Солнце в две трети неба

Спящий Сергей Николаевич

Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Космическая фантастика    Автор: Спящий Сергей Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Солнце в две трети неба ( Спящий Сергей Николаевич)

Солнце в две трети неба (научно-фантастический роман)

Аннотация

Немного космическая, немного социальная фантастика. Об освоении других планет солнечной системы. О людях нового мира делающих первые шаги в ближним космосе и мечтающих о дальнем. О планетах и звёздах. Роботах и любительском театре на луне. Гигантских кораблях плывущих в пустоте между скоплениями масс именуемых звёздами и планетами. И о самой главной звезде – о солнце.

Глава1. Самая горячая крошка солнечной системы

Солнечный ветер ласкал повёрнутую к центральному светилу сторону планеты жёсткой, колючей лаской. Когда-то давно люди уже были здесь. Были недолго, потом ушли. Давно ли? Полвека назад. Мгновение по меркам звёзд. Целая бездна времени с точки зрения человека. Боже мой, сколько событий произошло за это время на далёкой Земле. Сменились эпохи. Старые государства и страны перековывались, словно куски железной руды в гигантском тигле. Каких-то пятьдесят с хвостиком лет между торопливым стартом последнего корабля и неспешным, осторожным приближением нового. Прошло всего лишь полвека. Но как сильно изменилось человечество. А между тем отдельный человек остался практически таким же, каким и был. Почти такие же люди, камень за камнем, возводили усыпальницы для почивших царей древнего Египта. Шагали в легионах древнего Рима. Боролись с эпидемиями и создавали новые смертоносные вирусы в устремлённых к небесам зданиях из стекла и стали. Писали и сжигали книги. Раз за разом создавали всё более мощное оружие, договаривались никогда и ни за что не применять его. Всё равно применяли. Строили и разрушали. Путь людей – наш путь – извилист. Падения и взлёты. Кто скажет: в каких пропорциях в нём смешались необходимость и случайность? По отдельности люди такие, как были сто или двести или тысячу лет назад. А вместе совсем другие, разительно отличающиеся от самих себя полувековой давности. Другие книги. Иные мечты. Совсем другие разговоры в курилках. И внукам дедушки рассказывают другие сказки. После чего дети видят другие сны. Как так получилось? Как это возможно? Очень просто: головы остались прежними, изменились мысли. Солнечный ветер ласкал повёрнутую к центральному светилу сторону планеты жёсткой, колючей лаской. Словно кошку гладили против шерсти. Меркурий – планета больше всего подходящая под описание ада, каким его рисовали доверчивым прихожанам священники. Разряженная атмосфера Меркурия состоит из атомов водорода, кислорода, натрия, гелия и калия, принесенных солнечным ветром или выбитых им из поверхности. Температура поверхности варьируется от плюс четырёхсот градусах Цельсия на солнечной стороне и до минус двухсот на противоположенной. На дне глубоких кратеров, куда никогда не заглядывает солнце, можно найти воду в виде льда покрытого сверху коркой слипшейся пыли. Есть и пики вечного света. Как и положено уважающему себя филиалу ада, вход в него не оставлен без охраны. Природа не озаботилась созданием достойного стража, но на помощь ей пришли люди. Больше полувека, раскинув сети солнечных батарей, на орбите дрейфует рукотворный Цербер. Время не пощадило его. Потемнела защитная зеркальная поверхность. Часть вспомогательных систем вышла из строя. Океан солнечного света, в котором он плыл, позволял не задумываться о расходе энергии, но он же и убивал его. С каждым фотоном, с каждой частичкой солнечного ветра попавшей в утратившую зеркальный блеск область и всё глубже разъедавшей корпус. Однако Цербер был ещё функционален. Реликт древней, канувшей в лету, эпохи. Слепой страж, бездумно охраняющий собственность владевшей Меркурием корпорации. Её давно нет – смыта приливной волной истории, пропала, как пыль с книжных страниц во время смены эпох. А Цербер остался. Пять десятилетий он спал, слушая во сне гневную песнь солнца, забивающую радиодиапазон. Слышал отголоски, долетающие со стороны далёкой Земли, когда фигуры планетарных танцев подводили одну планету к другой. Цербер был очень стар. Никто не планировал, что ему придётся работать без перерыва так долго. Приближение первого, за полвека, корабля Цербер уловил, когда тот уже замедлял скорость для выхода на орбиту. Появление в охраняемой зоне искусственного объекта пробудило стража. Многие системы отказали, другие работали не в полную мощность или вовсе нестабильно. Работающие на корпорацию инженеры постарались на славу, продублировав важные для выполнения задачи контуры. Их действия вполне понятны. До Меркурия путь не близок и отремонтировать вышедшего из строя охранника не так просто. Вторгшийся в охраняемое пространство искусственный объект находился недопустимо близко. Цербер запросил идентификационный код отличавший корабли корпорации от остальных. Одновременно с запросом началась предварительная активация «огненного глаза». В кристаллический мозг потекли отчёты периферийных систем. Многочисленные повреждения. Падение напряжения. По предварительным оценкам аналитической подпрограммы главный лазер способен выдать мощность около шестидесяти процентов от номинала. Вполне достаточно для уничтожения незваных гостей. Одну за другой отсчитывал прошедшие секунды заведённый на ожидание получения идентификационного кода таймер. На всякий случай Цербер ещё дважды повторит свой запрос. Если не получит ответа, то короткий росчерк ослепительно яркого, перебивающего даже гигантский огненный шар солнца, луча и нарушитель будет пронзён насквозь. Если он попытается напасть на Цербера до истечения срока ожидания, эффект будет тот же. Страж терпеливо ждал. И ожидание было вознаграждено. Когда он уже собирался повторить запрос, корабль передал код. Это был так называемый «гостевой код». Код, позволяющий неограниченное время находиться на орбите и принимать поднимающиеся с поверхности челноки, но не отправлять их самому. Если бы Цербер являлся чем-то больше чем автоматом, его бы насторожило, что первый появившейся после долгого промежутка корабль идентифицирует себя гостевым кодом. С кем он собрался связываться на безлюдной поверхности? Да и существует ли ещё производственный комплекс, строительство которого начала, но так и не закончила полвека назад, корпорация? Цербера эти вопросы не волновали. Его вообще ничего не волновало. Следуя программе, передавший гостевой код корабль попал в список не подлежавших немедленному уничтожению объектов. Следящие системы поймали гостя в перекрестье датчиков. Огненный глаз деактивировался. Цербер снова погрузился в чуткий сон. Если пришелец попытается отправить к Меркурию посадочный челнок, то он прореагирует соответствующим образом. Если попытается атаковать Цербера, в действие вступит программа самозащиты. Если передаст идентификационный код полного доступа, то его статус измениться. Реликт ушедшей в прошлое эпохи не ведал сомнений. Не знал, что существует такое слово «сомнение» и уж тем более не понимал его значение. Короткий диалог в космосе прекратился. Опять тишина и безмолвие. Конечно, если не считать завывание солнечного ветра, почти неразличимую вблизи центрального светила песнь дальних звёзд и голос Земли – голос сотен операторов центра управления полётами поддерживающими связь с каждым кораблём и каждым челноком, вышедшим за пределы атмосферы. Здесь, на орбите Меркурия, было тихо. Солнечный ветер ласкал повёрнутую к центральному светилу сторону планеты жёсткой, колючей лаской. Первый, за полвека, подошедший к Меркурию космический корабль разворачивал пелену солнечных батарей. Большой, многотонный левиафан, легко, словно пёрышко, плывущий в пространстве. Самый современный, самый молодой корабль дальнего следования, вышедший из доков лунных верфей только два года назад. «Прометей» – девятая единица народного космического флота кораблей дальнего следования способных долететь до других планет солнечной системы и вернуться обратно. Корабль, специально поостренный для полёта к Меркурию. Вот его экипаж: Ирина Горохова – старший специалист по информационным системам (в том числе по древним информационным системам) и младший специалист по энергосистемам. Роботехник, механик, запасной пилот. Денис Кораблёв – младший специалист по информационным системам и старший по энергосистемам. Таким образом – он одновременно начальник и подчинённый Ирины. Несмотря на размеры «Прометея», экипаж у него, как у всякого другого корабля дальнего следования, мал и каждый вынужден совмещать несколько специальностей. Ещё Денис запасной оператор систем активной защиты корабля, энергетик, механик и «космический муж» Ирины. «Космический» – на время полёта. Долгого, долгого полёта. Следующая пара: Сергей Головатов и Саша Гончарова. Пилоты, связисты, операторы корабельных систем активной защиты. Кроме того Саша корабельный врач и садовник – следит за системами регенерации воздуха и гидропонной фермой. Сергей – самый счастливый стажёр в солнечной системе. В отличии от остальных это его первый полёт дальнего следования. Также Сергей выполняет обязанности радиста на Прометее, отвечая за связь. Антон Романович Заёлкин – капитан экспедиции. Он приложил руку к строительству научных баз и промышленных комплексов серебряным поясом опоясывающих Землю. Возводил станции на марсианских песках для учёных-климатологов, изучающих возможность глобального изменения климата красной планеты. Анна Снежинская – физик, специалист по трансмутации энергнума. Всего шесть человек. Каждый один из лучших в своей основной специальности. Может быть не самый лучший, но при подборе экипажа космических кораблей дальнего следования большую роль играет психологическая совместимость. Самый гениальный учёных, самый опытный инженер и самый лучший пилот, если они нелюдимы и сварливы, останутся на Земле. В космос полетят другие. «Прометей» сконструирован специально для полётов к Меркурию. Так же как для корабля, для его экипажа этот рейс самый важный. Последний – для самого старого члена экипажа, капитана Антона Романовича, готовящегося перешагнуть предельный для космонавта возраст. Первый – для юного стажёра Сергея Головатова, лучшего выпускника КосмАка позапрошлого года. Они уже вошли в историю, все шестеро. Но как именно войдут в неё: героями или неудачниками, покажет будущее. Семь месяцев назад, в период непосредственно предшествующий наибольшему сближению планет, «Прометей» начал путь от третьей от солнца планеты до первой. Позади межпланетные танцы – гравитационные манёвры в полях притяжения Марса и Венеры. Филигранные «деми» и «экарте». Математически выверенные «ан л`эр» и «ан деор». Рассчитанные и выполненные мозгом корабля «джете» и «шанжман де пье». Современные корабли пилотируют электронные машины. И пилоты скорее математики и программисты, нежели непосредственно пилоты. «Прометей» торопился к своей цели. Он был первым, кто шёл туда после конца старого мира. Как будто нетерпеливый юноша спешит на свидание. Полёт состоял из набора скорости в первую часть пути и торможения во вторую. Успеть попасть в окно, когда планеты наиболее близки, иначе придётся догонять убегающую беглянку. Спеши, юноша, спиши. Она пока ещё ждёт, недовольно надувая пухлые губки и притопывая ножкой по мраморным плитам, на площади под часами. Не заставляй её ждать ещё дольше, не испытывай зазря её терпение. Выскочив из распахнувшихся дверей автолёта, ты извинишься, взмахнёшь разноцветным и ярким букетом модифицированных цветов, и вы будете гулять ночь напролёт, коротая время за задушевными разговорами в автоматизированных ночных кафе. А утром, вместе с повядшим букетом, отчаянно зевая и прикрывая рот ладонью, вы встретите рассвет. На Меркурии рассвет похож на стену пламени, бегущую по поверхности планеты. Его почти невозможно выдержать даже в самом тяжёлом скафандре. Перепад температуры между ночью и днём на поверхности более шестисот градусов. Но уже на глубине в один метр этот перепад температур едва ли ощущается. Рыхлые породы плохо проводят тепло. Под раскалённой или ледяной поверхностью температура постоянна и составляет около семидесяти градусов Цельсия. Там уже можно жить. Будь осторожен, влюблённый юноша! Самая горячая планета грозна и в гневе и в ласке. Её страсть плавит металл, а любовь обжигает не меньше чем ненависть. Смотри, чтобы она не сожгла твои хрупкие крылышки. Я надеюсь, что у вас всё кончиться хорошо. То будет союз по любви, а не по расчёту. Вышедший на орбиту Меркурия «Прометей» расправлял плёнки солнечных батарей. Со стороны большой корабль казался горчичным зерном, повисшим в центре невесомой паутины. Как будто не плавящая на солнечном свету снежинка вдруг кристаллизовалась на орбите горячей планеты. Пять процентов солнечного света отражалось, не в силах оказаться поглощённой миллиардами микроплоскостей солнечных батарей. Казалось, вся снежинка сияет и горит. Это было непередаваемо красиво.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.