Прилив

Прусаков Андрей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прилив (Прусаков Андрей)

Сын диктатора Слав и варвар Волод никогда не видели друг друга, но похожи, как две капли воды. Один живет в прекрасном городе, другой выживает во враждебной людям пустыне, мечтая прославиться и стать великим. Волею случая Волод оказывается на месте крушения корабля, замечает свое сходство с раненым юношей и по прибытии спасателей выдает себя за него, а Слав становится рабом варваров. Роковая подмена рушит шаткое перемирие между варварами и городом переселенцев, на планете вспыхивает война. У одного — жажда власти, неприступный город, высокие технологии и мощь армии клонов, обученных убивать. У другого нет ничего, кроме желания выжить, отомстить за отца и вернуть себе доброе имя.

Андрей Анатольевич Прусаков

И когда на берег хлынет волна

И застынет на один только миг -

На земле уже случится война,

О которой мы узнаем из книг…

В. Бутусов

Глава 1. Волод.

Огромный, красный, испещренный багровыми рубцами овал, цепляясь за вершины отрогов, навис над долиной. Казалось, он вот–вот заденет верхушки гор и скатится вниз, круша все на пути. Пожалуй, вполне докатится до гморода, подумал Волод, усмехаясь. Вот гморы переполошатся!

Волод любил гулять по ночам. Здесь, на Пыльных скалах, ночью относительно безопасно, не то, что в низине. Редкое существо доползет до нижней тропы, не говоря о смотровой площадке. Здесь тварям ловить нечего. Ни воды, ни растений. Голые пыльные скалы. А если и доползет какой-нибудь зубин, так на него у Волода управа найдется — на ремне висит тесак с зазубренным лезвием. Это Волод черепана ударил — вот лезвие и испортил. Говорили ведь: нельзя черепанов по башке бить — бесполезно, не пробьешь, а Волод ударил. Сплоховал, что и говорить. Растерялся, когда черепан башку из песка выставил, испугался и ударил. Надо к ковалю идти, лезвие править. А коваль плату потребует. Хорошо, если шкурой зубина или мясом рогача. Это удача. Но в клане Севера ковалей нет, идти надо к соседям. А с ними мясом и шкурами не договоришься — этого добра у них хватает. Кусок хорошего металла, а то и солнечную пластину потребуют — а где взять? На землях Северов этого давно не сыскать. Что было в руинах Лабората: от солнечных пластин до кусков термопластика — все давно выгребли гморы, а клан довольствуется жалкими остатками…

Сидя на камне, Волод глядел на расстилавшуюся у ног равнину. Свет красной луны заливал ее, струясь по гладким, источенным водой и ветром камням и скалам. Часть равнины и земли клана находились во тьме, закрытые от луны крутыми отрогами. Почти посредине виднелся кратер — след упавшего в давние времена метеорита. Старик Прич говорит: до его падения люди и гморы жили вместе и были одним народом, но в это трудно поверить.

Гморы… Волод завидовал им. Живут в укрепленном гмороде, едят чистую пищу, не знают ни голода, ни холода. И потому живут долго, очень долго. Старый Прич рассказывал, что в детстве видел гмора, который знал его отца, когда тот был еще молод. И тот гмор совсем не состарился. А какое у них оружие! Волод даже прищелкнул языком. Мечи из отличного металла! Энерганы, за которые любой охотник отдал бы полжизни! Говорят, заряды из них раскалывают даже камни! Впрочем, Волод согласился бы и на арбалет. Такой, какой видел у одного охотника из Красноголовых. Стрела из такого арбалета пробивает зубина насквозь! Когда-нибудь и у Волода будет такой! Да, будет!

Волод смутно представлял, каким путем добудет драгоценное оружие, но был уверен, что судьба даст шанс, а уж он распорядится им, как надо. Волод самый молодой из мужчин рода Севера, моложе только Мил — так Мил еще не мужчина. Он не сделал для семьи ничего достойного и не может зваться мужчиной. А Волод сделал.

За кланом, во тьме, лениво плескалась Пойма. Каждый месяц, в полнолуние, с юга приходит вода и затапливает равнину. Где можно пройти, а где и утонешь. Старый Прич болтает, что сила луны гонит воду в Пойму, но Волод не верит. Сказки. Да, вода прибывает каждый месяц в полнолуние, так и солнце встает каждое утро. Никто же не говорит, что сила солнца заставляет его, Волода, вставать с постели и идти на охоту! Он сам идет. Вернее, не сам, а Мих заставляет. И попробуй не пойди — Мих за ухо потащит, на смех всем девчонкам. Так однажды и случилось. Ангела хохотала громче всех, а он обиделся на нее. Пусть она самая красивая девушка в клане, он не позволит над собой смеяться даже ей!

Эх, когда-нибудь все изменится! Не век же ему, Володу, грибы собирать в Пойме, да на ро–гачей охотиться. Конечно, удачливых охотников в клане уважают. Им лучшее место у котла, первое слово в клане. Даже девушки из соседних кланов знают их имена, хихикают и разглядывают, когда охотники приходят в клан с подарками для будущих жен… Но ему хочется большего! Ведь есть же другая жизнь, совсем другая! Охотники из клана Красноголовых рассказывали, что видели летающие лодки гморов. Вот бы полетать на таких! А еще говорили о гмороде, что там дома из отшлифованного до зеркального блеска камня с прозрачными стеклами — осколки таких до сих пор можно найти в Лаборате, — каналы с чистой–чистой водой и лавки, где можно купить все, что есть в этом мире, даже вечную жизнь! Один из охотников хвастал, что собирается идти в гмород. Будто бы раз в году там набирают людей для каких-то работ и для охраны. Отбирают самых здоровых и сильных. В гмороде не встретишь уродов с шестью пальцами или тремя ногами, там нет болезней и невидимой смерти.

Волод не представлял, как охотник доберется до цели. Скорее всего, он просто хвастун, ведь до гморода, расположенного далеко на западе, не один десяток дней ходьбы по пустошам. Даже если выберешь время, когда уходит вода, и пойдешь вслед за ней — не успеешь до новой луны. Пойма наполнится водой, и путешественник утонет или его сожрут водяные твари.

Другое дело, если начать движение с дальних отрогов кратера. Волод слышал, что вода быстро уходит оттуда, а еще говорят, что там есть тропа до самого гморода. Одно плохо: нехорошее место вокруг кратера, такого наслушался — жуть берет. И вообще, к такому путешествию готовиться надо. А Волод пока не готов. Что у него есть: старый тесак да праща, которая за оружие-то не считается. А в Пойме без хорошего оружия нельзя. В Пойме каждый сам за себя, поэтому у кого меч длиннее, и самострел бьет дальше, тот выживет. А слабый останется на прокорм зубинам да многорукам.

Пора спать идти. Утром снова идти собирать ржавые грибы или к источнику за водой. Мих говорит: кто-то должен охранять женщин, но Волод знает, что дорога к источнику давно безопасна. Обитавших там многоруков давно перебили, а зубины попадаются редко, в горы не лезут.

Сопровождать женщин неинтересно. Скучно и жарко. Но ему придется делать это, пока не придет прилив. Как же все надоело! Волод выхватил тесак, размахнулся и сделал несколько выпадов, представив, что сражается с песчаным многоруком. Длинная, обмотанная шершавой кожей зубина, рукоять удобно лежит в ладони. Удар, еще удар! Многорук повержен и расчленен. Эх, жаль, лезвие узко и коротко: всего в две ладони. Достаточно, чтобы заколоть рогача да подержать над огнем кусок мяса. И только. С песчаным многоруком таким клинком драться опасно, если ты не очень ловок, лучше обойти тварь стороной.

Длинный клинок — целое сокровище. В клане Севера только у Миха есть такой. Его он передаст своему сыну. Эх, почему мой отец не Мих, думал Волод, спускаясь по склону к поселку. Своего отца Волод не знал. Мать рассказывала: он был высокий и сильный, хороший охотник. Но однажды ушел к Грязной Луже и не вернулся… Волод очень хотел сходить туда, но до Грязной Лужи больше дневного перехода, надо ночевать в пустошах. Одному это опасно, а в напарники взять некого. Старшие не пойдут, потому что там нечего взять, и ему запретят, а младшие испугаются. Разве что Мил. Но Мил с ним не пойдет. Не дружат они.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.