Вист: Аластор 1716

Вэнс Джек Холбрук

Серия: Аластор [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вист: Аластор 1716 (Вэнс Джек)

Джек Вэнс

Вист: Аластор 1716

Некоторые называли это Утопией

«Аррабус — ритмично бьющееся сердце Виста. Вопреки измышлениям, распространяемым недоброжелателями, Аррабус работает, Аррабус живет, Аррабус потрясает воображение! Сомневающийся может прилететь на Вист и во всем убедиться собственными глазами. В связи с перегрузкой общественных служб, вызванной перенаселением, иммигранты больше не приветствуются. Тем не менее, любой человек, достаточно нечувствительный к мелким неудобствам, может принять временное или постоянное участие в фантастическом социальном эксперименте — в Аррабусе право на пищу и жилье, подобно праву дышать воздухом, считается неотъемлемой естественной привилегией всех и каждого.

Новоприбывший обнаруживает, что внезапно избавился от всех забот и тревог. Аррабин работает (на местном жаргоне — «тухтит») всего два раза в неделю по пять с половиной часов. Еще два часа в неделю он обязан «придуриваться», то есть производить уборку и ремонт в многоквартирном блоке, где он прописан. Чужестранца с первой минуты захватывает головокружительный вихрь общества, посвятившего себя праздному самовыражению и легкомысленным развлечениям. Аррабины поют и танцуют, сплетничают, занимаются бесчисленными амурными похождениями и бесконечно ездят на «полотне» куда глаза глядят, беспричинно и бесцельно, проводя долгие часы в характерном для жителей мегаполиса состоянии «балдения» — напоминающего сон наяву созерцательного рассредоточения внимания в неподвижно движущейся толпе.

Каждый, кто посещает Вист, ожидает потрясений и неожиданностей, но никогда не готов воспринять умопомрачительный шквал впечатлений, обрушивающийся на него со свойственной реальности бесцеремонностью».

Из секретного досье Коннатига.

Глава 1

Аластор [1] , скопление тридцати тысяч видимых звезд, несчитанных останков погасших светил и огромного множества старментов — скитающихся лун, астероидов и комет — приютилось на краю галактики между зияющими пустотой Злополучной бездной и Несбыточной пучиной, в стороне от основного витка Ойкумены, кажущегося оттуда пеленой мерцающего тумана. Откуда бы ни приближался к Аластору космический странник, взору его открывается примечательное зрелище — отливающие белыми, голубыми и красными сполохами созвездия, подсвеченные завесы разреженной материи, местами разорванные, местами затемненные кляксами пыли, блуждающие внутрь и наружу вереницы звезд, завитки и всплески фосфоресцирующего газа.

Следует ли рассматривать Аластор как часть Ойкумены? Жители Скопления — от четырех до пяти триллионов человек, населяющие более трех тысяч миров — редко об этом задумываются и, по сути дела, не считают себя ни ойкуменидами, ни аластридами. Отвечая на вопрос о происхождении, типичный обитатель Скопления назовет, пожалуй, родную планету или, что более вероятно, страну, где он появился на свет и вырос — как будто его отечество настолько знаменито и замечательно, что его название должно быть на устах каждого встречного и поперечного во всех городах и весях необъятной Галактики.

Поглощенность местными интересами отступает перед славой Коннатига, правящего скоплением Аластор из дворца в Люсце на планете Нуменес. Дворец Коннатига — сооружение на пяти гигантских опорах, укоренившихся в пяти островах — пользуется известностью во всех населенных человеком областях Вселенной.

В трехстах метрах над поверхностью моря крестовый свод, образованный опорами, поддерживает усеченную пирамиду прогулочных террас. Над террасами находятся правительственные учреждения, церемониальные залы и центральный Аласторский коммуникационный комплекс, а еще выше — знаменитое Кольцо Миров, ярусы исследовательских институтов и палаты для почетных гостей. На самом верху, более чем в трех километрах над океаном, гнездятся персональные апартаменты Коннатига. Шпиль дворца скрывается в облаках, порой пронзая их насквозь и воспаряя в вечно ясное небо. Когда шпиль Люсца радужно сверкает в солнечных лучах, дворец Коннатига поражает воображение — сказочное, фантастическое видение! Его нередко называют самым вдохновляющим творением человеческих рук.

Присутствуя на официальных приемах, Коннатиг носит строгий черный мундир и черную каску, производя впечатление суровости, бдительности, непреклонного могущества — таким он остается в воображении подданных. В поднебесной обители, однако, его существование не отягощено лишними формальностями. Представляясь высокопоставленным чиновником на службе Коннатига, странствуя инкогнито по отдаленным уголкам Скопления или размышляя в заоблачном уединении, он выглядит как благожелательный, благовоспитанный обыватель ничем не примечательной наружности, выделяющийся разве что ненавязчивой компетентностью.

В Люсце кабинет Коннатига ютится под куполом на самом острие гигантской башни, откуда во всех направлениях открывается вид на беспредельные просторы космоса, облаков и океана. В обстановке кабинета преобладает массивная мебель из черного дерева: пара мягких кресел, рабочий стол и большой сервант с полками, пестрящими всевозможными сувенирами, фотографиями и достопримечательностями — среди них небольшой глобус древней Земли. Чуть поодаль от стола на обширной схематической карте Скопления мерцают три тысячи разноцветных огоньков [2] — символы населенных миров.

Коннатиг привык к одиночеству, в кабинете он чувствовал себя легко и удобно. Темнело — из панорамных окон сочился сливово-синий сумеречный свет. Коннатиг стоял у западного окна, любуясь исчезающими сполохами заката и пробуждением звезд.

Тишину нарушил ясный короткий звук — тинк! — будто капля упала в бассейн со спокойной водой. Коннатиг отозвался, не оборачиваясь:

— Эсклавад?

Ответил голос:

— Из Аррабуса, с планеты Вист, прибыли четыре делегата, величающих себя «Шептунами». Они просят аудиенции — если появится такая возможность.

Не отрывая глаз от догорающей вечерней зари, Коннатиг помедлил пару секунд, после чего сказал:

— Могу принять их через час. Проведите их в Черную гостиную, предложите подходящие закуски и напитки.

— Как вам будет угодно.

Отвернувшись от окна, Коннатиг подошел к письменному столу и произнес:

— Тысяча семьсот шестнадцать!

В углубление стола выпали три карточки. Первая, отправленная двумя неделями раньше из Уонисса, одного из городов-округов аррабинского мегаполиса, содержала следующее сообщение:

«К Вашему сведению:

Кодовые номера предыдущих отчетов, посвященных тому же вопросу, указаны ниже. Вкратце: в Аррабусе в ближайшее время ожидается празднование Фестиваля Века — столетнего юбилея самоуправления под эгидой так называемого «Эгалистического манифеста». Осмелюсь напомнить, что этот документ предписывает всем людям (в частности, гражданам Аррабуса) руководствоваться принципом всеобщего равноправия, исключающим нужду, а следовательно и принуждение, в том числе необходимость тяжелого труда.

Посвятив себя практическому осуществлению этих идеалов, аррабины столкнулись с определенными трудностями (см. мои предыдущие отчеты).

Шептуны (исполнительный комитет четырех представителей округов) в высшей степени обеспокоены сложившейся ситуацией. Неутешительные прогнозы убедили их в необходимости некоторых фундаментальных реформ. Во время юбилейных торжеств они намерены объявить о программе перестройки и оздоровления экономики Аррабуса, но опасаются, что она не будет пользоваться популярностью — аррабины, как и многие другие народы, ожидают от будущего лишь улучшения обстоятельств существования, а не ограничения возможностей. В настоящее время каждый аррабин работает тринадцать часов в неделю, выполняя более или менее необременительные обязанности. Аррабины, однако, надеются на дальнейшее сокращение этого срока.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.