Тень на скале

Горюнов Юрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тень на скале (Горюнов Юрий)

За два года до событий

Таможенник был приветлив и доброжелателен. Его лицо выражало самые добрые чувства. Был он спокоен и аккуратен.

– Добро пожаловать, – тихим чуть усталым голосом произнес он. – Надеюсь вам у нас понравится.

Мужчина европейского вида протянул ему паспорт и поставил чемодан и сумку на ленту транспортера для проверки. Таможенник пролистал паспорт и вернул его.

– Благодарю вас. Сколько вы пробудете?

– Не знаю, – ответил мужчина. – У меня долгосрочная виза, не думаю, что скоро уеду.

– У нас хороший климат и замечательная природа. У дачи вам.

Мужчина подхватил чемодан, сумку и вышел из здания аэропорта. Жаркое Солнце обдало его зноем. Прибывший прищурился, достал темные очки и надел их. Он не обманул таможенника, он действительно не знал, сколько пробудет в этой стране, которую выбрал в качество своего места жительства, уехав оттуда, где родился, то ли по обстоятельствам, то ли по прихоти судьбы. Он понимал, что первое время будет тоскливо, но надеялся справиться со своим настроением, да нельзя отбрасывать и то, что однажды ему захочется вернуться.

Будучи еще на родине, он, не говоря никому, выучил испанский с учителем, и это помогло ему сразу, как приехал в общении. Проблем, с получением визы не было; он вложил некоторую сумму в экономику страны, став совладельцем одного из предприятий.

Глава 1. Встреча

Горы, представшие его взору, завораживали. Они стояли полукругом и были такими высокими, что казалось, они подпирают небо. Их мощь, красота потрясала воображение. Легкий ветерок, приносящий прохладу, колыхал ближайшие редкие кусты, которое заливало солнце. От скалы, напротив которой он стоял, исходило тепло, переданное ей солнцем.

Константин стоял, не двигаясь, и солнце, освещавшее его со спины, распластало по скале его тень, которая была с ним и окружающей природой, как единое целое. Он смотрел на тень, что немым укором отображала не только его тело, но казалось, хранила в своей темноте то, что он прятал у себя в душе. Чуть пошевелился, тень отреагировала. Солнечный свет, приводя в движение тень, подтверждал, что ее владелец – еще жив. Константин шагнул вперед, тень увеличилась, словно пытаясь забраться на скалу, но стоило ему отвернуться и сделать шаг назад, то тень сползала и становилась все меньше.

У него мелькнула мысль, что его тень – это его отражение темного прошлого, которое уже давно задет вопрос: – Что он здесь делает?

Константин чуть вздрогнул, услышав за спиной голос, но тут же успокоился, повернувшись и увидев говорящего. Это был старик, возраст которого трудно определить, словно время остановилось на его лице. Было видно, что он из местных, да и откуда здесь взяться другим, разве только вот он, Константин, был здесь, пока чужой.

– Красиво, – произнес по-испански, но с каким-то местным диалектом старик. – Ты не местный, – то ли спросил, то ли утверждал он.

Константин, действительно был в этой стране хоть и давно, но даже его загорелый вид, не скрыл европейские черты лица. Он чуть улыбнулся.

– Верно, я издалека, но здесь уже давно, – решил он поддержать разговор. Пожилые люди часто мудры, особенно в таких удаленных от цивилизации местах, так почему бы не поговорить.

Старик присел на пожухлую траву: – Тебя как зовут?

– Константин, Костя.

Костя расположился на траве напротив старика около невысокого куста; развязал рюкзак, достал хлеб, сыр и бутылку местного красного вина. Налил в пластиковый стаканчик и протянул старику, тот не стал отказываться.

– Что здесь делаешь? – спросил старик, беря стаканчик с вином.

– Забрел. Я люблю ходить по тропам в горах.

– Я имею в виду не место, а страну?

– Живу. Здесь у подножия в городе.

– Чем занимаешься?

– Ничем. Я не нуждаюсь в деньгах, а для удовольствия помогаю местным, если требуется. Чистое безделье скучное занятие.

Старик внимательно посмотрел и задал достаточно неожиданный вопрос: – Зачем ты здесь? Ты же ищешь этот ответ в себе, – последнее предложение было утвердительным, как будто старик знал о Косте все.

Костя не ожидал, что вопрос будет точно таким, какой он порой задавал себе сам, и, пожав плечами, ответил:

– Задаю себе это вопрос. Иногда, кажется, что нахожу ответ, иногда нет. Может быть все проще – пытаюсь убежать от себя.

Косте захотелось поговорить, высказать этому старику то, в чем он сомневался, произнести вслух те вопросы, что мысленно задавал себе не раз.

– Это еще никому не удавалось, – старик жевал хлеб, запивая его вином. – Бежишь от прошлого. Вон твоя тень, – указал он за спину Кости, тот обернулся и увидел, что часть его тени тихо расположилась на скале, а старик продолжил. – Она темна на фоне ясного дня, как ночь. Ты сидишь лицом к свету и не видишь ни света впереди, ни тени прошлого. Ты забыл, что она есть, как есть прошлое, которое живо, пока живешь ты. В чужую страну надолго приезжают, чтобы убежать от прошлого.

– Вот я и сбежал, чтобы понять себя. Ожидая чуда.

– Ожидание процесс длительный. Ожиданием либо расплачиваешься за полученное, либо ждешь, что хочешь получить. Почему ты уехал так далеко? Не ожидание же проверять?

– Потеря бизнеса. У меня был крупный бизнес, но в какой-то момент я вдруг понял, что мне всего этого не надо…И, сразу начались проблемы.

– Ты дал слабину чувствам.

– Наверное, и люди, которых я считал друзьями, компаньонами, этим воспользовались. Я продал, что смог и уехал.

– Не уехал, а сбежал, бросив тех, кто в тебя верил.

– Пусть так, – не стал возражать Костя.

– Плохо. Ты уступил дорогу другим, убив себя в себе. Иногда надо быть эгоистом. Не думал об этом?

– Зачем?

– Потому что ушел без боя и про тебя забыли. Кто тебя теперь там помнит? Их память слаба. Мы все хотим, что бы о нас помнили, где-то глубоко веря, что совершаем добрые дела, убеждая себя в своей истине.

– А что такое истина?

Старик, помолчав, произнес: – Никто не знает. Даже Бог. Если бы знали что такое истина, то мир сразу бы стал скучным. Что искать? К чему стремиться? О чем размышлять? Думаю, истина живет в нас и со временем она меняется, вместе с нами. Ты сказал, был крупный бизнес?

– Да я много его достиг в нем. Был можно сказать на вершине.

– Но это тебе не помогло, – усмехнулся старик. – Что там на вершине? Трясина из собственных мыслей и глупых вопросов. Что дальше? Ты оказался на краю сомнений, безысходности. Идти вперед или свернуть назад – смысл не меняется, все равно спускаться вниз. Но спуск разный. Спускаясь вперед – опускаешься морально, спускаясь назад – опускаешься до снижения материальных благ. Чаще всего остаются на месте, затянутые болотом безысходности. Пока есть движение вверх – у тебя есть цель.

– Наверное, ты прав, старик, – согласился Костя, – я топтался на месте, как многие, и мне это нравилось. Меня все устраивало: и обманы, и лживые улыбки, погоня за деньгами, и тогда я стал понимать, что мир сходит с ума. Интересуешься лишь положением в обществе, как ты смотришься, и не замечаешь, что уже погрузился по колено в трясину.

Костя посмотрел поверх головы старика, и замолчал.

– Не все потеряно, если ты здесь. В тебе еще живут раны прошлого, они никогда не заживают. Глупцы говорят – время лечит. Оно не лечит, оно снимает острую боль. Раны не заживают, особенно душевные. Они у тебя болят, потому что ты жив, а значит, живы и они. В человеке живет память прошлого и все закончиться, когда остановится сердце, когда перестанет течь кровь.

– И что делать?

– Может быть, стать на время эгоистом? Показать, что бой не проигран, а лишь взята передышка? Я видел, как ты рассматривал свою тень на скале. Это ты в прошлом. Куда бы ты ни шел, она всегда будет рядом, даже ночью, вот только мы разучились видеть в темноте. От тени прошлого не надо бегать, надо научиться с ней жить. Кто-то считает, что тень отбрасывает форму нашего тела и все, но это то, что мы видим и знаем о себе. Истинная тень глубоко в душе, это то, что мы боимся о себе знать. Душевная тень сидит в темноте, где не видно сути вещей, а на свет выносим лишь то, что считаем возможным показать. А вот где она, граница между двумя тенями? Граница между истиной и ложью о себе. Что прячут тени? Разницы нет. Что для одного истина, для другого может ей и не быть. Кто понимает это – мудр.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.