Волны. Сэнп

Марковская Алла

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Марковская Алла   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1 часть

Подлетев к спутнику планеты Ргодкасон, пройдя купол силового поля, космический паром Р-734 совершил посадку на площадку 56 космодрома «Адэна».

Из-под днища парома выдвинулись посадочная платформа, мягко коснулась слегка светящейся, полупрозрачной, прочной плиты, гул двигателя затих и открылся трап. Капитан парома попрощался с пассажирами, пожелал им удачного дальнейшего полета. Пассажиры вставали с удобных кресел, собирали небольшие дорожные сумки, коробки и верхнюю одежду, переговаривались. Дети прыгали между рядами кресел, наслаждаясь легкостью пониженного тяготения, мешая взрослым.

Сквозь прозрачный купол силового поля над космодромом видны были далекие звезды, а над горизонтом, сверкая искрами метеоритов, едва заметно вилась сине-зеленая лента гравитационного потока.

Посреди космодрома отражалась в зеркале посадочного поля конструкция из стеклянных кубов — небольшое здание вокзала.

Пассажиров, прибывших на пароме Р-734, встретила миловидная беловолосая женщина в темно-синем приталенном комбинезоне работника порта. На комбинезоне было навешано множество золотых эмблем и значков, рассказывающих о ее должности, статусе и сроке работы. Женщина подняла руки, призывая к вниманию, и огласила новость:

«Прибытие межгалактического лайнера задерживается, но прошу, уважаемых пассажиров, не беспокоится, лайнер благополучно преодолел подпространственный канал, и находится в районе видимости радара. Прошу следовать за мной, вы можете подождать в зале ожидания вокзала, там есть все необходимое: удобные кресла, буфет…»

Тем временем работники порта перегружали тяжелые сумки и чемоданы новоприбывших пассажиров из багажного отделения парома на гравитационные платформы. Когда прибудет космический лайнер, багаж отправят в его трюм.

Гэл вышел из парома с сонным сыном на руках. Известие о задержке лайнера воспринял равнодушно, может быть, даже не расслышал, так как его мысли были заняты последним разговором с женой. Он пытался оправдать себя, и казалось бы, понимал ее, но совершенно не мог разобраться, что ему делать дальше. Снова и снова вспоминал, как будто видел все со стороны…

Вспоминал, как небо тогда темнело, окрашиваясь в розово-фиолетовый цвет, как облака отсвечивали красным. Как сверкали заснеженные вершины гор. А Лэнора стояла на мраморной террасе дома своего отца и говорила, глядя вдаль:

— Так не может продолжаться!

— Как не может продолжаться? — спросил тогда Гэл.

Лэнора посмотрела на мужа, увидела отрешенный взгляд, ей тогда стало жаль его, она попросила уже мягче:

— Оставь свою службу на Калтокийи, мой отец еще согласен взять тебя капитаном на пассажирский корабль, пройдешь переквалификацию…

— Или?..

— Или мы разведемся.

Гэл не поверил ее словам:

— Ты же знаешь — война закончена, — он ведь и вправду был уверен, что эта война закончена.

— Конечно! — разозлилась Лэнора, — но ты найдешь себе другую войну. А мы?! Мы ведь не бессмертны!

— Я очень люблю тебя, — Гэл хотел обнять жену, но она отступила, он прошептал. — Я очень люблю Айрэ. Но не могу я оставить флот сейчас.

Лэнора готова была расплакаться от отчаяния:

— Конечно! Ни сейчас, ни потом, никогда. Никогда ты не уйдешь из армии! Но если ты так любишь нас, почему ты не с нами? Почему тебя никогда нет рядом? Неужели на твоей страшной Калтокийе недостаточно капитанов? Тебя некем заменить? Разве это твоя война, разве древние планеты поддерживают Совет, или Братство? Разве твоя планета вступала в эту войну? Нет, Нодэ наоборот вышла из состава Совета вместе с другими древними планетами. А ты, вероятно, забыл, что ты не только калтокийский наемник? Гэл, уйди из армии! Может быть, тебя объявят предателем и дезертиром, но ты будешь жив и с нами…

Там было так страшно… Гэл… Это бойня… мы с тобой едва не погибли… Я и сейчас не могу поверить, что ты жив… Эта неоправданная жестокость… Гэл…

— Мне нужно подумать, — сказал тогда он, — полетим вместе на Кзол, там тихо, море теплое, отмели…

— Нет, Гэл, нет. Я с тобой не полечу. Мне тоже нужно подумать.

— Тогда я хочу остатся с вами. Мы все обдумаем вместе.

— Теперь я не хочу, чтобы ты оставался. Я не смогу ничего решить рядом с тобой.

— Ты меня больше не любишь?

— А разве ты меня любишь? Как можно любить убегая?

— Но я же вернулся.

— Поздно…

— Вот как, — Гэл даже отступил на шаг, посмотрел ей в глаза, она отвернулась, он тогда ей не поверил, но слишком хорошо ее знал, чтобы начать уговаривать, только попросил, — отпусти со мной Айрэ.

Как он тогда хотел подойти к ней, коснутся ее белых, коротко остриженных волос, такая нелепая мальчишеская прическа и так ей подходит, как хотел поцеловать, обнять, чтобы она замерла и не отталкивала его.

И как она хотела, чтобы он подошел к ней близко- близко. Ее бабушка говорила, что боги завидуют влюбленным, но как можно завидовать той муке, которую она испытывала рядом с тем, кого любила? Или они завидуют щемящему чувству тепла и нежности влюбленных друг к другу?

На террасу вошел отец Лэноры: высокий, статный мужчина с короткими волнистыми белыми волосами и красивым надменным лицом. Гэл помнил, как презрительно кривились бледные тонкие губы господина Приоролла. Можно было догадаться, что чопорный ргодкасонский аристократ снизошел до подслушивания и посчитал нужным вмешаться.

— Лэнора! Я не позволю твоему мужу, человеку, из-за которого я едва не потерял тебя на Над, забрать моего внука….
- господин Приоролл не крикнул тогда, как того хотел. Он говорил сдержанно, но голос его дрожал от гнева, — разве ты забыла, как я забирал тебя из плена, не он — Мэрог спасал тебя. А где был твой муж, когда ты попала в беду?! Пускай убирается вон!

Лэнора застыла. Гэл резко повернулся в сторону тестя, синие глаза его посветлели, приобрели желтоватый оттенок, и казалось, зрачки сузились, как у зверя:

— Господин Приоролл… ваш внук — мой сын. Ваша дочь — моя жена.

Пиор Приоролл сначала было испугался и отступил, но гнев его был тогда сильнее страха перед зятем, и он снова решительно набросился на зятя с обвинениями. И чем громче он кричал, тем смелее казался сам себе.

— Тогда где ты сам — муж и отец? Почему я должен воспитывать твоего сына и заботиться о твоей жене?! Где ты? Ах да. Ты на войне! Наемник!.. А когда твоя жена попала в беду, тебя рядом с ней не было! Тебя расстреливали! Жаль, не дострелили! Из-за тебя она едва не погибла! Разве ей так хотелось помогать людям в горячих точках?! Да нет, она тебя там искала! Вот мое последнее слово — мой внук останется здесь, со мной, а ты убирайся! Хоть на войну! Хоть к чертям! Документы о разводе я тебе вышлю! На твою Калтокийю! До востребования!

— Я попросил отпустить со мной сына у своей жены… — упрямо ответил Гэл, — и решения принимает она. Не вы.

— Отец! — вскрикнула тогда Лэнора, — прошу тебя… я сама решу проблемы моей семьи!

— Твоей семьи? Твоя семья — этот бродяга?!.. — изумился Приоролл, — А я?.. А Айрэ?.. Ты хоть понимаешь, в какую пропасть тебя тянет этот наемник? Разве тебе мало Над?!

— Этот наемник пока еще мой муж. И отец моего сына! — ответила Лэнора.

Белое лицо господина Приоролла, казалось, тогда посинело от огорчения, плечи обмякли, как у человека, внезапно получившего смертельный удар. Он ушел, не сказав больше ни слова.

Лэнора повернулась к Гэлу и сердито сказала:

— Никогда… Слышишь?.. Никогда больше не смей разговаривать так с моим отцом. Я не знаю, сколько тебе лет… но я знаю, кто ты, и ты должен все-таки знать свое место…

— Что? — изумленно выдохнул Гэл, и тут же вспылил, — и где же оно?!.. Мое место?! Покажи мне тот коврик, на котором я должен сидеть, подобно псу, не шевелясь, ожидая команды!

— Ты слишком много себе позволяешь. Гэл… — холодно и четко ответила тогда Лэнора да Ридас-Приоролл, — ты совсем одичал на войне… Но ты тщательно обо всем подумаешь на Кзол, успокоишься, и когда вернешься, мы мирно подпишем документы о разводе, расстанемся спокойно, как цивилизованные люди. Айрэ ты вернешь на Ргодкасон через две недели, к этому сроку я подготовлю бумаги. Все… Я не хочу больше ничего слышать, и не хочу тебя больше здесь видеть. Завтра я привезу малыша на космодром, к отправке парома. Прощай!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.