Собрание сочинений в 4 томах. Том 1. Вечерний звон

Вирта Николай Евгеньевич

Серия: Вирта, Николай. Собрание сочинений в 4 томах [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Собрание сочинений в 4 томах. Том 1. Вечерний звон (Вирта Николай)

Николай Вирта

(1907–1964)

Романист и рассказчик, драматург и очеркист, Николай Евгеньевич Вирта за четыре десятилетия писательского труда создал немало произведений большой и малой прозы; его романы и рассказы выдержали множество изданий; его пьесы шли на сценах столичных и периферийных театров; его публицистические выступления, касавшиеся насущных вопросов наших дней, постоянно появлялись в периодике. Достоверность повествования, драматизм коллизий и естественная масштабность характеров, политическая острота — вот достоинства книг этого талантливого художника.

Николай Вирта родился в 1906 году в селе Каликино Тамбовской губернии, в семье сельского священника. Здесь он рос и учился, здесь началась его трудовая биография: был пастухом, работал писарем в сельском Совете, потом переехал в город, где стал корреспондентом газеты «Тамбовская правда», в литературном приложении к которой и были напечатаны его первые рассказы. Приходилось ему работать в театре актером, режиссером и даже директором.

В 1930 году Николай Вирта переехал в Москву, а в 1935 году в журнале «Знамя» был опубликован его первый роман «Одиночество», высоко оцененный общественностью, ставший одним из крупнейших произведений советской прозы того времени.

Три года спустя Николай Вирта опубликовал свой второй роман «Закономерность». В период финской кампании и в годы Великой Отечественной войны писатель в качестве фронтового корреспондента побывал в Ленинграде, на Севере, в Сталинграде. Вскоре после Победы он вернулся к осуществлению своих давних замыслов, и в 1951 году им был издан роман «Вечерний звон», в котором развернуты судьбы героев прежних произведений и описан распад семьи Сторожевых.

В первых главах книги они еще живут по патриархальным обычаям. Глава дома Лука Лукич — человек властный, свято оберегает вековые обычаи русской деревни. Много лет он непререкаемо правил своими домашними и был уверен в том, что единство семьи может быть сохранено лишь до тех пор, пока она не раздроблена и все работают сообща. Порядок этот Лука Лукич почитал незыблемым и справедливым. Но развитие событий беспощадно разрушало все упования и надежды почтенного старика, обнажало их шаткость. Резко усиливавшееся в последние десятилетия девятнадцатого века, после отмены крепостного права, расслоение деревни, проникновение в нее капиталистических отношений сказалось и на сторожевской семье.

Первым и главным разрушителем родовой цельности стал внук Луки Лукича — Петр Иванович Сторожев. В романе «Одиночество» он выступает основным действующим лицом — матерый кулак, враг новой народной власти.

В «Вечернем звоне» Петр Сторожев еще только-только нащупывает тропинки, которые вскоре выведут его на путь хищничества и корысти. Романист показал мрачную, эгоистическую силу собственничества, разрушающую семейные устои: «Вот он молча, чинно сидит за общим столом, а внутри у него все клокочет. Эта жизнь, скованная властью деда, осточертела Петру. Ему нужен свой дом, своя воля, своя земля. Больше, больше земли!» Низменная страсть стяжательства определяет думы и действия Петра.

Пьесе, написанной по мотивам своего первого романа, поставленной в 1937 году на сцене Московского Художественного театра, Николай Вирта дал точное название — «Земля!»

Да, земля, ставшая средством наживы, оскверненная и порабощенная помещиками и кулаками, возвращена революцией трудовому крестьянству — вот истинный герой произведения, его движущая сила.

Среди тех, кто уже смолоду встал под знамена революции, были и Сторожевы: Флегонт — любимый сын Луки Лукича, и его племянник Сергей, родной брат Петра. Флегонт расстался с селом еще юношей, будучи призванным в армию, куда пошел с большой охотой. Подобно отцу, он был правдоискателем, и мудрость века открылась Флегонту в учении Ленина, которое он принял всем сердцем, нашел в нем смысл своего существования, вступил в большевистскую партию.

Масштаб художественного исследования постепенно расширяется. Романист как бы заодно со своим героем оставляет на время село Дворики. Стремясь с наибольшей полнотой показать, как подготавливались великие перемены, в корне преобразившие жизнь России, Николай Вирта переносит действие в столицу, в петербургские революционные кружки, в село Шушенское, где находившийся в ссылке В. И. Ленин обдумывал, определял цели и задачи российской социал-демократии, и даже за рубеж, туда, где происходил Второй съезд партии.

Широкий охват людских судеб — непременное свойство прозы Николая Вирты. В его романах присутствует живое ощущение взаимосвязи событий, происходящих в мире, уверенность в том, что настоящее и прошлое одной из скромных деревень Тамбовщины может быть должным образом понято и оценено лишь в свете общероссийской жизни. Да и сами уроженцы Двориков покидали свое село, уходили в далекие края. Даже патриархальный Лука Лукич вынужден оставить родные места, чтобы искать управу на помещика и земского начальника Улусова, с которым двориковцы вели бесконечную тяжбу из-за земли. Он вместе с Флегонтом и Петром побывал у Владимира Ильича и услышал его ясные и справедливые слова о тяжком положении русского крестьянства при самодержавном строе. А затем Лука Лукич, увидев Николая Второго, имел возможность убедиться в том, что этот богатейший помещик страны, находившийся на троне, глух к просьбам и мольбам своих подданных «низкого происхождения», да еще и готов наказать их за «крамолу» и «вольнодумство».

Как видим, в романах Николая Вирты встречаются и вымышленные образы, хотя имеющие своих прототипов, и известные исторические деятели. Эпизоды, рожденные воображением романиста, соседствуют со страницами, в основе которых — подлинные воспоминания, дневники, письма и другие документы. Писатель привлек свидетельства современников, и это позволило ему слить в целостном повествовании достоверное и вымышленное.

Добиваясь разносторонней обрисовки социальных сил, действовавших в России на стыке двух веков, писатель вводил новых и новых героев, связанных с семьею Сторожевых отношениями социальной вражды или дружбы, экономической и политической общности либо розни.

Так, ближайшим другом Луки Лукича стал молодой мужик Андрей Андреевич Козлов, живший со своим многодетным семейством в чрезвычайной бедности, но не терявший надежды на лучшую жизнь. Образ его является как бы символом будущего русской деревни — такой трудолюбивый человек, избавленный от угнетения и бесправия, станет опорой нового строя.

В многолюдстве романа выделяется сельский священник Викентий Глебов. С беспощадной правдивостью писатель показывает жалкую участь ему подобных, тех, кто в ситуации непримиримого конфликта двух станов пытаются уклониться от решительного выбора, занять промежуточную позицию. Викентий Глебов мечтал о несбыточной «гармонии», старался примирить непримиримых врагов — самодержавие и народные массы, угнетателей и угнетенных. Вредность и фальшь подобного рода «концепций» особенно ярко обнаруживается, когда Глебов становится сообщником жандармского офицера Филатьева. Действия Филатьева и Глебова по созданию верноподданнической организации напоминают широко известные мероприятия Зубатова и Гапона, чья предательская деятельность составила трагическую страницу в истории народа. Первоначальная искренность, увлеченность Викентия не затушевывает, а напротив, оттеняет чинимое им общественное зло. И в глазах Луки Лукича священник из друга, единомышленника превращается в прямого врага.

Так проходит через трудные, но неизбежные испытания старый крестьянин, избавляясь от своих патриархальных предрассудков. Сперва исчезла его вера в царя. Потом разочаровался он в служителе церкви Викентии Глебове. И наконец, ему пришлось отказаться и от последней иллюзии — от веры в семейные устои.

Кульминационным моментом в развитии сюжета «Вечернего звона» становится сцена сходки, на которой решается судьба сторожевского хозяйства, а по сути дела всей семьи. За напряженным столкновением характеров стоит драматизм исторического процесса. Петр доносит на своего деда и Флегонта, обвиняя их в противоправительственных замыслах, а Лука Лукич в свою очередь обличает внука в совершенных им злодействах. Попутно, в спорах о разделе, обнажаются центробежные силы, раздирающие деревню, обоюдная ненависть неимущих и богатеев, которая несколько лет спустя обернется жестоким кровопролитием. В финале, изображая кончину Луки Лукича в один из солнечных мартовских дней 1917 года, писатель резко оттеняет обманчивость тишины, царящей в весенних расцветающих садах Тамбовщины. Впоследствии, в годы гражданской войны, здесь произойдут упорные, кровопролитные бои, о которых и расскажет Николай Вирта в романе «Одиночество».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.