Что рассказал убитый

Величко Владимир Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Что рассказал убитый (Величко Владимир)

Часть 1

Современная история

Когда исходят лишь из выгоды, то множат злобу.

Конфуций

Доктор Огурцов надел куртку и по привычке проверил, все ли выключено — газ, свет, вода. Потом глянул на часы, стал открывать входную дверь, и тут в кармане куртки едва слышно замурлыкал мобильник. Уже выйдя на лестничную площадку, он глянул на экранчик и хмыкнул: «Неделина!.. Какого хрена?.. Не могла до восьми утра подождать?» — подумал доктор и, нажав кнопку, спросил:

— Я весь внимание, где горит? И почему…

— Дима, заткнись и слушай, — прозвучал из трубки необычайно серьезный голос следователя. — Только что на «02» был звонок и неизвестный сообщил, что майор Капустин застрелил человека. Так что выходи, я уже подъезжаю…

— Постой, постой, а что хоть известно?.. — Но в трубке раздались короткие гудки, и Огурцов, пряча телефон, скатился вниз и увидел тормозившую у подъезда белую «Волгу Siber».

— Прыгай быстрее, некогда, — приспустив стекло, сказала Наталья Ивановна, — садись, садись!

— Ага, прыгнешь тут, — с чувством проговорил Огурцов, устраиваясь на заднем сиденье. — Черт… как низко!.. Ну, что случилось? Выкладывай!

— А в общем-то толком ничего не известно. Сначала некто сообщил, что участковый майор Капустин застрелил из табельного оружия шестнадцатилетнего парня. Мы тут же позвонили главе сельской администрации Милешкину, однако тот был явно подшофе и ничего толком пояснить не мог — только подтвердил факт.

— Но ведь ты Капусту знаешь как облупленного! Да и я знаю: если так случилось, значит, другого выхода у него не было — не пацан как-никак…

— Я вот что думаю, — начала было Неделина, но, повернув голову к водителю, рявкнула: — Ты что ползешь, как вошь по мокрому пузу? Быстрее нельзя? Обгоняй этих тихоходов! Гони, гони!

— Так встречные же, а у нас спецсигналов нет.

— Гони, я сказала, — рявкнула следователь, и водитель, резко взяв влево, так газанул, что Огурцова прижало к спинке сиденья, и он на всякий случай влез под ремень безопасности — от греха подальше! До деревни добирались долго — уж слишком плотным был поток встречного транспорта. Едва свернули на центральную улицу деревни Маслеево, как сразу увидели скопление народа. Когда подъехали поближе и вылезли из машины, сразу же послышался глухой ропот:

— Жандармы… Произвол… менты поганые… убийцы! — И над всей озлобленной толпой кружился женский плач, надрывный и настолько горестный, что сердце замирало и сжималось. Хотелось все бросить и, закрыв уши, сесть в машину. Следом подъехали еще две машины. Это были прокурор и начальник милиции. При виде их толпа заволновалась и подалась вперед, а в руках у некоторых замелькали «тупые твердые предметы» в виде дубинок и кирпичей. Прокурор, стоя у машины, попытался что-то сказать, но ему не дали — крики, свист заглушали любое его слово. Не получилось поговорить с возбужденной толпой и нашему полковнику — громкий свист и оголтелые матерные крики уже солидно разогретой толпы покрывали все слова.

— Да, надо было взять наряд с автоматами, — сказала Наталья.

— На, подержи. — Огурцов протянул ей свой чемоданчик, пошел к ближнему дому, забрался на высокое крыльцо и сказал: — Граждане… Товарищи! Тихо, тихо! Дайте сказать. Вы меня знаете — я врач, я судебно-медицинский эксперт. Нам надо работать! Нам надо осмотреть тело убитого и решить многие специальные вопросы. Никто не собирается кого-то выгораживать… Вы мешаете, а любое промедление играет на руку преступнику. Дайте нам пройти и сделать свое дело!

И при этих словах люди, стоящие до того сплошной монолитной стеной, стали нехотя расступаться, и эксперт со следователем пошли по людскому коридору в огород, где на спине, раскинув в стороны руки, лежал молодой парень, почти мальчишка.

Визуально осмотрев труп и особенности повреждений, Огурцов спросил:

— Ты в курсе, откуда стрелял майор?

Наталья отрицательно помотала головой. Эксперт поднялся и пошел к забору, который густо облепили люди.

— Товарищи, у меня два вопроса. Вернее, вопрос и просьба. Прошу пропустить сюда начальника милиции, а вопрос такой: кто видел, откуда стрелял майор Капустин и где был… парень, в которого попала пуля.

Все дружно заговорили, размахивая руками…

— Стоп, стоп! Давайте кто-нибудь один скажет — но только тот, кто сам все видел!

— Я видел! — сказал кряжистый бородатый мужик. — Я видел.

— Отлично! И вот еще что. Среди вас есть те, кто воевал? В Чечне или Афгане?

— Есть, есть, — на разные голоса заговорили в толпе.

— Петька! П-е-етька! — громко прокричала женщина.

Тут же через плетень перескочил крепкий мужчина средних лет.

— Я! Я… в Афганистане… капитан запаса Сушко, ранен за месяц до вывода войск.

— Ну, пойдемте, товарищи.

Когда подошли к трупу, бородатый пояснил:

— Сначала Капустин с этим мальчишкой стояли у забора и о чем-то говорили. Говорили долго, минут пятнадцать. Стояли спокойно, а потом майор ему что-то сказал, и Витек — ну, убитый! — как сиганет через плетень, и ходу. Майор еще что-то крикнул, а потом шмальнул вверх и только уже потом выстрелил в бегущего Витька. Ну, тот и зарылся носом в землю.

При этих словах люди, стоящие в отдалении, загудели и качнулись в их сторону, но Огурцов, не обращая на это внимания, уточнил:

— То есть он стрелял в спину? Вы это своими глазами видели?

— Да точнее быть не может! Да и не я один это видел, многие видели. Козел ваш майор! Ментяра — он завсегда ментярой и останется. А ведь его за порядочного держали.

— Хорошо, — сказал эксперт, — капитан, пошли, я тебе кое-что покажу. И вы с нами, — сказал Огурцов бородатому.

У трупа их ждали следователь Неделина и начальник милиции.

— Вот, товарищ капитан, труп парня. Я попрошу вас посмотреть на раны и сказать, с какой стороны пуля вошла, а с какой вышла. Вы, коль воевали в Афгане, в этом должны разбираться. — И они оба присели у трупа. Осмотрев рану спереди, сзади, поднялись на ноги. Лицо капитана было сумрачным и недоуменным.

— Ну, каково ваше мнение, капитан?

— А оно одно, — медленно произнес капитан, — и другого быть не может. Входная рана спереди, на груди, а выходная — сзади. Но ведь так быть не может! Я тоже видел, что майор стрелял сзади.

— А может, мальчишка решил сдаться… ну, после того, первого выстрела! Он повернулся, а майор снова пальнул, а?

— А как вы думаете, капитан, — заговорил начальник милиции, — из какого оружия была выпущена пуля?

Капитан с экспертом снова присели и внимательно осмотрели повреждения. Потом капитан встал и посмотрел в ту сторону, откуда бежал мальчишка, затем в противоположную…

— Знаете, товарищ полковник, я таких ранений понавидался. Пуля из «макара» навылет не пройдет — это раз. Стреляли из «винтаря» или «калаша» — смотрите, какое входное отверстие маленькое, а выходное — не намного больше. Значит, скорость у пули была высока, значит, это не пистолет!

После этих слов отставного капитана начальник милиции посмотрел на Огурцова.

— Я, — сказал эксперт, — думаю так же. Стреляли со стороны леса! И стреляли из… Ну, из того, что только что озвучил капитан. Так что Капуста — то есть майор Капустин — здесь ни при чем.

— А, кстати, где он? — спросила, оглядываясь, Наталья Николаевна.

— Да прокурор его к себе затребовал. Награда ждет героя! — съехидничал Огурцов. — Товарищ полковник, как бы его изъять оттуда — нужен сильно…

— Да и мне тоже, — поддакнула следователь.

— Хорошо, сейчас попробую.

Они немного подождали, но, кроме все усиливавшихся возгласов со стороны прокурорской «Волги», других действий не было. В конце концов Огурцов плюнул на прокурорско-милицейские разборки — это его не касается! — описал труп, забрал постановление и поехал к себе, сказав Наталье:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.