Цель и средства. Политика США в отношении России после «холодной войны»

Макфол Майкл

Жанр: Политика  Научно-образовательная    2009 год   Автор: Макфол Майкл   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цель и средства. Политика США в отношении России после «холодной войны» ( Макфол Майкл) Благодарность

Наши первые слова благодарности обращены к Ричарду Хаассу, бывшему вице-президенту, директору программы внешнеполитических исследований Института Брукингса, и бывшему президенту Института Брукингса Майклу Армакосту, обеспечившим первоначальную поддержку данного проекта. Мы также благодарны их преемникам Джеймсу Стейнбергу и Строубу Тэлботту за то, что они продолжили эту поддержку.

Успех данного проекта в огромной степени зависел от готовности наших собеседников делиться своими мыслями и предоставить нам возможность цитировать их в книге.

Бесценные советы были получены авторами от участников семинаров по обсуждению рукописи книги в Институте Брукингса и в Стэнфордском университете. В Институте Брукингса это были: Эндрю Беннет, Тоби Гати, Фиона Хилл, Джордж Колт, Эндрю Кучине, Роберт Легволд, Сара Менделсон, Брюс Пэррот, Дэнис Росс, Стивен Сестанович и Джеймс Стейнберг. В Стэнфордском университете в обсуждении рукописи участвовали: Херб Эйбрамс, Дэвид Бернстайн, Койт Блэкер, Джон Данлоп, Лин Ицен, Джеймс Фирон, Дэвид Холлоуэй, Гейл Лапидус, Алекс Монтгомери, Скотт Саган, Тодд Сечсер и Стив Стедмэн. Кроме того, замечания по проектам отдельных глав представили: Михаил Алексеев, Эштон Картер, Дерек Чоллет, Адам Элстайн, Тимоти Фрай, Джоел Хеллман, Павел Хохряков, Юджин Крамер, Элизабет Шервуд-Рэндалл, Алекс Соколовский и Эндрю Вайс. С рукописью всей книги ознакомились и высказали свои комментарии студенты Майкла Макфола из Стэнфордского университета. Три анонимных рецензента издательства «Брукингс пресс» представили исключительно подробные заключения, а Джеймс Линдсей от имени Института Брукингса сделал заключительный обзор рукописи. Наша особая благодарность покойному Эндрю Карпендейлу, который помог нам запустить этот проект и дал исключительно важные разъяснения относительно внешней политики США в связи с коллапсом Советского Союза.

Архив национальной безопасности Университета им. Джорджа Вашингтона подал заявки в соответствии с Законом о свободе информации и организовал получение соответствующих документов. Редакторы журнала «Каррент хистори» сделали важные замечания по главе 13, которая в октябре 2002 года была опубликована в этом журнале. Исследовательскую работу для книги проводили: Эрик Бан, Рэйчел Дубин, Джанет Лини, Кэтрин Нилсен, Мистелл Олсен, Энджела Шитс, Кэтрин Дорнбуш, Татьяна Краснопевцева, Кэролайн Макгрегор, Лаура Бэйли и Эллина Трэйгер. Превосходное административное содействие оказывала Тоула Папаниколас. Работа Джеймса Голдгейера поддерживалась Институтом европейских, российских и евразийских исследований при Университете им. Джорджа Вашингтона и «Фондом Карнеги за международный мир»; работа Майкла Макфола поддерживалась Институтом им. Гувера.

Разнообразную помощь оказывали административные работники программы внешнеполитических исследований Института Брукингса: Моника Принсипи, Тара Миллер, Бетани Хэйз и Стэйси Розенберг. Работники издательства «Брукингс пресс» Беки Кларк, Джанет Уокер и Тереза Уокер способствовали завершению этого проекта. Шарлота Рибар осуществила корректуру, а Роберт Элвуд подготовил именной указатель.

Эта книга никогда не появилась бы на свет без огромной поддержки со стороны членов наших семей, которым мы высказываем свою глубочайшую признательность.

1.

Цель и средства

На протяжении четырех десятилетий после окончания Второй мировой войны в мире доминировали две сверхдержавы, возглавлявшие антагонистические политические и социально-экономические системы. Центральным фактором мирового развития был конфликт между Соединенными Штатами и Советским Союзом, между капитализмом и коммунизмом. В тот период каждая из сверхдержав обладала армиями и арсеналами, с которыми никто не мог сравниться, а в их внутренней организации имелись радикальные различия. В Соединенных Штатах существовала демократическая форма правления и рыночная экономика, в то время как Советский Союз жил в условиях тоталитаризма и командной экономики. Поскольку каждая из стран была убеждена в превосходстве своей системы, они активно поддерживали распространение в мире подобных себе режимов и всячески противодействовали попыткам экспансии противоположной системы. Это идеологическое противоречие определяло характер соперничества двух систем. Другими словами, Советский Союз и Соединенные Штаты были соперниками не только в силу того, что являлись крупнейшими мировыми державами, но и потому, что у них были принципиально противоположные воззрения на организацию политической, экономической и социальной жизни общества.

В конце 1991 года один полюс этой идеологически разделенной биполярной системы исчез. Впервые в современной истории мировой баланс сил изменился без масштабной войны. Для лидеров России и США это было пьянящее время. С той и с другой стороны не было недостатка в легкомысленных разговорах о преобразовании России в направлении рыночной экономики и демократической формы правления, о новом партнерстве с Западом и мгновенном искоренении наследия «холодной войны». Однако уже к концу 90-х годов климат в американо-российских отношениях стал гораздо больше напоминать эру «холодной войны». Романтический период 1991 года ушел в прошлое. Журналисты, ученые, члены Конгресса США и участники развертывавшейся президентской кампании Джорджа Буша подвергали осмеянию политику, проводимую президентом Биллом Клинтоном и вице-президентом Альбертом Гором в отношении ельцинской России. Они обвиняли администрацию Клинтона во всех мыслимых грехах: чрезмерном вмешательстве во внутренние дела России, преувеличении значения личности президента Ельцина, попустительстве распространению коррупции среди ведущих российских деятелей, игнорировании жестокостей, чинимых российскими властями в сепаратистской Чечне, неспособности пресечь сотрудничество России с Ираном в осуществлении военных ядерных программ, вопрошая при этом: «кто потерял Россию?». Послушать эдаких экспертов и представителей Республиканской партии — так всё, что только могло случиться плохого в России и в американо-российских отношениях, действительно случилось.

Что же произошло в период между эйфорией, вызванной коллапсом Советского Союза, и началом «охоты на ведьм» под лозунгом «кто потерял Россию?» десятилетие спустя? Одни считали, что виновата администрация Буша-старшего, не сумевшая оказать в 1992 году достаточной помощи нарождающемуся режиму Ельцина. Другие утверждали, что после 1993 года администрация Клинтона оказывала России совсем не ту помощь, какая была ей нужна, и вообще проводила «антирусскую» политику, расширяя НАТО и участвуя в конфликте в Косово, что только усилило антизападные настроения в России.

Менее чем через год после вступления Буша-младшего в должность президента, после террористического акта против США 11 сентября 2001 г., казалось, что в американо-российских отношениях снова произошел решительный поворот к лучшему. Сразу же после теракта президент Путин выразил сочувствие Соединенным Штатам и пообещал свою поддержку в создании единого фронта борьбы с международным терроризмом. Это вызвало прилив оптимизма: Россия наконец решила, что она видит себя частью Запада. На внутреннем фронте российская экономика уже не вызывала чувства жалости, государство, похоже, консолидировало свои позиции после десятилетия упадка, а большинство россиян положительно оценивало деятельность президента Путина. Американо-российские отношения выглядели значительно лучше по сравнению с предыдущими годами, по крайней мере до тех пор, пока возглавляемая Америкой коалиция не начала войну в Ираке.

Пытаясь объяснить ход событий, мы уделяли основное внимание тем целям, к которым стремились американские политики, тому, как они понимали ситуацию, каковы, по их мнению, были ставки. Осознавали ли они в 1991 году происходившие в Советском Союзе перемены и каковой им виделась в этой связи их роль? Считали ли они, что с распадом Советского Союза со старым врагом покончено и Соединенные Штаты должны оказать России крупномасштабную помощь, или они попросту приветствовали эту революцию в качестве сторонних наблюдателей? И как в целом американские политики определяли интересы США применительно к России в период после окончания «холодной войны»?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.