поднял голову, развернулся на другой бок и увидел на соседней подушке рыжие волосы, разметавшиеся в разные стороны, а ниже и лицо моей партнерши этой ночью. Наутро она осталась такой же симпатичной, что меня порадовало — бывали разные случае в моей богатой практике… Сейчас девушка спала, забавно надув губки, которые распухли от сотен поцелуев и покусов, которыми я наградил их несколькими часами ранее. Глядя на них и шикарное тело, вырисовывающееся под тонким одеялом, я ощутил боевую готовность повторить ночную игру…

Но чертов звонок, разбудивший меня, обломал всё планы. Да какого же черта кому-то от меня надо в… в десять часов утра?!

Девушка пошевелилась, но не проснулась, только подтянула одеяло выше. Я же, тихо матерясь под нос, нащупал на полу джинсы, кое-как натянул их, даже не застегнул пуговицу, и пошел открывать дверь, уже слыша тот поток ругательств, что ждет незваного гостя.

В глазок я ничего не разглядел и потянулся к замкам. Твою ж дамочку, так увлекся сексуальными подвигами, что забыл запереть дверь! Повезло же, однако, что никто не вломился!

На уровне глаз никого не было. Ну, с моими-то ста восьмьюдесятью семью сантиметрами роста это не удивительно, и я опустил взгляд. Ничего, ничего, ничего…

У самых своих ног я обнаружил небольшую плетеную корзинку с крышкой, в таких моя няня приносила булочки из соседней кондитерской, когда я был сопливым мальчишкой. Недоуменно хмурясь, я с минуту смотрел на неё, гадая, что она тут делает и каким образом оказалась у меня на пороге.

А потом она внезапно вздохнула и шевельнулась, тихо загулив. Честно — я едва не завизжал, как девчонка, даже отскочил назад. Что происходит, вашу мать?!

Больше никаких подозрительных звуков не было, и я снова приблизился к корзинке. Медленно, готовый в любой момент рвануть обратно, я наклонился и осторожно распахнул крышечку.

— НУ ПИЗДЕЦ!!! — мой вопль, наверное, разбудил не только весь этаж, но и два снизу и два сверху.

II

Трогательно сжав ручки у груди, в корзине спал ребенок. Белая с голубым и розовым узором шапочка покрывала головку, завязываясь под подбородком, одет малыш был в нежно-лиловый костюм. Я отстраненно отметил, что, похоже, это девочка, маленькая, вряд ли больше нескольких месяцев. Но… ЧТО ОНА ДЕЛАЕТ ЗДЕСЬ?!

— Чего кричишь? — сонно спросила позади моя рыжеволосая любовница, заглянув через плечо. — Ого! Это твоя?

— Я что, похож на отца семейства, укладывающий ребенка спать на пороге, чтобы не мешал трахаться в своё удовольствие? — раздраженно спросил я, повернувшись к ней. — Разумеется, она не моя!

Девушка, разгуливающая, кстати, в моей рубашке, я её только вчера видел в шкафу, посмотрела сначала на меня, потом на корзину.

— Тогда чего она стоит на твоем пороге?

— Чертовски правильный вопрос, блядь! — рявкнул я.

Мои вопли сделали то, чего я хотел меньше всего — разбудили ребенка. Скривившись, она тихо, но пронзительно заверещала, и её плач перфоратором начал ввинчиваться в мой многострадальный мозг, и так мучаемый началом похмелья.

— Боже, заткни её, — простонал я, отступая назад.

— Ты что, никогда не общался с маленьким ребенком? — чуть насмешливо спросила рыжая, присев рядом с корзиной. — Тише, крошка, никто больше не будет кричать. — Она ласково погладила девочку по щечке, а потом подняла вместе с её импровизированной кроваткой. — Ну, ждешь, когда соседи вызовут милицию и обвинят тебя в жестоком обращении с ребенком?

Я исподлобья взглянул на неё, но молча посторонился, пропустив их обеих в квартиру и закрыв дверь на все замки.

— Сейчас посмотрим. Как думаешь, с чего бы малышку подбросили именно тебе? — Девушка прошла в мою гостиную и поставила корзинку на диван.

— Не имею понятия. Я вообще как бы обеспечен, если ты не заметила, на этом могут сыграть в вопросе отцовства ненужных детей.

Рыжеволосая девушка бегло окинула взглядом свежий ремонт, шикарный плазменный телевизор на стене, паркет и ковролин, пару картин известных зарубежных художников, потом вернула его на меня.

— И что, может прокатить?

Я открыл рот, чтобы ответить, где я видел такой развод, но она уже полностью обратила внимание на хнычущую девчонку.

— У меня племянники-двойняшки, им сейчас почти год, так что кое-какой опыт в обращении с детьми у меня есть, — проговорила она, вынув ребенка из корзины и положив на диван. — Так, она сухая, тут проблем нет. Тебя, кстати, папочка, как зовут?

— Я не папочка ей! — прорычал я, следя за этим с достаточного расстояния. — А зовут меня Матвей.

— Кристина. А кто ты, красавица? — она улыбнулась малышке. — Подержи её.

— Что? Нет уж!

Кристина покачала головой, но не стала настаивать.

— Тут что-то есть. Письмо, кажется. Адресовано Матвею Сафировскому, это ты, видимо?

Я вырвал узкий конверт из её рук и хмуро оглядел. Почерк, которым было выведено моё имя, был мне незнаком. Чувствуя, что с каждой минутой я всё глубже увязаю в этом дерьме, я распечатал письмо и достал лист бумаги.

"Здравствуй, Матвей, — аккуратные мелкие буквы зазмеились у меня перед глазами. — Уверена, ты меня не помнишь — таких у тебя была сотня, а то и не одна, и моё имя, и та ночь — ничего для тебя не значили. Пусть, я это знала и не претендую ни на что. Единственное, что заставило меня обратиться к тебе — это наша малышка. Не подумай, что я одна их тех матерей-кукушек, которые не готовы нести ответственность за то, что получилось — я не такая. Я хотела этого ребенка, я ждала его, я даже имя подобрала… Но я не могу о ней заботиться, что страшно разрывает моё сердце. Пойми, Матвей… — Тут я заметил чуть размазанные чернила, словно на них попала жидкость. Скорее всего, автор плакала, когда писала письмо. — Так вышло. Никому больше наша дочь не нужна, и я единственный раз прошу тебя — не отмахивайся от неё. Было бы слишком наивно с моей стороны предлагать тебе удочерить её — я же знаю, что Матвей Сафировский это никогда не сделает, — поэтому, всё, о чем я прошу — найди ей хорошую семью, где её будут любить. Не сможешь найти семью — тогда хотя бы детский дом, но в котором не будет тараканов и воспитателей-садистов. Я содрогаюсь всем телом при одной только мысли, что моя крошка попадет в одно из тех жутких мест, про которые пишут и говорят. Нет… Это не будет стоить тебе больших денег, Матвей, твой многомиллионный счет в швейцарском банке не пострадает. Клянусь всем, что у меня есть, при иных обстоятельствах я никогда не потревожила бы тебя.

Прояви раз в жизни свою человеческую, добрую сторону, я знаю, что она у тебя есть. Она твоя дочь, даю слово.

У меня было время подумать, пока я вынашивала её, об имени… Мне хотелось бы, чтобы оно у неё было красивое, запоминающееся… Ариадна, например.

С надеждой в сердце,

Солнечная".

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.