Воробей

Ясинский Иероним Иеронимович

Жанр: Русская классическая проза  Проза  Рассказ    Автор: Ясинский Иероним Иеронимович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— Да я, знаете, жениться еду…

— Студент? Жениться? Безусый!.. Батенька! Куры смеяться будут!.. Сколько вам лет?

— Мне двадцать…

— Двадцать! Ха! Каков! А девица лет пятнадцати? Любопытство — обоюдное и неудержимое? А?

Студент покраснел и сердито нахмурил брови…

— Позвольте узнать, с кем я имею честь?

— Вот тебе на? Всю дорогу болтал, болтал! Всё о себе выболтал… и даже о том, что женится! Не пощадил нежнейшей струны своего сердца! Пил мой херес и ел мои бутерброды!.. И теперь вдруг — «позвольте узнать»… Но, впрочем, извольте: адвокат Несамов.

— Ах, господин Несамов!

— Знаком?

— Как же! То есть, Боже мой, я столько слыхал… И даже читал… в «Киевском вестнике»… Там ваша речь… Вы меня извините, господин Несамов… Я… У меня вспыльчивый характер. А моя фамилия — Воробей.

Молодой человек сконфуженно смотрел на розовое, полное лицо адвоката, обрамлённое рыжей бородкой. Адвокат посмеивался, сверкая перламутровыми белками выпуклых карих глаз, и полулежал в непринуждённой позе на пружинном с прямой спинкой диванчике вагона второго класса. Он был одет по последней моде того времени. На нём были клетчатые песочные брюки с яркими лампасами, облипавшие его жирные ноги, пиджак бутылочного цвета из дорогого толстого драпа, с длинными вытянутыми наподобие рогов, лацканами, голландское цветное бельё, золотая цепочка у часов, лакированные с тупыми носками ботинки и триковая шапочка без козырька, еле державшаяся на макушке. Нос у него был круглый, сизый, испорченные зубы. Адвокат курил сигаретку.

— А, так вы — вспыльчивый молодой Воробей! Новое признание. Пока мы доедем до вашей станции, я буду вас знать как свои пять пальцев! Кроме того, усматриваю, что вы с почтением относитесь к авторитетам… Рекомендация «Киевского вестника» спасла меня, может быть, от дуэли! Одобряю. Но вернёмся к прерванному… Смерть, люблю слушать описание амуров! Ну, любовь ужа-сная?..

Воробей напряжённо улыбнулся. И побуждаемый тем странным суетным чувством, которое иногда заставляет юных и неустановившихся людей говорить и делать пошлости, чтоб только вызвать предполагаемое одобрение других, он, под влиянием властительного взгляда блестящих чувственных глаз адвоката, проговорил в порыве позорной откровенности, от которой лицо его вдруг вспыхнуло:

— Беспредельная! Если б я не был честный человек… Я мог бы без брака…

— Э!

— Она меня так любит!! Так любит!.. Так… что…

— Эмм…

— Одним словом…

— Э?

Молодой человек произнёс несколько фраз шёпотом.

— Ххе-хе! Блондиночка?

— Да, просто дитя какое-то… Самых простых вещей… Наивность…

— Хе!

— И при этом, знаете, совершенная пушинка!

— Ххе-ххе-хе!

— Вот приданое только тово… Маловато. Пять тысяч! А то всё было бы хорошо, — заключил свою исповедь Воробей, проводя в испуге платком по лицу.

Он сам не мог постигнуть, зачем он прихвастнул насчёт пяти тысяч. Так, с языка сорвалось. Может быть, он хотел оправдать свою женитьбу?..

Адвокат посмеивался, глядя на него спокойным, меряющим, почти оскорбительным взглядом.

— Ну, ничего. Пять тысяч!! Ничего. Проживёте до окончания курса. Пушинка много не съесть… Так вот как! Женится счастливец! И даже с заранее обдуманным намерением! Заботится не об одном удовлетворении эфирных вожделений, но имеет ввиду и капитал!.. Вот подите ж… а двадцать лет!

Раздался свисток.

— Послушайте, мой благоразумный друг… Это уж не ваша ли станция?

Сердце Воробья забилось особенно сильно, главным образом потому, что представлялся естественный случай выйти, наконец, из заколдованного круга неловких положений, в какие он всё время ставил себя, беседуя с Несамовым. Но, чтобы хоть раз поддержать своё достоинство, он нашёл приличным сделать равнодушное лицо. Он отвечал уныло:

— Да… здесь сойду…

— Что ж это вы так внезапно заскучали? Ведь сейчас Пушинка… Чёрт побери, ведь в ваши годы… Или страх обуял? Боитесь обмана? Да вы будьте осторожнее. Перед венцом деньги потребуйте, а Пушинку в укромном месте допросите… без церемоний. Вы не понимаете, какое удовольствие беседовать с молоденькой барышней без церемоний!

Воробей кисло улыбался и смотрел в даль. Там, на бледно-золотистом горизонте, в тумане, медленно двигаясь вперёд, синела полоска леса; ближе бежало назад зелёное бархатное поле, а ещё ближе мчались один за другим телеграфные столбы. Вагон дрожал, и слышался стук рычагов паровоза.

— Знает ли Пушинка, что её ожидает сегодня? — продолжал Несамов, не спуская с молодого человека блестящих глаз. — И чувствует ли она приближение этого юного черноокого злодея?

Он фамильярно хлопнул его по коленке нежной, белой, почти дамской ручкой.

— У, какие у него кости! Бедная Пушинка!

Особа, лежавшая всю дорогу на своём диванчике, закутавшись в бурнус и обложившись подушками, приподняла красное смятое лицо, посмотрела тупо кругом и опять уронила голову, перевернувшись на другой бок и показавши белые чулки, туго натянутые на круглые икры.

— Вот это моё почтение! — с увлечением сказал Несамов, улыбаясь и скашивая глаза в сторону спящей особы. — Вот…

— Да ведь и вы, кажется, в теле… — осмелился сказать Воробей.

— А, да, и я!

Адвокат с любовью посмотрел на свои жирные ноги и ласково погладил себя по бокам.

— А вы — спичка! И куда вам жениться! Нет, вы бы раздобрели сначала с моё…

Поезд стал двигаться медленнее. Потянулись кубические массы берёзовых дров. Паровоз шипел. Мелькнули красные товарные вагоны с белыми цифрами и буквами, молоденькие ярко-зелёные деревца станционного садика; вот и серая, деревянная платформа. Станция шоколадного цвета с резным коником и с белыми телеграфными шкаликами, с зелёным почтовым ящиком и огромными стеклянными дверями, тихо вынырнула как в панораме, и стала на одном месте, у самого окна вагона. Колокол запрыгал с оглушительным звоном.

— Станция Сумная! Поезд стоит три минуты! Станция Сумная! Поезд стоит три м…

— Ну, до свидания, молодой человек. Авось встретимся, в Чернигове, что ли!

— До свидания… Мне ужасно приятно… Такое знакомство!

— До свидания, до свидания.

Адвокат кивал головой и, всё не изменяя ленивой позы, протянул руку, которую Воробей стал жать со странной горячностью.

— Ой, больно! — вдруг вскрикнул адвокат с гримасой.

Потом он засмеялся и, потрепав Воробья по талии, сказал:

— Ну, марш. Довольно.

Студент схватил свой чемодан и выбежал из вагона. Он быстро прошёл пассажирскую залу, где два-три человека пили водку у буфетной стойки, под неусыпным контролем быстроглазой продавщицы, и очутился на дворе. Мужики обступили его. Он растерялся и не знал, кого из них нанять. Был он единственный пассажир и боялся обидеть тех, которые должны будут воротиться домой без заработка. Уже он стал рыться в карманах, чтобы сообразить, хватит ли у него мелочи, если дать каждому мужику, примерно, по двугривенному. Но в это время более энергичный из них молча бросил его багаж в свою телегу и тем сразу помог ему выпутаться из затруднения.

— Вы не в Липу?

— В Липу.

— До Птахов?

— Да.

— Седайте!

— Ты почему знаешь?

— Мы знаем! Седайте!

Запах сена и дёгтя обдал Воробья, когда он сел в телегу. Мужик в своих огромным неуклюжих сапогах и широкополой шляпе проворно задёргал вожжами, хвастливо посмотрел на своих конкурентов, которые приятельски улыбнулись ему, и, повернув к молодому человеку смуглое, добродушное лицо с жёсткой короткой бородой, спросил:

Вы берёте за себя барышню Галю?

— Я. А что?

Мужик закурил трубку, спрятал грязный полотняный кисет с табаком за пазуху и, молча проехав некоторое время, опять обернулся к нему и, посасывая махорку и убедительно вращая глазами, сказал:

— Мм! Добрая барышня!.. Много довольны будете!

Сплюнув и глянув в сторону, он ударил лошадь и крикнул, в подражание русским ямщикам, со странным в устах украинца акцентом:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.