Последняя гастроль

Чернобровкин Александр Васильевич

Жанр: Эро литература  Любовные романы    Автор: Чернобровкин Александр Васильевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Последняя гастроль ( Чернобровкин Александр Васильевич)

Если Одессу сравнить с женщиной, то район Канава — это ее пизда. Находится район возле Старого порта и испокон веков является поставщиком воров и проституток. Даже в самые суровые советские годы Канава была биржей проституток. Начиная с вечера они занимали посты на ступеньках лестниц, ведущих к нескольким двухэтажным конторам, расположенным на улице вдоль порта, и ждали клиентов. Менялись названия контор и улицы, менялись дома и покрытие дорог, менялись времена года, но каждый вечер, в любую погоду, при любой власти здесь можно было найти женщину нетяжелого поведения.

Если Канаву сравнить с пиздой, то мама Роза — это ее клитор. Проститутками были ее мать, бабка, прабабка, прапрабабка… Проститутками трудились ее дочь, внучка, правнучка и, скорее всего, будут все наследники женского пола. Сама она начала во времена НЭПа, в десятилетнем возрасте. Девственности ее лишил греческий капитан-педофил, заплативший за это удовольствие пять червонцев — огромные по тем временам деньги. Если ебавших ее мужчин построить в затылок друг другу, то, наверное, хватит до Луны и обратно. Не было такого, чего она не знала бы о сексе, но скромно утверждала, что всё еще учится. Иногда ей попадались мужчины, которые были уверены, что тоже знают всё о сексе. Потом они с удивлением заявляли, что теперь знают, что ничего не знают. Одного взгляда на мужчину ей хватало, чтобы определить, чего он стоит в материальном отношении, на сколько минут его хватит в сексуальном и как увеличить или уменьшить количество этих минут, и заодно, что он за человек. Ошибалась она редко, когда влюблялась. По настоящему это случилось только раз — в боцмана с парусника «Таврида», который возил зерно из Крыма в Одессу. Этот боцман был таким подонком, таким подонком, что в него грех было не влюбиться и не родить дочку.

Мама Роза была одной из первых, внедривших в половую жизнь советских граждан оральный секс. Началось всё в середине пятидесятых, когда из рейса вернулась славная китобойная флотилия «Слава». Надо было обслужить такое огромное количество клиентов, что мама Роза, раньше применявшая минет только с иностранцами, рискнула. И сперва пожалела, что сделала это. Какая-то падла кладанула ее. Арестовывали даже не менты, а гэбэшники. Они отвезли ее в обком, где собралось всё областное начальство, чтобы посмотреть на первую, как они считали, советскую вафлистку. Впрочем, название это появилось позже. Начальство не без интереса разглядывало ее, что-то лепетало про влияние разложившегося Запада, пыталось вразумлять, но не шибко настойчиво, а потом по одиночке, втихаря от других, попробовали это удовольствие в ее исполнении. Многим так понравилось, что у нее потом много лет не было проблем с правоохранительными органами.

Годам к шестидесяти, перестав пользоваться повышенным спросом у клиентов, мама Роза переквалифицировалась в бандерши. С этой ролью она справлялась не хуже, чем с предыдущей. Она умела отрегулировать отношения так, что довольны были все: клиенты, проститутки, «коты»-сутенеры, милиция и даже городские власти. Ее девочки зарабатывали больше других, реже попадали на «субботники» (хоровые пляски), бывали биты и ловили венерические заболевания, поэтому отбоя не было от желающих работать под крылом мамы Розы. Если претендентка нравилась маме Розе, та обучала почти всему, что знала сама, и только потом допускала к работе. На первых порах, сводя с клиентом, обязательно давала девочке короткий инструктаж, а потом расспрашивала, как прошел сеанс, указывала на ошибки и хвалила за находки.

С наступлением капитализма дела у мамы Розы и остальных проституток пошли намного лучше. Ведь чем хуже дела у людей, тем больше они пьют и ебутся. Так было до тех пор, пока на борьбу с проституцией не кинули майора Мастеркова. Это была такая сволочь, что его вытурили даже из внутренней службы безопасности, а там служат самые отборные подонки. В коварстве и беспринципности ему не было равных. Майора Мастеркова боялись все, в том числе и его собственное начальство. Посадить за проституцию было трудно, но Мастерков находил способ закрыть девочку на пару лет. Ряды подопечных мамы Розы начали катастрофически редеть. Она никак не могла подобрать ключик к майору. Наверное, потому, что был похож на того боцмана с «Тавриды». Он мог взять на лапу, а мог и арестовать за попытку подкупа; с девочкой мог переспать, а мог надеть на нее наручники; продвижение по службе ему и так было гарантировано: каждый новый начальник майора старался побыстрее отправить его на повышение. Но один грешок у него имелся: выпить Мастеров был не дурак. Этим и решила воспользоваться мама Роза. Так как участница мероприятия не останется безнаказанной, мама Роза решила основное сделать сама, а в подручные взяла соратницу, которая уезжала жить в Россию.

Соратница зазвала майора Мастеркова раздавить пару пузырьков французского коньяка, который ей якобы подарил чокнутый клиент. В коньяк добавили немного клофелина, поэтому майор очень быстро вырубился. Позвав на помощь дочь, внучку и правнучку, мама Роза перетащила Мастеркова на кровать, раздела его, а потом и сама разоблачилась. Правнучка вооружилась фотоаппаратом — и пошла работа. Вот майор уткнулся ртом в дряблую пизду мамы Розы, вот он лежит на ней, вот она сосет у него хуй. Кадры получились что надо! Внучка убежала, чтобы успеть к утру разослать веселые картинки всем начальникам майора, включая киевских, и во все газеты, включая республиканские. А мама Роза так расходилась, что попросила всех пойти в пизду, а сама отправилась на майоров хуй.

Она знала, как этот хуй поднять и как сделать так, чтобы он не кончал и не падал. Несколько манипуляций ртом, а потом нитками — и майоров хуй был в полной боевой готовности, стоял лучше, чем у подростка. Мама Роза оседлала его и поскакала с той резвостью и неутомимостью, с какой проделывала это много-много лет назад с любимым боцманом. К сожалению, возможности ее организма были уже не те и, кончив в очередной раз, она умерла что называется «в седле».

Когда дочь ее, обеспокоенная слишком продолжительной тишиной в спальне, заглянула туда, мама Роза лежала бездыханная на майоре, который продолжал беззаботно храпеть. Дочь освободила его хуй от ниток, а потом вызвала «скорую помощь».

Врачи констатировали летальный исход и в свою очередь вызвали милицию. Коллеги долго любовались храпящим майором, не зная, что делать, а потом вызвали начальство. О деле теперь знало слишком много людей, тем более, что на следующий день весь город любовался фотографиями майора Мастеркова в самых интересных ракурсах. Его турнули из органов, а маму Розу хоронили все проститутки Одессы. Их собралось так много, что присутствующие на похоронах журналисты заинтересовались: а есть ли в городе-герое хоть одна порядочная женщина? На что им ответили: в семье не без урода!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.