Жил-был Зелёненький

Колпакова Ольга Валерьевна

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

e-mail: henry@pushel.ru

www.pushel.ru

Есть на свете маленький, но очень красивый Разноцветный город.

В нём живут цветастики. Каждый представляет их на свой лад, но только вот что известно точно, это их расцветка…

Красненький

Красненький — это красненький. У Красненького всегда хорошее настроение. Правда, раньше он иногда был сердитым. Но когда Красненький сердился, он превращался в малинового. И никто его не узнавал.

— Это же я, Красненький! Глаза-то протрите! — кричал Красненький и топал ногами. И от этого становился ещё малиновее. Даже бордовым становился.

— Какой же ты Красненький? — говорили ему жители Разноцветного городка. — Наш Красненький — он, во-первых, красного цвета, а во-вторых, он добрый и умный. А ты какой-то чужой.

Вот с тех пор Красненький и разучился сердиться. Но если вдруг у него случается плохое настроение, он забирается в самые густые заросли малины, что растёт у него за огородом, и сидит там, малиновый. Сидит до тех пор, пока сердитость не пройдёт. Наверное, целых двадцать минут. Сидит и малиновую малину ест. Говорят, малина от плохого настроения очень помогает.

Зелёненький

В Разноцветном городе недалеко от Красненького жил-был Зелёненький. Отгадай, какого он был цвета? Такого же, как и его имя — абсолютно зелёный. Светло-зелёная рубашка, тёмно-зелёные штанишки, изумрудная шапочка, ботинки цвета травы. Даже волосы и те были зелёные.

Любил Зелёненький все зелёное. В саду у него росли большие зелёные яблоки, а в огороде — зелёные огурцы. И ещё один арбуз, который вырос сам по себе на грядке среди зелёного горошка.

— Ах ты, мой полосатенький, — называл его Зелёненький. Потому что любил арбуз больше всех. За то, что арбуз был больше всех. Почти с самого Зелёненького ростом. Представляешь, какой большой? Во-о-от такой!

— В тебе есть, конечно, и чёрненькое, но зелени всё равно больше, — говорил Зелёненький.

Но вот в зелёный огород, в зелёный сад и на зелёную полянку пришла осень. Пора было пробовать арбуз. Знаешь, так как Зелёненький жил на свете ещё очень недолго и никогда раньше не ел арбузов, он очень удивился. Как ты думаешь, чему? Внутри арбуз был совсем не такой, как снаружи, и даже не изумрудный, а совершенно красный! Можешь себе представить, как расстроился Зелёненький.

И тогда он заплакал от обиды, кое-как поднял арбуз и понёс своему соседу. Помнишь, как звали его соседа? Его звали Красненький!

— Ах, какое тебе огромное спасибо, друг мой! — обрадовался Красненький. — И не расстраивайся, пожалуйста. Потому что не стоит расстраиваться по пустякам!

— Но ведь это не пустяк! Это обман! — всхлипнул Зелёненький.

— Это пустяк, — махнул красненькой ладошкой Красненький сосед. — Тебе ещё повезло, что арбуз хоть снаружи зелёный. Представляешь, если бы он был синий. Или фиолетовый. Вот это уже не пустяк — тащить тяжёлый арбуз так далеко, на край городка, к Фиолетовому.

— Действительно, — согласился Зелёненький и перестал расстраиваться. И даже обрадовался. Потому что Красненький угостил его крыжовенным вареньем. Из крыжовника зелёного цвета.

Жёлтенький

Жил-был Жёлтенький. Он очень боялся, что когда-нибудь случится так, что он перестанет быть Жёлтеньким. Вот, например, его знакомый цыплёнок. Он был такого замечательного пушистого жёлтого цвета. А вырос и превратился в совершенно белую курочку. Или одуванчик, что рос рядом с жёлто-лимонным домиком Жёлтенького. Одуванчик был такой солнечный в начале недели. А к воскресенью поседел. И даже полысел.

— Ой, как не хочется быть другим, — делился Жёлтенький страхами со своим другом Красненьким, — ни белым, ни лысым.

— Ещё бы, — соглашался Красненький. — Если ты, например, возьмёшь да станешь вместо Жёлтенького Красненьким, то что мне делать? Придётся тогда мне становиться Жёлтеньким и переезжать в твой домик. Пойду чемоданы собирать.

Только Жёлтенький зря боялся. А Красненький зря торопился упаковывать чемоданы.

Прошла неделя. А Жёлтенький всё ещё был как цыплёнок, как одуванчик, как лимон, как осенний листочек — таким же жёлтым.

Потому что он был Жёлтеньким — и больше никаким.

Голубоглазая Синь

В Разноцветном городке жила-была иностранная девочка по имени Синь, по фамилии Енькая. У неё были самые синие волосы в мире, такие синие, что почти сапфировые. И пальтишко как лазурь. С кармашком. А вот глаза у Синь Енькой были совершенно голубые. Может быть, поэтому её и звали Голубоглазая Синь Енькая.

Жила она по соседству с Жёлтеньким. Они очень часто виделись, но почему-то очень мало разговаривали. Увидятся, например, утром.

— Здравствуйте, — скажет Жёлтенький и поковыряет шафрановым ботинком дорожку.

— Доброе утро, сэр, — ответит соседка и опустит свои голубые глаза. И как-то непонятно так побледнеет. И глаза станут такие незабудковые, и волосы словно бирюзовые, и даже пальтишко с кармашком как-то повасильковеет. Постоят соседи, постоят, вздохнут, а потом идут по своим делам: Жёлтенький шарфик на зиму покупать, а Синь Енькая варенье из ежевики варить.

«Она, наверное, думает, что я такой не очень умный, не знаю, о чём поговорить? — переживает потом Жёлтенький. — А я и правда не знаю…»

«Он, наверное, считает, что я некрасивая. Или, может, ему моё пальтишко не нравится?» — думает потом Синь.

Так вот и жили они как-то так. Скучно. Пока не выпал первый пушистый снег.

Вышел Жёлтенький на улицу: красота! Намотал он на шею новый абрикосовый шарфик и стал ждать, пока Синь Енькая появится. Синь Енькая увидела в окно, что Жёлтенький уже на улице, надела своё синее пальтишко и тоже пошла снегом любоваться. Отчего же не полюбоваться, красиво ведь. Так любовались они час. Два. Три. Замёрзли совсем, посинели оба от холода, а уходить никто не хочет. Жёлтенький терпел, терпел, а потом как наберётся смелости, как скажет:

— А давайте слепим снеговика, чего стоять-то.

— Давайте! — согласилась Синь Енькая. — А потом ещё можно пойти чай с ежевичным вареньем попить! — предложила она.

Так они и сделали. Вообще в Разноцветном городе все любили чай с вареньем пить. Отчего же и им не попить. Особенно если снег на улице.

Сливово-апельсиновая сказка

Оранжевый и Фиолетовый всегда ссорились.

— А у меня-то домик фиолетовый, как вку-у-усная слива! — хвастался Фиолетовый и показывал свой совершенно лавандовый язык.

— Ой, нужен мне как слива! У меня зато домик апельсиновый, оранжевый! — отвечал на это Оранжевый и высовывал свой абсолютно морковный язык.

— А я на Новый год приготовлю запеканку из баклажана! Такую фио-лето-вень-кую! Вот! — сообщал Фиолетовый.

— Подумаешь! А я на Новый год буду пить фанту и закусывать золотистым мандариново-абрикосовым вареньем! — и Оранжевый довольно улыбался во весь рот.

Однажды, как раз под самый Новый год, в Разноцветном городке начался ужасный снегопад. Снежинки летели три дня и три ночи. Весь городок так засыпало снегом, что из-под него ничего не стало видно.

— А у меня домик совсем не видно из-под снега! — закричал Оранжевый, как только откопал свою дверь.

— Подумаешь, совсем… — начал было спорить Фиолетовый, расчищая калитку, — у меня… — Он посмотрел на свой домик. — У меня домик ещё совсемей не видно из-под снега!

Они уселись друг против друга и стали думать, чем ещё можно похвастаться. Но снег сделал всё совершенно одинаковым. Таким одинаковым, что даже скучно.

— Столько много снега… — сказал Оранжевый и посильнее натянул персиковую шапочку.

— Ага… Новый год же… — неожиданно согласился Фиолетовый, потому что здесь уже не поспоришь.

— А у меня есть подарок на Новый год, — добавил он.

— И у меня тоже, — поделился Оранжевый. — Я его сам для себя приготовил.

— И я, — кивнул Фиолетовый. — Только я уже знаю, какой это подарок, так не очень-то интересно, — вздохнул он.

Тогда Оранжевый сбегал домой, взял приготовленный себе подарок и принёс его Фиолетовому.

А Фиолетовый тоже сбегал домой и принёс свой подарок для нового друга — Оранжевого.

— С Новым годом! — сказали они друг другу и уселись рядом.

— Спасибо! — сказали они друг другу, распаковав подарки.

«Как хорошо!» — подумали они, совершенно согласившись друг с другом, и принялись за мороженое. Оранжевый — за сливовое. Фиолетовый — за апельсиновое.

Снег засыпал всё вокруг. А Фиолетовый и Оранжевый всё равно пойдут друг к другу в гости. Проведи их по лабиринту.

Серенькие

На самой окраине Разноцветного города стоял серый покосившийся маленький домик. Никто в этом домике не жил, только серая мышка. В огороде возле домика было серым-серо: один сухой сорняк торчал, и окна все серые, пыльные. Домик долго пустовал, а потом в этом сером невзрачном доме поселились брат и сестра по фамилии Серенькие. Они жили скромно и в гости ни к кому не ходили. Стеснялись, что все в Разноцветном городке такие разноцветные, а они — серенькие.

— Нужно к ним в гости сходить, — предложила голубоглазая Синь, — и подружиться.

И все пошли в гости. Зелёненький взял Сереньким в подарок самый зелёный огурец. А Красненький подарил Сереньким самый большой помидор. Сам вырастил. Голубоглазая Синь угостила Сереньких черничным вареньем, а Оранжевый — апельсиновым соком. Фиолетовый принес Сереньким большой баклажан. А Жёлтенький подарил новым друзьям канарейку. Чтобы не так грустно было в их сером доме их серой мышке.

Серенькие очень стеснялись. Даже пытались под кровать спрятаться. К ним же раньше никто в гости не приходил. Но потом привыкли и селёдкой всех угостили.

— Надо бы и нам что-нибудь для нашего городка сделать… — подумали Серенькие, когда остались одни.

И тогда Серенький пошёл и во всех домиках Разноцветного городка почистил трубы. А так как трубы уже давно не чистили, то Серенький так вымазался, что стал не Сереньким, а Чёрненьким.

Все жители городка сказали ему большущее спасибо и пожали руку. А Серенькая настряпала всем сдобных булочек. Она так старалась и так вымазалась мукой, что стала не Серенькой, а Беленькой. Всем жителям городка булочки очень понравились, и они долго благодарили нового пекаря.

С тех пор в городе живут не стеснительные Серенькие. А живут трубочист Чёрненький и пекарь Беленькая. Очень весёлые и добрые цветастики.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.