Рассказы

Хазанов Юрий Самойлович

Жанр: Детская проза  Детские    1970 год   Автор: Хазанов Юрий Самойлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рассказы ( Хазанов Юрий Самойлович)

Однажды

Хотите верьте, хотите нет, а Кира-Кирюша никогда об этом не просила. И Вова тоже не просил. Хотя многие ребята чуть не с пелёнок начинают приставать: «Купите собачку!.. Ну, купите собачку!»

А Вова и Кира-Кирюша много чего просили, но вот собаку как раз нет. Да и папа с мамой у них были хитрые: сами ни разу не предлагали.

И, возможно, так и прожили бы все они до старости без всяких собак, если бы однажды…

Однажды к ним пришёл папин знакомый — доктор дядя Сеня, и сказал, что уезжает в Африку работать в больнице. А в Африке и так многовато зверей, поэтому туда нельзя брать своих кошек или собак.

Кошки у дяди Сени не было, а вот собака была — ушастая, лохматая и косолапая. И с такими длинными ушами, что, когда она ела суп, их кончики окунались прямо в миску. А если она ела кашу, то, поглядев на уши, можно было сразу сказать, какую кашу давали ей сегодня — пшённую, гречневую или овсяную. Поэтому перед едой дядя Сеня завязывал ей уши над головой синей ленточкой.

И вот эту собаку он не мог теперь взять с собой в Африку, потому что там и так хватает зверей.

Конечно, любой охотник купил бы у дяди Сени его собаку. Но дядя Сеня не хотел продавать. Он хотел отдать её в хорошие руки, знакомым и добрым людям. Потому он и пришёл к родителям Вовы и Киры-Кирюши.

Но где же сказано, что все знакомые и добрые люди должны брать к себе собак у докторов, уезжающих в Африку?! Нигде этого не сказано.

Так Вовин папа и ответил дяде Сене. А дядя Сеня ничего не ответил Вовиному папе. Вместо ответа он снял со своей спины рюкзак, поставил его на пол, развязал… и оттуда вдруг выскочил тот самый пёс, которого не пускали в Африку!

А когда все его увидели — увидели, какой он ушастый, лохматый, косолапый и вообще очень красивый — когда все увидели это, то сказали, что, конечно, конечно, возьмут его к себе и даже никогда не отдадут дяде Сене!

…Так однажды у них в доме появилась собака.

Я забыл сказать, что её звали КАП.

О том, какие истории приключались с этим Капом, и с Вовой, и с Кирой-Кирюшей, вы сейчас и узнаете.

Пёс в галстуке

Думаете, легко иметь собаку, если в квартире злая соседка? Прямо хоть шапку-невидимку на неё надевай… На собаку, конечно, а не на соседку. Соседке уже ничего не поможет. Она из-под шапки всё равно так ругаться начнёт — за три квартала слышно!

Бедному Капу эта злая соседка не давала совсем в коридор выйти. Сейчас же крик поднимался — что он пол пачкает, и лает, и всё такое. А он «всё такое» только два раза сделал, и то в уголке, около телефона — там никому и не видно. Зато все другие соседи очень любили Капа, оставляли для него вкусную еду и даже обижались на Вову, если Кап редко в гости к ним ходил.

Из-за этой злой соседки приходилось Капа через коридор на руках или в кошёлке носить — если во двор с ним идёшь или ещё куда-нибудь гулять.

Вообще, самое нехорошее в собаке — это гуляние. Потому что днём все тебя ругают: зачем собаку вывел, а вечером — её почти не видно. Может, она где-нибудь совсем рядом бегает, но ты не видишь и всё равно беспокоишься. Хорошо тем, у кого белые собаки, а если чёрная…

И вот тогда Вове пришла в голову мысль, и он сказал Кире-Кирюше:

— Ты видела на столе у мамы будильник? А когда в комнате ночь и нужно время знать — что ты сделаешь?

Кира-Кирюша подумала.

— Зажгу свет, — сказала она потом.

— А если свет испорчен?

— Пойду к дяде Мише — монтёру, он починит.

— А если дяди Миши дома нет?

Кира-Кирюша опять подумала.

— Возьму твой фонарь.

— А в нём батарейка не работает!

Кира-Кирюша подумала.

— Тогда спички возьму на кухне.

— Спички мама не купила!

— Ну, что ты пристал? — рассердилась Кира-Кирюша. — Я не знаю.

— Эх, ты! — сказал Вова. — А ничего и не надо. Ни электричества, ни спичек, ни фонаря. Потому что будильник сам светится. У него стрелки и цифры такой мазью намазаны — фосфор называется. Он в любой темноте виден. Не веришь?

— Верю, верю… — сказала Кира-Кирюша и быстро добавила: — Всякому зверю, барсуку и ежу, а тебе погожу!

И тут Вова схватил со стола будильник, потом открыл дверцу платяного шкафа, пихнул туда Киру-Кирюшу, влез сам и затворил дверцу. В шкафу было, совсем как ночью в лесу. Только пахло нафталином, а не хвоей, и в лицо лезли не колючие ветви ёлок, а мягкие рукава маминых платьев и папиных пиджаков.

— Смотри, — шёпотом сказал Вова.

— Ой, светлячки! — сказала Кира-Кирюша.

— Не светлячки, а циферблат. Видишь, двадцать минут третьего.

Когда они выбрались из платяного леса, Вова сказал:

— Я уже давно придумал. Надо Капу хвост фосфором намазать. Тогда ночью с ним, знаешь, как легко будет гулять!

— А фосфор у нас есть? — спросила Кира-Кирюша.

— Найдём. В любой часовой мастерской.

— На углу? — сказала Кира-Кирюша. — А калоши надевать?..

В мастерской на углу была очередь. Вова вежливо спросил: «Кто последний?» — и встал. Ему никак нельзя было лезть без очереди — ведь у него даже часов нет. Он просто хотел попросить немного фосфора.

Здесь тоже было, как в лесу, только не в хвойном и не в платяном, а в часовом. Со всех стенок на вас глядели часы. Маленькие и большие, круглые и четырёхугольные, с маятниками и с гирями, чёрные и белые, коричневые и золотые… Они глядели на вас, словно разноцветные усатые лица. Эти лица были надменны и горделивы — если стрелки показывали без десяти два; и эти лица были печальны и унылы — если на циферблате было двадцать минут восьмого.

— …Вам что, молодой человек? — спросил, наконец, Вову часовой мастер. — Показывайте ваш «Мозер».

— Зачем маузер? — сказал Вова. — Он у меня дома. И не маузер, а пистолет системы «ТТ».

— «Мозер», молодой человек, — сказал часовщик, — не стреляет и не убивает, он только тикает и показывает время. И делает это уже ой-ой-ой как долго. Больше ста лет… «Мозер», молодой человек, старинная часовая фирма. Ну, да откуда вам знать… Так что у вас?

Вова сказал, что им нужно немного фосфора, совсем немножко, для одной вещи…

Часовщик вздохнул.

— И мне нужно совсем немного фосфора, молодой человек, — сказал он. — Мне нужно немного фосфора для моих старых костей, чтоб они помолодели.

— Нам не для костей, — сказала Кира-Кирюша, — нам для хвоста, собаке намазать.

— Что? — закричал старый часовщик. — Вам мало, что вы уже с детства стреляете из вашего пистолета системы «ТТ»?! Так нет, вы ещё хотите мучить бедных животных? Правильно я вас понял?

— Неправильно, — сказала Кира-Кирюша, а Вова объяснил, почему надо намазать Капин хвост.

— Что же вы молчали?! — опять закричал часовщик. — Это совсем другой коленкор. Выходит, вы хотите облегчить труд гуляющих с чёрными собаками? Это очень похвально… Только фосфора у меня всё равно нет. Вот скоро два года, как я живу без фосфора.

Вова уже запутался: про какой фосфор говорит часовщик? Про тот, что для костей или для часов? Но одно он понял: фосфора они здесь не получат.

— До свидания, — сказал Вова.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.