Битвы и приключения

Василев Орлин

Жанр: Детская проза  Детские  Сказки    1964 год   Автор: Василев Орлин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Битвы и приключения (Василев Орлин)

Рассказы

Васко-космонавт

Васко с бабушкой пошли гулять в парк. По дороге они проходили мимо дома, который только что кончили красить. Высокая лестница маляров ещё стояла у стены, а сами мастера ушли мыться.

Васко задумался о чём-то и сказал:

— Бабушка!.. Знаешь, кем я хочу быть?

— Кем, голубчик?

— Космонавтом!.. Таким, как Гагарин. Возьму высокую-высокую лестницу и первым взберусь на Луну.

— Хорошо, птенчик, хорошо, — улыбнулась бабка. — Ты уж и меня, пожалуйста, возьми на Луну.

— Возьму, — обещал Васко. — Только ты свою меховую телогрейку надень, а то там, на Луне, холодно очень.

— Надену, как же, надену…

Так, беседуя, бабка с внуком дошли бы мирно и тихо до самого парка, если б навстречу им не выскочил маленький, ну совсем маленький щенок. Он вилял лохматым хвостиком и весело лаял:

— Гав-гав! Здравствуй! Здравствуй, Васко, здравствуй! Ты маленький, и я маленький, давай дружить!

Весёлый щенок предлагал Васко свою дружбу, по будущий космонавт ни слова не понимал по-собачьи и, вместо того чтоб обрадоваться, ужасно испугался.

— Ой, бабуся! — завопил он и ухватился за бабкин подол.

— Ай да Васко! — засмеялась бабушка. — Ты же хотел на Луну забраться, а щенка испугался. Гагарин не трусишка.

— И я не трусишка!

— Разве?.. Я и то удивилась: такой милый щенок, а ты от страху дрожишь.

Васко жестоко обиделся и сразу отпустил подол.

«Ох, уж эта бабка! — подумал он. — Как она не понимает, что собака гораздо страшней Луны. Вот возьму и правда на небо полезу. Покажу ей… Пускай она поплачет!..»

Не раздумывая больше, Васко подбежал к лестнице, которую ославили маляры, и стал быстро по ней карабкаться.

— Васко! Васко! — вскрикнула испуганная бабка. — Ты куда лезешь?

— На Луну! — коротко ответил внук.

— Слезай! Сейчас же слезай!

— Гав-гав! Гав-гав! — заливался щенок. — Возьми и меня с собой! Возьми и меня! Гав-гав! Помнишь, собаки уже летали в ракетах на небо. Гав-гав!..

Васко, может быть, и добрался бы до самого неба, если б с шестой ступеньки не глянул нечаянно вниз.

«Ой-ой-ой! — вздрогнул он. — Как далеко я от земли! Что теперь делать?.. Парашюта ведь нет…»

Сердце его стучало, руки стали как деревянные, ноги дрожали…

— Ой, бабушка! — не выдержал и заревел он что было сил. — Я слезть хочу, ба-а-бушка!..

Хотел Васко приземлиться и не мог, потому что у него и в самом деле не было парашюта. А все космонавты спускались на парашюте.

Хорошо, что как раз в эту страшную минуту вернулись маляры. Один из них стал на вторую ступеньку, схватил космонавта крепкой рукой под мышки и подал бабушке.

А что сделала с внуком бабушка, не скажу: вы и сами догадаетесь!

Хочу только добавить, что щенок был очень доволен мужественным поведением своего нового друга. Он прыгал вокруг героя, вилял лохматым хвостом и весело тявкал:

— Гав-гав! Космо-навт!.. Гав-гав!.. Космо-навт!..

Гуси в платьях

Во дворе у бабки Гины растёт большая вишня. Каждое лето её ветви бывают усыпаны множеством сладких-пресладких тёмно-красных ягод.

Как только ягоды поспеют, бабка Гина разжигает во дворе огонь и принимается варить в большом тазу варенье для внучат. Каждому внучонку — по пузатой банке: пусть лакомятся всю зиму и щёчки у них станут румяными, как вишни.

А для гостей бабка Гина делает вишнёвку. Наполнит несколько бутылок вишнями, насыплет туда много сахару, потом нальёт в бутылки доверху ракии и поставит их на солнце. Когда ягоды пустят алый сок, а сами пропитаются ракией, вишнёвка готова.

Придут гости, бабка Гина сразу наливает рюмки.

— Пожалуйста, гости дорогие, отведайте домашней вишнёвочки! — угощает она каждого.

Этой осенью у бабки Гины было много гостей. И вишнёвка из первой бутылки скоро кончилась. Остались на донышке только пропитанные ракией ягоды.

Однажды утром бабка сказала внучке:

— Гинче, держи-ка эту бутылку. Пойди, пожалуйста, выбрось вишни в ручей. Только непременно в ручей их высыпь, слышишь?

— Слышу, бабушка, — сказала Гинче, — я их в ручей высыплю.

А ручей был недалеко от дома, журчал около самого сада, и потому бабушкины гуси целыми днями плескались там в прозрачной воде.

Завидев свою маленькую хозяйку, они весело закричали:

— Го-го-го! Что ты несёшь, Гинче?

— Вишни несу, милые мои белушечки. Бабушка велела в ручей их выбросить.

— Го-го-го! Зачем же их в ручей бросать? Или ты не знаешь, как мы любим вишнями лакомиться? Го-го-го! Высыпь на бережку, и мы их съедим!

— Так и быть, белушечки, — согласилась Гинче. — Кушайте на здоровье, раз вам так хочется.

Забыла Гинче, что она обещала бабушке, и высыпала вишни на берег. Вернулась домой, поставила пустую бутылку возле калитки, а сама убежала играть с подружками на соседский двор.

А гуси с жадностью проглотили сладкие, пропитанные ракией ягоды…

Прошло немного времени, и бабка Гина сама вышла из дому — нарвать петрушки в огороде у ручья. Вышла, но только отворила калитку, как закричит в ужасе:

— Ой-ой-ой! Что ж это приключилось?

А приключилась беда: все её гуси лежали недвижимые на берегу. У одной гусыни шея вывернута так, у другой — эдак, а гусак на спине валяется, задрав перепончатые лапы вверх.

— Ой, мама родная! — всплеснула бабка Гина руками. — Сдохли мои гуси от болезни какой-то! Старый! Старый! Ты где, старый?

— Тут я, старуха, тут! — отозвался со двора дед Герган. — Что у тебя стряслось? Чего ты так перепугалась?

— Беги, старый, сюда, глянь — гуси у нас передохли!

Прибежал старик и тоже за голову схватился.

— Вот так штука! Что же теперь делать?

— Ощипать! — заплакала бабка. — Ощипать их надо, пока тёплые! Хоть перья нам останутся. Набьём две-три подушки для внучат.

И у деда Гергана слёзы на глазах выступили, но всё равно схватил он тяжёлого гусака и в два счёта ощипал все перья, до последнего пёрышка. Ощипал и бросил гусака в кусты бузины.

Быстро-быстро щипала мягкие перья и бабка Гина. Ощиплет и бросит голого гуся в кусты.

Затолкали они после перья в мешок и унесли в дом.

— Бери теперь мотыгу, — велела бабка Гина деду, — вырой глубокую яму. Закопаешь милых наших белушек.

— Не плачь, старуха, не плачь, — сказал старик, а сам моргает. — Сейчас пойду закопаю.

Взял он из сарая мотыгу, взял кирку, пошёл обратно к ручью и стал копать глубокую яму. Копает и плачет. Плачет и всё о гусях думает.

И потому, наверно, вдруг показалось ему, что слышит он знакомый голос:

— Го-го-го! Го-го-го!

Выпрямился дед Герган и слушает. Слушает и ушам своим не верит: их гусак кричит!

А вот и он сам. Вылезает из бузины живой и здоровый, только ощипанный и синий-пресиний. Качается из стороны в сторону, падает, встаёт, но всё-таки идёт и гогочет.

Гогочет, будто спрашивает:

— Гол-гол-гол! Почему я голый?.. Гол-гол-гол! Почему я голый?

— Бабка Гина! — закричал старик. — Беги сюда, глянь, гуси ожили!

Прибежала бабка Гина, смотрит, глазами хлопает: голые гуси один за другим выходят из бузины — качаются, падают, встают, но всё-таки идут и гогочут:

— Голые-голые-голые? Почему мы голые? Голые-голые-голые! Почему мы голые?

— Мама родная! — догадалась бабка. — Они были не мёртвые, они пьяные были. Гинче им вишни из бутылки с ракией отдала! Что теперь делать? Осень пришла, дни холодные. Снег вот-вот пойдёт. Глянь, старый, глянь, как они посинели!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.