Ребусы жизни, или Шарада для любимого

Языкова Нинель Васильевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ребусы жизни, или Шарада для любимого (Языкова Нинель)

В жизни каждого человека настает такой момент, когда ему хочется что-то совершить, или сделать что-то эдакое, чтобы ощутить свою значимость. Наверное, такой момент пришел ко мне, потому что я вдруг подумала, что мне уже тридцать лет, все-таки я уже прожила какой-то жизненный путь и ничего в моей жизни не происходит. Мне стало интересно, почему у кого-то жизнь бурлит всякими событиями, пролетает как комета, у меня же стоячее болото, дни мои затянуты тиной и кое-где иногда пробивается нежная водяная лилия, которая цветет некоторое время и незаметно уходит в никуда. И остаются опять серые будни.

Я росла живым и подвижным ребенком, все свое детство танцевала в разных танцевальных кружках. Занималась народными танцами, потом, когда подросла, увлеклась бальными, даже в конкурсах участвовала. Но свою балетную карьеру не продолжила, так как после окончания школы вышла замуж и уехала с мужем за границу. Семейная жизнь меня научила всему. Главный урок, который я усвоила в своей недолгой семейной жизни это то, что семья должна строиться на любви. Никакие деньги, никакой достаток не удержат женщину рядом с мужчиной, если у нее нет к нему никаких чувств. В один прекрасный момент она придет домой и посмотрит на предмет своей любви трезвыми глазами и что она увидит? Распластанную медузу в сморщенных трико-рейтузах, лежащую на диване и пьющую пиво с закуской, состоящей из чеснока с луком, нечесаной головой и кукурузными рыльцами, торчащими из-под мышек. Эта картина стоит до сих пор у меня перед глазами.

Поэтому, я забрала все свои сбережения, уехала в свой родной город, продала свою двухкомнатную квартиру, добавила немного денег и купила небольшой дом, состоящий из двух комнат, приличной, пятнадцати метров, кухни, большой туалетной комнаты, коридора и огромной светлой веранды.

Веранда вообще моя гордость, она состоит вся из стекла, и когда заходишь в дом, то первое впечатление, которое производит на тебя свет, льющийся из окон, это ощущение тепла, уюта и комфорта. Это был тот дом, о котором я мечтала последнее время, живя за границей. Сделав относительно недорогой ремонт, поставила последний штрих в этом деле — купила мебель. Этим я завершила свою картину по устройству гнездышка и перешла к следующей.

А, следующая, заключалась в том, что мне нужно было где-нибудь работать. Как я уже говорила, я была живым ребенком, поэтому только танцами мое развитие не заканчивалось. Я посещала и другие всевозможные кружки, к которым и относилась художественная студия. Портретов я не писала, но закаты и рассветы и всякие этюды у меня получались отлично, поэтому, взяв мольберт и краски, я отправилась на тихую живописную улочку, что бы запечатлеть один старинный особняк. Картина получилась удивительной: старинный особняк в окружении цветущих деревьев. На дворе был май, вишня цвела в самом разгаре, и стоял такой запах, что, казалось, сама картина излучает аромат.

Я стояла и наслаждалась своим произведение, когда возле меня остановилась Лада «Калина» серебристо-вишневого цвета и из нее вышла высокая эффектная девушка моего возраста. Подойдя ко мне и посмотрев на мою картину, она спросила:

— Продается?

Будучи вообще-то не суеверной, я знала, что первому покупателю никогда нельзя отказывать, поэтому я молча кивнула головой.

— Сколько?

Я, не моргнув глазом, сказала:

— Пятьсот.

— Чего, долларов?

— Нет, евро. Живем ведь в Европе.

Да, нахальство — второе счастье. Я даже не удивилась, когда это очаровательное создание открыла свою сумочку и достала из нее нужную сумму.

— Но, отдать сразу картину я не могу, она должна просохнуть и ее нужно покрыть лаком. Думаю, что через две недели картина будет готова.

— Хорошо, вот вам моя визитка, — и девушка протянула мне карточку. Я прочитала: «Василевская Дарья Павловна. Страховая компания „Бонус“» и номера телефонов.

— Зотова Мария Борисовна, — мы с улыбкой пожали друг другу руки, и моя покупательница, к моему удивлению, направилась легкой походкой именно в этот особняк.

В жизни ничего не происходит просто так, и встреча с этой девушкой была не случайна. Я это поняла потом, когда, через две недели отдала картину и, получив деньги, пошла в кафе, отпраздновать свой первый успех.

Погода стояла чудесная, настроение у меня было прекрасное, поэтому я заказала все, на что у меня упал взгляд, долой фигуру, хочу не только форель, но и три кусочка торта, причем все разные. Сытая и довольная, я потягивала маленькими глотками кофе и мурлыкала себе под нос какую-то песенку, поглядывая в окно, когда увидела, что в кафе входит моя недавняя знакомая. Меня она заметила сразу и махнула рукой. Ничего не оставалось сделать, как в ответ тоже махнуть и пригласить ее к столу. Разговорившись, я узнала, что Даша, работает в страховой компании старшим экономистом. Дело в том, что их страховая компания недавно купила себе главный офис. Как оказалось, это был именно тот особняк, который я так старательно изобразила на полотне. Поскольку они сделали ремонт и обставили его соответствующей мебелью, интерьер нужно было еще украсить. Решить эту задачу и поручили Даше. Моя картина произвела фурор и все, кто приходил в офис старались высказать свои впечатления. А страховать свое имущество и жизни приходили далеко не бедные люди, точно такие же владельцы офисов и фирм. Поэтому с легкой Дашиной руки у меня появились заказчики и работа. Я стала модным художником в определенных кругах и с перспективой на будущее.

С Дашкой мы подружились и, уже почти два года, подруги не разлей вода. У нее было проблем больше, чем у меня. Один только муж чего стоил. Даша с ним жила три года и все три года он искал работу. Звали его Леша. Идей в Лешиной голове роилось тьма, но ничего не претворялось в жизнь. Когда бы я к ним не пришла, Леша всегда сидел на кухне в семейных трусах и сосредоточенно с умным видом что-то жевал. Вот и сегодня, когда я к ним пришла, Лешка сидел на диванчике на кухне в своем неизменном виде с нечесаной головой и противным голосом тянул:

— Дашуль, ну поцелуй меня.

Я посмотрела на него со стороны и подумала, ну что такое есть в наших характерах, что заставляет нас все это терпеть. И не просто терпеть, а изо дня в день слушать его нытье и его гениальные прожекты. Иногда мне хотелось подойти к нему и так треснуть его тапочком по голове, что бы у него сразу появилась амнезия. Может быть, тогда Лешка начал бы жизнь с чистого листа и все плохое, что было у него, осталось бы в прошлой жизни.

Обняв подругу за плечи, я спросила:

— Он давно канючит?

— С утра.

— Ну и что?

— Не хочу.

Не хочу — было любимым словом Даши. Подругу я понимала. У любой женщины, глядя на Лешку, было бы любимым слово «Не хочу».

— Может быть, что-то надо менять в нашей жизни, — спросила я Дашу. Но ответ я не ждала, вопрос скорее был задан себе самой. Я знала Дашку, она была инфантильна, менять, что-то радикально, было не в ее характере. Должно произойти нечто такое, что могло бы сдвинуть этот айсберг. И это произошло.

— Машка, у меня стали пропадать деньги, — сказала Даша. — Причем заметила я это недавно. Мне все время казалось, что я ошибаюсь. Но сегодня заглянула в шкатулку, где они хранятся, и увидела, что не хватает пятидесяти долларов. Раньше пропадали неопределенные какие-то суммы, по тринадцать, восемнадцать долларов и я думала, что это моя ошибка. Но на днях нам выдали премию, и я точно знаю сумму. Ума не приложу, кто это делает?

— Может это твой благоверный?

— Не думаю.

Если это Лешка, то я ничего не понимаю в людях. Я вижу, что Леша производит впечатление не очень приятное, но я на девяносто процентов уверена, что он деньги не брал. Ну, сама подумай, для чего ему деньги? В азартные игры он не играет, бильярдом не балуется. Женщины, я думаю, у него нет, посмотри на него, ну кто захочет с ним иметь любовное приключение?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.