Единственная на всю планету 2

Ищенко Геннадий Владимирович

Серия: Единственная на всю планету [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Единственная на всю планету 2 (Ищенко Геннадий)

Глава 1

– Ты должна с ней поговорить! – сказал отец Ольге. – Пять дней валяться в кровати! От отца отворачивается, школу забросила и почти ничего не ест! Куда такое годиться? Ни меня, ни Шуру она слушать не хочет.

– Попробую, папа, – вздохнула Ольга. – Прямо сейчас и пойду.

Она зашла в спальню, отодвинула ширму и села на край кровати, на которой с безучастным видом лежала Людмила.

– У тебя совесть есть? – спросила она девушку. – Не видишь, что все вокруг из-за тебя переживают? Ладно, тебе плевать на отца, но мы чем провинились? Для чего тебя спасал Олег? Для того, чтобы ты сама себя угробила? Если бы он с тобой не возился, мог успеть добраться до ружья. Его ведь застрелили, когда он прятал лестницу в подсобку. И делал он это для того, чтобы к тебе туда никто не забрался! Что на меня так уставилась? Я тебе этого не хотела говорить, но ты просто вынуждаешь!

– Хочешь сказать, что, если бы не я, он бы выжил?

– Не знаю, Люда. Скорее всего, его бы все равно убили, но мог и выжить. А ты плюешь на всех и растравляешь свое горе, вместо того чтобы заняться делом! Ты думаешь, отец не любил жену и сына? Видела бы ты его тогда! Пусть он отчасти виноват в том, что случилось. Но подумай сама, он что, это сделал намеренно? Он сам сейчас страдает, а ты своим презрением только усиливаешь его боль. У тебя ведь, кроме него, никого не осталось! И ты для него единственный родной человек.

– А что я могу сделать, если мне все безразлично? – заплакала Люда. – И отец безразличен, и ваша школа, и вообще все! Тебе не понять...

– Да, брата я не теряла, – согласилась Ольга. – А вот мама у меня умерла. И я была гораздо младше тебя. И я это сумела пережить. А ты тряпка! Не хочешь брать пример с меня, бери с Нора!

– А что Нор? – не поняла Людмила.

– У него нет родителей, – сказала Ольга. – Несколько месяцев назад у него убили отца и двух сестер, а мать он потерял раньше. И горе его не сломило! Только учти, что об этом нужно молчать.

– Он любит тебя, – возразила Людмила.

– Он бы и так не разбил себе голову о камни. А любовь... Кто тебе самой мешает любить? Пройдет совсем немного времени, и ты сможешь выйти замуж, а муж для женщины, если есть любовь, становится дороже других родственников. В общем, все, что хотела, я тебе сказала. Не захочешь поступать по-хорошему, я поступлю по-плохому. Сейчас соберешь свои вещи, и Нор отвезет тебя домой, а завтра ты едешь с нами в школу. Если опять ее пропустишь, после школы приезжаю к вам и буду тебя лечить. Депрессия – это болезнь, можешь спросить у школьной врачихи. После моего лечения ты в понедельник поедешь в школу с песней! И мне плевать на твою злость, потом сама скажешь спасибо! Ну что, сама будешь вставать, или начать лечение уже сейчас?

– Уйди! – с неприязнью сказала Люда. – Я буду собираться.

Ольга встала с кровати и молча вышла из комнаты. Отец с Нором на кухне в четыре руки готовили ужин и не сразу отреагировали на ее появление.

– Нор, бросай здесь возиться, – сказала она другу. – Я помогу отцу, а ты отвезешь Люду домой. Сейчас она соберет свои вещи, а ты одевайся и выводи снегоход.

– А что на ночь глядя? – спросил отец. – Может быть, ей лучше сегодня у нас переночевать? Или позвонить Виктору, и он приедет...

– Не лучше, – перебила его дочь. – Поедет с Нором, а завтра отец повезет ее с нами в школу. С ней сейчас миндальничать нельзя. Начнет учиться и общаться с классом, тогда понемногу отойдет.

– Ты права, – поддержал Ольгу Нор. – Это тот случай, когда нужно надавить. Пойду готовиться. Только ты скажи Людмиле, чтобы с собой брала самое необходимое, а остальное завтра заберет Виктор.

Через пятнадцать минут он открыл ворота, завел двигатель «викинга» и помог сесть Людмиле.

– Можешь держаться за меня! – крикнул он девушке, сам садясь на снегоход. – Снега много, так что трясти не должно. Доедем за несколько минут.

Уже стемнело, и Нор медленно вел снегоход, подсвечивая дорогу фарой. Виктора предупредили по телефону, поэтому он ждал дочь у открытой калитки.

– Спасибо, что привез, – поблагодарил он парня. – Что так медленно ехал?

– Я за рулем только третий раз, – сказал Нор, – да еще темно. Не вижу смысла устраивать гонки: и так ехали всего несколько минут. Держите ее вещи.

Ссадив Люду и отдав ее отцу саквояж и сумку, он развернул свой транспорт и уже чуть быстрее поехал обратно.

– Хорошая штука эти снегоходы, – сказал Егор, встретивший Нора на кухне. – За пятнадцать минут сгонял туда и обратно. Садись теперь ужинать, мы уже поели.

Нор положил в тарелку всю оставшуюся запеканку, полил ее сметаной и стал с аппетитом есть. На кухню зашла Ольга и села напротив него, подперев рукой щеку.

– Люблю смотреть на то, как ты ешь, – сообщила она другу. – У мужчин совсем другое отношение к еде. Я за праздничным столом прикасалась к эмоциям женщин и мужчин. Так вот вы, в отличие от нас, полностью отдаетесь процессу поглощению пищи. А если еще голодные... Поэтому я для тебя с отцом люблю готовить. Смотришь, и душа радуется!

– Смотри, смотри, – сказал Нор. – Я тоже посмотрю на тебя или Александру, когда вы будете есть оладьи! Ты бы лучше не портила мне аппетит, а поделилась, есть ли какие-нибудь сдвиги? Сегодня я тебе все обработал уже в третий раз.

– Доешь, и я тебя тоже обработаю, – пообещала Ольга. – А результаты пока ощущаю только с телом. Сил ощутимо прибавилось, а изменений в мозгах я еще не заметила, поэтому пока ничем из того, что дал Игорь, не занимаюсь. Даже этот его медицинский пакет знаний для меня бесполезен. Я ведь лечу топорно, воздействуя сразу на зоны мозга и разных органов, а для доров в этих зонах есть много всего. Сейчас у меня просто не получается удержать в голове и отработать всю схему лечения. Обработаем друг друга еще по два раза, а потом привлечем Сашу. До свадьбы она как раз успеет все проделать. Ну и мы из нее сделаем супера. Из-за Людмилы Саша у нас последние дни почти не показывалась, поэтому ее обучение заглохло. Ничего, теперь она опять переберется к нам, и я за нее снова возьмусь! Слушай, Нор, к тебе будет просьба. Обработаешь Уголька? Сам же говорил, что кот остановился в развитии.

– Мне за Александру уже заранее страшно! – улыбнулся Нор. – Ты смотри, не переборщи с учебой. Она к своим собственным способностям относится с опаской, поэтому пока ничего, кроме мысленного общения, и не освоила. Да и то вздрагивает, когда к ней мысленно обращаешься. А я твоего кота обработаю по полной программе. Если мое воздействие тоже скажется на его росте, точно вырастет Бегемот. Хотела удивлять людей? Вот мы их и удивим. Я в Интернете читал, что мировой рекорд для котов – это двадцать килограммов. Правда, там была такая жирная морда...

– Когда займемся экстернатом? А то мы дальше намерений не идем.

– Не мешала бы ты мне есть? – сказал Нор. – Займемся мы экстернатом. Завтра насчет него можно будет сходить к Валентине Ивановне.

В субботу они к директору школы не попали. День начался как обычно, если не считать того, что в машине приехавшего их отвозить к автобусу Виктора сидела мрачная Людмила. Автобус сегодня пришел с большим опозданием, поэтому в школу они ввалились через пять минут после звонка.

– Посмотри на Наташку, – мысленно сказал Нор, когда они объяснили причину опоздания и сели на свои места. – Кажется, она немного отошла.

После смерти Олега Наташа пропустила три дня школы и вышла учиться только в четверг. Сегодня она первый день выглядела более или менее нормально. На перемене Ольга к ней подошла.

– Привет! Ты завтра будешь на секции?

– Я не знаю, – заколебалась Наташа.

– Зато я знаю! – нажала на нее Ольга. – Поверь, нет ничего хорошего, когда человек в горе затворится в четырех стенах и теряет интерес ко всему остальному. Тебе плохо без Олега, а нам плохо без тебя. Тебе сейчас нужно себя нагружать делом, а не отсиживаться в своей комнате. Приходи, мы будем ждать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.