Книги, пронизывающие века

Глухов Алексей Гаврилович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Книги, пронизывающие века (Глухов Алексей)

Глухов Алексей Гаврилович - Книги, пронизывающие века

ББК 76.11

002 Г55

Г-55

Глухов А. Г. Книги, пронизывающие века.- 3-е изд.- К.: Рад. школа, 1979. ©- 152 с, ил.

В обл.: 30 к. 80000 экз.

Книга популярных очерков рассказывает о том, как создавались научные труды величайших гениев человечества, оказавшие огромное влияние на развитие науки, техники и культуры. Автор увлекательно рассказывает судьбу великих творений ученых разных эпох и стран. Среди этих книг - "Начала" Эвклида и "Канон" Ибн Сины, трактат Коперника и книга Марко Поло, "Диалог" Галилея и "Воображаемая геометрия" Лобачевского, "Происхождение видов" Дарвина и "Рефлексы головного мозга" Сеченова. Очерки написаны живо и занимательно. Представляют большой интерес для широкого круга читателей, особенно для молодежи.

Держ. респ. б-ка

УРСР iM. КПРС

Алексей Гаврилович Глухов

КНИГИ, ПРОНИЗЫВАЮЩИЕ ВЕКА

3-е издание

Зав. редакцией математики О. П. Бондаренко.

Редактор Л. Н. Журавель.

Художеств. редактор В. Ф. Монжеран. Обложка художника Е. И. Петрушко.

Технич. редактор В. Я. Зайцева. Корректор Я. Я. Васенина.

Информ. бланк № 2037

Сдано в набор 03.01.79. Подписано к печати 06.07.79.. БФ 10194. Формат 84Х108 1\32. Бумага типографская № 1 глазиров. Гарнитура литературная. Способ печати высокий. Условн..,лист. 7,98. Уч.-изд. лист 8,57. Тираж 80 000. Изд. № 26416. Зак. № 9-10. Цена 30 к.

Издательство "Радянська школа" Государственного комитета Украинской ССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, 252053, Киев, ул. Юрия Коцюбинского, 5. Темплан 1979 г.

Книжная фабрика имени М. В. Фрунзе Республиканского производственного объединения "Полиграфкнига" Госкомиздата УССР, Харьков, Донец-Захаржев-ская, 6/8.

Предисловие

Летом 1971 г. редакция журнала "Техника - молодежи" поручила мне побеседовать с несколькими известными учеными, приехавшими в Москву на XIII Международный конгресс по истории науки. Профессор Гарвардского университета Д. Холтон говорил о все возрастающем интересе исследователей к прошлому науки:

- Когда-то математика была замкнутой в себе областью мысли. Теперь она пронизала все отрасли исследований. Уверен - такой путь предстоит пройти и истории науки. Ее можно назвать гуманитарным аналогом математики. В руках ученых разных специальностей данные исторического анализа станут не менее мощным орудием, чем, например, дифференциальное и интегральное исчисления.

Многие участники конгресса так же высоко оценили роль истории науки в наши дни. Академики Б. Кедров и П. Капица, историк физики профессор Б. Кудрявцев, директор отдела научной политики Юнеско И. Малецкий и другие ученые говорили о том, что в прошлом аккумулирован огромный опыт исследований.

Неверно, заметил академик Б. Кедров, будто историк науки имеет дело с окаменелой действительностью. В эпоху потрясающих достижений на Земле и в космосе интерес к прошлому не кажется парадоксальным. Прошлое перестало быть далеким. Оно неизмеримо приблизилось к настоящему и грядущему. Как никогда, мы ощущаем связь времен, стремимся активно использовать ее для дальнейшего прогресса познания.

Беседы с участниками XIII Международного конгресса по истории науки еще были свежи в моей памяти, когда я познакомился с очерками А. Глухова "Книги, пронизывающие века". Автор поставил своей целью рассказать, как были созданы некоторые научные труды величайших гениев человечества. Очерки А. Глухова пронизывала та же мысль о единстве человеческой культуры, о неразрывной связи прошлого и настоящего. Книга имела успех у читателей, была переиздана и теперь выходит третьим изданием.

Многие, не задумываясь, назовут научные сочинения Коперника и Марко Поло, Галилея и Ньютона, Галуа и Лобачевского, Дарвина и Сеченова, Миклухо-Маклая и Циолковского. Но далеко не каждый знаком с историей борьбы за признание их взглядов. О том, как были созданы их главные труды, какие идейные битвы развертывались вокруг сочинений математиков, физиков, биологов, путешественников рассказывает А. Глухов в своих очерках.

Автора интересует судьба великих творений человеческого ума, судьба подчас далеко не безоблачная. И читатель получает возможность проследить за драматическими перипетиями сражений за истину.

Благочестивый монах Оссиандер, наблюдавший за печатанием трактата Коперника, содрогается при мысли о буре, которую, конечно же, вызовет этот труд. И монах тайно, без ведома великого астронома, снабжает трактат собственным предисловием, поданным анонимно и исходящим будто бы от самого Коперника. Смелому мыслителю, уверенному в истинности своего открытия, Оссиандер подсунул жалкие слова, будто учение о движении Земли вокруг Солнца - всего лишь отвлеченная гипотеза, которую "не следует считать ни истинной, ни вероятной". Пламенный бунтарь Джордано Бруно распознал подлог и заявил о нем во всеуслышание.

Едва вышли в свет "Математические начала натуральной философии" Ньютона, как честолюбивый Гук затеял недостойный спор о приоритете в открытии закона всемирного тяготения. Крупнейшие математики Лейбниц и Гюйгенс не поняли "Начал" и стали упрекать их автора в безбожии.

Члены Французской академии Коши и Пуассон с ледяным равнодушием встретили гениальные работы юного Эвариста Галуа, опередившие на десятилетия общее развитие математической мысли.

Современник Лобачевского, академик Остроградский хотя и признавал, что не понимает неэвклидовой геометрии, не раз публично осыпал насмешками ее создателя - Лобачевского. Другой математик - Буняковский - назвал идеи новой геометрии "развратом логики".

Когда кандидатура Дарвина, творца теории естественного отбора, была предложена во Французскую академию, ее члены отказались голосовать за его избрание. А сколько было ярых антидарвинистов за пределами академических кругов!

Рассказывая о драматических эпизодах борьбы за истину, автор очерков следует совету, который еще в прошлом веке дал известный чешский математик Б. Больцано:

"Для того чтобы бороться против зависти и пристрастного подавления взглядов других, что, к сожалению, не чуждо духу ученых, надо всегда при изложении прогресса, которого достигло человеческое знание, записывать рядом с именем того, кто открыл новую истину, и имена тех, у кого новое учение встретило впервые радушный прием, а также тех, кто противился ему и пытался подавить его насмешкой".

Как убедится читатель, очерки А. Глухова знакомят нас не только с творческим обликом крупнейших исследователей, но и со многими людьми, наделенными даром безошибочного восприятия нового и необычного. Свойство человеческого ума, особенно необходимое в наше время научно-технической революции! Развивать это свойство помогает история науки и научной книги, тот гуманитарный аналог математики, который мы все больше начинаем ценить.

Вадим Орлов

"Начала" Эвклида

Важнейший математический труд гениального Эвклида "Начала" имеет весьма почтенный возраст - свыше двух тысячелетий. Шли века, менялись народы, исчезали с лица земли одни государства и возникали другие, рушились города, горели в пламени пожаров книги и библиотеки. А "Начала", написанные впервые на хрупком папирусе, прошли сквозь время. Созданные в III в. до н. э., "Начала" не потеряли своего значения и сейчас. Они занимают особое место в истории математики. Эвклид, один из величайших геометров, решил найти законы, которым подчиняются все линии и тела в природе, и расположить эти законы в строгой системе...

Большую часть жизни Эвклид провел в Александрии - городе, заложенном Александром Македонским на берегу Средиземного моря, у устья Нила. Царь Птолемей I сделал Александрию столицей Египта; чтобы возвеличить свое государство, он привлекал в страну ученых и поэтов, создав для них Мусейон - храм муз. Здесь были залы для занятий, ботанический и зоологический сады, анатомический кабинет, астрономическая башня, комнаты для уединенной работы, а главное - большая библиотека.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.