Капитан мэйдэй

Чернобровкин Александр Васильевич

Жанр: Драматургия  Поэзия    Автор: Чернобровкин Александр Васильевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Капитан мэйдэй ( Чернобровкин Александр Васильевич)

(«мэйдэй» — международный сигнал бедствия)

Действующие лица:

КАПИТАН (Кап.)

ДИСПЕТЧЕР (Дисп.)

СТАРШИЙ ДИСПЕТЧЕР (СД)

Кап. Мэйдэй, мэйдэй, мэйдэй! Это теплоход «BBC Colombia», «BBC Colombia», «BBC Colombia». Мэйдэй. Это теплоход «BBC Colombia». Позывной Зулу-Дельта-Фокстрот-Гулф-Фо. Положение неизвестно, Мне требуется немедленная помощь! Овер.

Дисп. «BBC Colombia» — Центр движения судов. Сообщите ваши координаты и какая помощь нужна? Овер.

Кап. Центр — «BBC Colombia». Я не знаю свои координаты. Оба GPS-навигатора разбиты, оба локатора тоже. И остальные приборы выведены из строя. Работает только УКВ-радиостанция. Овер.

Дисп. Я не наблюдаю вас на своем локаторе. Какие у вас сейчас скорость и курс? Овер.

Кап. Мы лежим в дрейфе в открытом море. Главный двигатель застопорен, и я не могу его запустить с мостика, а из машинного отделения и подавно не смогу: я не механик, я капитан. (Насмешливо). Могу сообщить только направление ветра — юго-восточный, около двух баллов, и высота волны около полуметра. Овер.

Дисп. Странно. У нас по прогнозу сейчас ветер северо-западный, шесть балов и высота волны до трех метров. Овер.

Кап (раздраженно). Я уже двадцать лет капитаном, и вряд ли перепутаю два балла с шестью! Овер.

Дисп. Не сердитесь капитан. Наверное, это синоптики перепутали, хотя, глядя за окно, я склонен им верить. Давайте перейдем к делу. Что с вами случилось, какая помощь нужна? Овер.

Кап. Я не знаю, что с нами случилось. Меня разбудил будильник на ночную вахту. Я обычно сплю перед ночной. Начал умываться и вдруг понял, что чего не хватает. Догадался — двигатель не работает. Значит, что-то случилось. Я бегом на ходовой мостик. А там никого и все приборы разбиты! Я хотел позвать старшего помощника, который должен быть на вахте, но не могу вспомнить, кто у меня сейчас старпомом. Овер.

Дисп. Откуда и куда вы шли, капитан? Овер.

Кап. Я не помню! И судового журнала тоже нет. Я и название судна не мог вспомнить, пока не увидел на переборке возле УКВ-радиостанции лист с его данными. Овер.

Дисп. Вы бы спросили у членов своего экипажа. Овер.

Кап. Каких членов экипажа?! Я же говорю вам: на судне нет больше НИКОГО! Я один, понимаете?! ОДИН! Овер.

Дисп. Я вас понял капитан. Успокойтесь. Вы проверили: спасательные шлюпки и плоты на месте? Овер.

Кап. Да, все спасательные средства на своих штатных местах. Их даже не пытались использовать, я проверил. Это первое, что я сделал, когда понял, что на судне больше никого нет. Овер.

Дисп. Расскажите, что вы помните. Что было до того, как вы легли спать? Овер.

Кап. Ничего не помню. Такое впечатление, что я заново родился, когда проснулся. Я даже не помню, как меня зовут. Овер.

Дисп. Но помните, что двадцать лет проработали капитаном. Овер.

Кап. Да, это помню. И больше ничего. Мне самому странно. Овер.

Дисп. А когда спали, вы не слышали никаких… подозрительных или необычных шумов, чего-нибудь не такого, как всегда? Овер.

Кап. Нет, не слышал. Если бы услышал, сразу бы проснулся. Я же капитан, отвечаю за судно. Все время настороже. Даже на берегу не могу спать спокойно. Овер.

Дисп. А что вам снилось — помните? Овер.

Кап. Да, как обычно, профессиональный сон: будто веду большое судно по узкой извилистой речушке, чудом умудряюсь не сесть на мель и вдруг вижу впереди скалы и понимаю, что обойти их не удастся. И тут, к счастью, зазвенел будильник. Овер.

Дисп. Пророческий сон. Овер.

Кап. Получается, что так. Овер.

Дисп. Вы обошли все судно, капитан, заглянули во все отсеки, в трюма? Овер.

Кап. Да, я обшарил судно от клотика до киля. Заглянул даже в балластные цистерны. Ни одной живой души. Хотя бы крыса одна попалась! Овер.

Дисп. Крыса вряд ли бы вам рассказала, что произошло. А продукты питания есть на судне? Овер.

Кап. Есть, полные кладовые. Этих запасов хватило бы месяца на три, если не больше. Вода и топливо тоже есть, причем под завязку. Значит, рейс намечался продолжительный. Овер.

Дисп. А груз какой в трюмах? Может, по грузу догадаемся, откуда и куда вы шли? Овер.

Кап. В трюме гранит в блоках. Никакой маркировки. Определить по виду, из какой он страны, я вряд ли сумею. Всё, что я знаю о граните, это то, что он один из самых опасных грузов: часто смещается и переворачивает судно. К счастью, блоки не шлифованные, меньше шансов, что сместятся, и хорошо раскреплены досками. На досках тоже никакой маркировки, а из какого они дерева — понятия не имею. Я не столяр. Овер.

Дисп. Я тоже не смогу отличить сосновую доску от дубовой. Хотя прадед мой был столяром. Овер.

Кап. Гранит погружен очень толково. Видимо, у меня был хороший старший помощник. Овер.

Дисп. А в каютах вы не заметили ничего необычного? Разбросанные вещи, следы борьбы или еще что-нибудь странное? Овер.

Кап. Заметил. В каюте старшего помощника на палубе было большое темно-красное пятно. Прямо посередине каюты. Я еще подумал, что это кровь. Потрогал наслюнявленным пальцем, чтобы проверить, но никаких следов на пальце не осталось. Это оказалась засохшая краска. Причем пятно такой формы, будто краска вытекала из чего-то, лежавшего на палубе. Она уже успела засохнуть, но случилось это недавно, не успела потемнеть и не затоптана. Странно такое видеть у старшего помощника. В каюте чистота и порядок, все разложено по ящикам и полкам, а посреди каюты такое пятно! Почему не приказал вывести его или хотя бы закрасить? Овер.

Дисп. Наверное, не успел. Овер.

Кап (насмешливо). Хотел бы я знать, куда он спешил?!.. Но что еще удивительней, пятна от вытекшей темно-красной краски есть и в других каютах, причем в разных местах: на кроватях, на столах, а у боцмана на палубе в душевой. Овер.

Дисп. И тоже засохшие? Овер.

Кап. Да. Скорее всего, их разлили в одно время. Я никак не могу понять, кто и зачем это сделал? Если это шутка, то довольно глупая! Овер.

Дисп. А может, это не шутка? Может, это подсказка на вопрос, куда делся экипаж? Овер.

Кап. И что значит эта подсказка? Овер.

Дисп. Пока не знаю. Возможно, есть какая-то связь между этими пятнами и исчезновением экипажа. В вашей же каюте таких пятен нет — и вы остались на судне. Овер.

Кап. Да, в моей каюте таких пятен нет, зато оба полотенца в умывальнике испачканы краской, но светло-красной. Такое впечатление, что кто-то, кто разливал краску в каютах, потом помыл руки и вытер их полотенцами. Но, к вашему сведению, темно-красная краска не могла стать светло-красной, сколько не разбавляй ее водой. Овер.

Дисп. Я знаю. Может быть, светло-красную использовали в каком-то другом месте, которое вы пока не нашли? Овер.

Кап. Я тоже так подумал. Но она мне нигде не подалась. Даже в малярной такой краски нет. Как и темно-красной. Мне почему-то кажется, что таких красок у нас и раньше не было. У меня в голове вертится какое-то воспоминание, связанное с пожарным имуществом. Вроде бы его надо было покрасить, а на судне не оказалось красной краски. Или его раньше покрасили, поэтому и не осталось краски… Или это было в предыдущем рейсе?… Не помню. Овер.

Дисп. Больше ничего подозрительного не заметили? Вещи экипажа на месте? Овер.

Кап. Вроде бы. Я ведь не знаю, у кого и что было с собой. Но если бы собирались в спешке, это было бы заметно. А так — обычная обстановка в каютах: у кого-то чуть чище, больше порядка, у кого-то погрязнее. Овер.

Дисп. Но непорядок в каюте старшего помощника вам бросился в глаза. Овер.

Кап. Да. Я почему-то знаю, что в его каюте должен быть идеальный порядок, как и в моей. Овер.

Дисп. Вы бы посмотрели вещи старшего помощника, его одежду. Вдруг вспомните, как он выглядел? Овер.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.