Херег-меченосец

Никатор Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Херег-меченосец (Никатор Александр)

Глава первая

Олег Кононов, тридцатилетний тёмный шатен: некогда отслуживший в отрядах СпН ГРУ, учившийся в одном из провинциальных ВУЗов, а сейчас, вполне успешный генеральный директор небольшого предприятия продающего стройматериалы — бежал под проливным дождём, к спасительному входу в областную библиотеку «имени классика», давно «почившего в бозе».

В своё время, Олег, страстно увлекающийся историей (даже не поленился записаться в некий клуб, где пару раз в неделю проходили дебаты по поводу «исторических» событий и давались общие клятвы: «О скором выезде на природу» — с целью изучения древностей, «на местах»), так вот, Олег довольно часто заскакивал в данную «обитель знаний» и брал книги найденные им в списках в Сети, либо те, которые ему советовали друзья по «историческому времяпровождению». Сейчас же, внезапно застигнутый небольшой тучей, радостно поливавшей именно тот пятачок города, где и бежал Кононов-он был вынужден заскочить в здание библиотеки и немного подумав, решил уделить часа полтора внезапно образовавшегося свободного времени, отделу «позднего средневековья», благо настроение соответствовало.

Пройдя по второму этажу довольно вместительного трёхэтажного здания библиотеки, Олег поздоровался с парой знакомых, что вальяжно расположились на вместительных диванах собранных буквой П, в одной из сторон отдела и получив небольшую по размерам книгу Брант: «Корабль дураков», с изображением одноимённой картины, Иеронима Босха, на обложке-отправился наконец ознакомляться с данным произведением, что уже давно им было обещано некоей двадцатитрёхлетней особе, с «львиной» гривой волос, до пояса, на одной из недавних встреч их общего исторического клуба.

Чтение немного развлекло, не более! Сатира пятнадцатого века и сейчас была актуальна, однако воспитанный на произведениях Зощенко и Аверченко, Олег привык к более ярким формам «клеймления и выпячивания недостатков», а уж до Ильфа и Петрова, и совсем было далеко…

Погрустив немного над томом и начав быстро его листать, мужчина не сразу понял, что обращаются к нему и лишь лёгкое касание плеча, заставило Олега оторваться: как от бессмысленного просмотра фолианта, так и приятных воспоминаний — о фемине, данное произведение «присоветовавшей».

— «Хм…мда, что?».

— «Прошу прощения…Просто заметил что вы читаете Бранта и захотелось немного пообщаться, нам, знаете ли — довольно редко удаётся видеть, в представителях вашего поколения, столь похвальное стремление к знаниям: не только конкретным и современным, вроде информатики и всего что с этим связано: интернет, компьютеры, медиа-контент и тд и тп, но и изучению «старых наук», многие из которых на самом деле — невероятно любопытны!», — на Олега, с лёгкой улыбкой на хорошо загорелом лице, смотрел небольшого роста пожилой мужчина — около шестидесяти лет от роду. Брюнет, с сильнейшими залысинами, «небольшим пивным животиком» и довольно развитыми руками. Увидев, что его собеседник всё ещё не знает что ответить, незнакомец присел рядом и протянув руку представился, — «Роман Диогеннен, немного немец-немного эллин и совсем чуть чуть-латинянин и угр, а ко всему прочему: профессор-медиевист, нашего областного института имени Калинина… С кем имею честь столь «нагло познакомиться?». Тут толстячок хохотнул и поудобней усевшись на своём стуле, вопросительно стал смотреть на Олега, явно ожидая ответа и не собираясь уходить.

Кононов было попытался встать и представиться, однако профессор его удержал и последнему пришлось, лишь слегка смешно приподнявшись над стулом-тут же вновь садиться и бормотать: «Олег Кононов, генеральный директор ООО, немного увлекаюсь историей… хм…ну, совсе-е-е-м немного. Так что зря вы уж так надеетесь увидеть во мне «достойного собеседника», я скорее так, понемногу, больше от скуки… тут и там…хмм». Олегу внезапно стало неловко оттого, что взяв книгу, как он теперь чётко понимал «не по-разуму», теперь вынужден будет общаться с человеком, для которого данное произведение-часть профессии, а возможно и одна из его научных работ, и соответственно в их «беседе», Олегу будет отведена роль «петрушки», на выступлении скоморохов.

Пожилой мужчина вновь широко улыбнулся: «А всё же, с чего бы это Вы — не являясь историком или литературоведом, а это сразу бросается в глаза, уж простите мне это замечание. Так вот: с чего бы это Вы-выбрали именно «Корабль дураков» Бранта, для чтения в библиотеке…А не например, что-нибудь по современнее и веселее? Повод у вас-явно есть! Так что Олег, зря переживаете! Вы-именно что «отличный собеседник», для таких как я, занудных мухоморов от истории. Кстати! Видите изображение картины Босха, на обложке выбранного Вами произведения? Согласно основной версии: никакого отношения к книге-картина не имеет. И К слову, для того времени-это было нормально! А у нас, сейчас, пожалуй одного из них двоих: Бранта или Босха-обвинили в плагиате и с удовольствием бы распиарили и раскупали многомиллионными тиражами…обоих…»o tempora o mores!», — тут профессор умолк и с некоторым удовольствием уставился на удивлённое лицо своего молодого собеседника, — «Не знали? Корабль, как символ-традиционно присутствует во многих произведениях, а соответственно зачастую их названния и смысловые аллюзии-повторяются или дополняют друг друга. Да и много ли было поводов, в тогдашнем мире-для разнообразия?! «Новые земли»-ещё особо неизвестны, так-слухи одни. Регулярных газет-почти нет, либо невероятно дороги и не всем доступны, а тут ещё бдительная инквизиция — в роли «новых цензоров», на пару со светскими прокураторами…не вздохнёшь и особенно-не нафантазируешь! Поэтому и бралось судно: как символ, копия условного «ноевого ковчега», ну а далее, как уж автору его хотелось «населить» и сделать из этого выводы, мы и сами-далеко не всегда понимали…, то есть-понимаем.».

Олег вздохнул: несмотря на все уверения нового знакомца, именно «петрушкой» и несмышлёнышем, он себя и начинал чувствовать. Ему на самом деле, был не очень интересен Брант, скорее уж Борджиа и всё его семейство, однако некий «скрытый» смысл разговора начинал интриговать: «Простите профессор, вы хотите сказать, что причина некоей «пустоты» в создании произведений, любых, между античностью и Возрождением-отсутствие «ярких образов», стимулирующих воображение творческих личностей?». Олегу очень хотелось казаться, хоть чуть-чуть, на миллиметр — умнее себя обычного.

— Конечно! И это безусловно тоже. Да вы сами подумайте: открытие Америки дало не только приток новых знаний, как в географически-этническом аспекте, так и практическом: строительстве новых типов судов и почти полном переходе от средиземноморских гребных к парусным океанским-от толстобрюхих каракк и нефов, к вытянутым галеонам и флейтам, а также важнейшем поиске долготы-давшем бешеный толчок новым географическим открытиям, по всему Земному шару. Но! И это очень важно: позволило многим «горячим головам»-избегнуть костра инквизиции или петли, на Родине, отправившись в «иные земли» и там либо добиться успеха, либо сгинуть. Немало из них, были, скажем так: несколько против — власти церковников и феодальных сеньоров, а раз их собственные страны находились далеко и не могли осуществлять должный контроль за ними, то многие спорные идеи, спорные-в «старушке Европе», вполне могли «дозреть» в колониях, причём-практически бескровно! Бушевавшую от переизбытка энергичных людей Европу стало возможным успокоить-отправив значительную часть из них, «за лучшей долей», причём довольно далеко от метрополии. Если латинский мир, нашёл себе «выход для пара людской активности»-в виде Нового Света, то Русь, примерно в тоже самое время-начала колонизацию Сибири, а чуть позже-Дальнего Востока и Срединной Азии, значительно потеснив предыдущих их хозяев: различные китайские империи, татарский Иран и моголов. У латинян, в Новом Свете-появляются удивительные образования, вроде: пиратских сообществ Тортуги, Ямайки, Мадагаскара…На Руси: казаки и ушкуйники, занимавшиеся по сути тем же самым: пиратством, контрабандой, захватом земель врагов метрополии, разведкой, колонизацией новополученных земель… А ведь не будь данного, «толчка» или если сказать чуть грубее-«шила в…», и был бы возможен вариант с новой «всеобщей замятней», когда — «все против всех». Достаточно вспомнить: бесконечные феодальные войны латинян и княжеские усобицы Руси, — Диогеннен замолк и пару раз сглотнул, в тот момент, когда Олег уж было задумал самому присоединиться к беседе, Роман вновь продолжил: «Вы совершенно не цените это! Понимаете?! Ни-хре-на…Вот если бы вас держали в узде, если хотелось бы выть-от однообразия и «мелкости» известного мира, одного и того же — на протяжении пары веков, как минимум, если повсюду был бы порядок — да порядок, но «железный»! Так сказать: «Железо дисциплины, состоит: из цепей заключённых и оружия — стражи «…Вот тогда бы вы и оценили: и огромный мир, с разнообразием возможностей и различные вольницы» — как то: пиратскую или казачью и многое иное! Хм…кхе.», — профессор внезапно умолк, после своей, как показалось Олегу неуместной филиппики и посмотрев, немного растерянным взглядом на слушателя, произнёс виноватым голосом: «Опять занесло? Прошу великодушно простить…бывает.» Он смешно развёл руки в стороны и неожидая ответа от Олега, протянул последнему свою визитку: «Сегодня же-милости прошу! Уверен, нам есть о чём побеседовать. Непременно!».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.