Штурм Черного Предела

Кайм Ник

Серия: Warhammer 40000: Вне серий [0]
Жанр: Эпическая фантастика  Фантастика    2008 год   Автор: Кайм Ник   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Штурм Черного Предела (Кайм Ник)

Фаза один.

Бомбардировка

Ужасающая красота.

Именно так магистр Варкен Матий описывал это в крепости-монастыре на Макрагге, родном мире Ультрадесантников.

— Вы никогда не забудете свою первую высадку в десантных капсулах, — говорил он, меряя шагами лекториум, его слова сопровождались мерным жужжанием скрытой под одеяниями бионики. — Закованные в металлическом острие, вы будете падать в мир бесконечного шума. Грохот плазменных двигателей будет резонировать в вашем черепе, скрежет металла терзать вашу решимость, а знание того, что от вечного забвения вас отделяет лишь тонкий керамитовий корпус, наполнит ваш желудок, словно грузило. Штурм в десантных капсулах — оружие истинной стремительности и ужаса, — втолковывал им наставник. Наблюдать за ним, значит узреть ужасающую красоту.

— Но вы выдержите, — продолжал магистр. — Выдержите, ибо вы — астартес, сыны самого Жиллимана, и среди всех братских орденов нет никого сильнее вас. Вы — лучшие воины галактики. Ультрадесантники.

Сержант Сципион Воролан припомнил те слова, вместе с девятью боевыми братьями заключенный в грав-подвеску внутри адамантиевого кокона цвета латуни. Больше ста двадцати долгих лет миновало с тех пор, как он был смиренным неофитом. Тогда он был обычным ребенком, внимавшим мудрым словам старших, дрожа от одной лишь мысли о сражениях среди далеких звезд. Это было до того, как из него вытравили страх и с помощью генетической науки Империума переродили в воина-бога.

Облаченные в полные боевые доспехи со стилизованным символом «U», который указывал на их принадлежность к ордену Ультрадесантников, воины безмолвно стояли вокруг Сципиона. На сержанта за изумрудными линзами шлемов взирали девять пар холодных и пристальных глаз — сверхчеловеческие существа были готовы к войне, они сжимали болтеры латными перчатками, словно священные иконы.

Один только Сципион был пока без шлема. Будет лучше, чтобы братья видели силу в его глазах, его решимость и отвагу. От обритой головы сержанта отблескивали операционные руны десантной капсулы. Сияющие символы освещали острые металлические углы капсулы, в которой находились космические десантники. Они означали, что инерционная тормозящая система работает как положено и машинный дух корректирует траекторию стремительного спуска с неослабевающей точностью.

Снизу доносился приглушенный грохот. Сципион слышал его даже сквозь рев двигателей. Гулкий треск взрывающихся плазменных боеголовок, раздирающих поверхность планеты, казался сотрясающей пульсацией на фоне безумного воя двигателей. Они летели прямо в плазменную бурю, с ревом спускаясь в мир оглушительного шума и бурлящего пламени.

Этот рискованный план разработал их сеньор, капитан 2-й роты и Магистр Караула Сикарий. Орочью орду следовало сломить, а желание сражаться собравшихся на планете зеленокожих зависело от единственного воеводы. Бомбардировка выманит зверя, и Сикарий хотел сделать так, чтобы Ультрадесантники подоспели как раз вовремя.

Повергнув зверя, убьешь орду.

Такова была максима Сикария, которую не осмелился оспаривать никто, за исключением Иула. Но, с другой стороны, капитана 2-й роты Ультрадесантников уж никак нельзя было назвать «опрометчивым».

Корпус капсулы содрогнулся после того, как она вошла в плотные слои атмосферы, и визг металла резко вернул Сципиона в настоящее. Свист и рев слились в мощное крещендо. Показания температурных датчиков подскочили до невероятных высот, и через пару мгновений настойчиво замигали предупредительные руны.

Сципион не обращал на них внимания. Вместо этого он во весь голос принялся зачитывать Литанию мести, начиная боевой ритуал отделения, его слова с легкостью перекрывали грохот, царящий внутри десантной капсулы. Как один, его воины негромко повторяли за ним, в то время как Сципион кричал за всех остальных. Они летели со скоростью кометы, нос десантной капсулы раскалился добела, пламя объяло борта, пока та прорывалась сквозь атмосферу Черного Предела.

Распевая слова, Сципион закрыл глаза и представил спуск десантной капсулы с такой отчетливостью, будто наблюдал за ним снаружи: металлическое острие, которое под острым углом пронзало небеса, корпус горит и дымится, а рядом падают другие такие же капсулы, светящиеся, словно слезинки из чистого пламени. Эти падающие звезды были глашатаями, предвестниками.

Ангелы Смерти сходят с небес. Они идут за тобой.

Они приближаются. До посадки остались считанные секунды. Сципион одел шлем. На лбу красовался позолоченный венец. Сегодня он мог вновь определить значимость этой награды, определить жизнями зеленокожих.

— Отделение Воролана, приготовиться! — проорал он сквозь визг работающих на пределе двигателей. — Помните, кто вы, — продолжил он. — Вы — Ультрадесантники. Вы — лучшие воины Императора. «Громовержцы», — назвал он прозвище отделения. — Окрасим этот день кровью врагов Его.

Боевые братья Сципиона хором взревели.

— Избранные Императора, — повторил он в вое сирен и пульсации аварийного освещения. — Отвага и честь!

— Отвага и честь! — взревели они, и десантная капсула упала на поверхность Черного Предела.

Плазменные ракеты продолжали сыпаться с небес, словно термоядерный дождь, от титанических ударов корпус капсулы непрерывно вздрагивал, и когда та начала открываться, у Сципиона мелькнула мысль, что их также накроет бомбардировкой. Он искренне надеялся, что Иул ошибся, и план Сикария не был опрометчивым…

Ударный крейсер Космического Десанта «Месть Валина», двумя неделями ранее

— Ты ведь знаешь, что я прав, — прорычал сержант Феннион.

— Я знаю, что Сикарий — Верховный сюзерен, его наградили за крестовые походы Минор, Дизантир и Форт Телендрар. Вот, что я знаю, Иул, — прошипел в ответ сержант Манориан.

Сципион слушал их приглушенный разговор и понимал, что спор начал накаляться, раз Манориан назвал сержанта Фенниона по имени.

У сержанта Праксора Манориана было тонкое лицо и коротко подстриженные седоватые волосы. «Честь и слава» было его жизненным девизом, что, если верить Иулу, роднило его с капитаном. Иул же был его полной противоположностью. Пожертвовав идеализмом ради прагматизма, он в первую очередь беспокоился только о выполнении задания. Его мало заботили почести и награды, хотя свой Железный Череп, символ сержанта, он носил с гордостью.

Внешний вид Иула полностью соответствовал его характеру. У сержанта был приплюснутый нос и квадратная челюсть, голова покрыта щетиной. Выражение его лица казалось настолько бескомпромиссным и суровым, насколько оно вообще могло быть у космического десантника. Сципиону приходилось видеть более дружелюбные камни. Твердость проявлялась и в словах Иула. Его мнение зачастую вызывало живой отклик у остальных воинов. Хотя он спорил с Праксором очень тихо, их перебранка привлекла к себе внимание остальных сержантов.

Они сидели за белым столом, который, как и гербы на силовых доспехах, был выполнен в форме символа Ультрадесантников. Сам зал освещали люмосферы, встроенные в нишах трех стен. Они отбрасывали лазурный свет, заставляя и без того синие силовые доспехи Ультрадесантников сиять с еще большей силой. В четвертой стене располагались огромные противовзрывные двери с вычурной гравировкой — на каждой створке была выбита половина лица Марнея Калгара, восседающего на троне Макрагга, на его коленях покоились легендарные Перчатки Ультрамара. Кроме этого, в комнате больше ничего не было. На стене напротив дверей висело знамя 2-й роты. Его почетно разместили за мерцающим силовым полем, и только отраженный свет люмисфер указывал на его наличие. Знамя представляло собой могущественный символ, на котором геральдические знаки великой роты чередовались с личными наградами самого капитана Сикария.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.