Язык и человек. К проблеме мотивированности языковой системы

Шелякин Михаил Алексеевич

Жанр: Языкознание  Научно-образовательная  Культурология    2012 год   Автор: Шелякин Михаил Алексеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Язык и человек. К проблеме мотивированности языковой системы ( Шелякин Михаил Алексеевич)

От автора

Настоящая книга представляет собой переработанный курс лекций, который автор читал в разные годы на отделении русского языка и литературы философского факультета и отделений семиотики и культурологии социального факультета Тартуского: университета, а также на отделении славянской филологии Таллинского педагогического университета. Книга ставит вопросы «Как устроен язык и почему он так устроен?» и делает попытку ответить на них. Обычно наука о языке занималась и занимается вопросом «Как устроен любой язык?», но в меньшей мере вопросом «Почему так, а не иначе устроен любой язык?» Поэтому основное содержание книги посвящено ответу на второй вопрос, который в последнее время особенно заботит лингвистов, поскольку без ответа на него наука о языке не может считаться подлинной наукой. В книге автор развивает идею об адаптации языковой системы к биосоциальным особенностям человека и осуществлению им коммуникативного процесса как главном факторе функциональной, системно-структурной и знаковой (семиотической) специфики языка. В качестве иллюстративной языковой системы послужил главным образом русский язык в его общих с другими языками свойствах.

В соответствии с поставленными задачами в книге объясняется специфика четырех семиотических измерений языка – языковых знаков, их семантики, синтактики и прагматики, чему подчинена структура книги. В аспекте «Язык и человек» особо рассматривается проблема «Язык и культура».

В связи с определенной новизной содержания книги и пробного решения ряда проблем автор отдает себе отчет в том, что в его изложении есть спорные моменты и не все удалось ему объяснить в языковой системе.

Книга предназначена для студентов, магистрантов, докторантов и преподавателей в качестве учебного пособия по курсам «Введение в языкознание», «Общее языкознание», «Семиотика языка».

Настоящее издание является дополненным и исправленным вариантом книги, вышедшей в издании Тартуского университета: Труды по русской и славянской филологии. Лингвистика. Новая серия. VII. Язык и человек (К проблеме мотивированности языковой системы). Тарту, 2002.

Автор выражает искреннюю благодарность профессору кафедры русского языка Тартуского университета И.ГТ. Кюльмоя за полезные советы и исправления, которые были учтены при подготовке книги к первому изданию.

Введение

I. К Постановке проблемы

1. Сущность лингвистического изучения проблемы «Язык и человек»

Термин «язык», употребляемый изолированно и в сочетании с определениями, имеет общее значение «знакового средства, при помощи которого осуществляется общение (коммуникация)»: «Язык и человек», «Язык и нация», «Язык и мышление», «Язык и сознание», «Русский язык», «Язык жестов», «Искусственные языки», «Язык математики», «Язык животных» и др. В изолированном употреблении термин «язык» понимается прежде всего как человеческий язык, служащий' основным средством человеческой коммуникаций (имеется в виду человек и его язык в обобщенном плане) и связанный с возникновением и существованием человека современного типа как Homo sapiens (человека разумного).

Человеческий язык принято называть «естественным языком» не в смысле «относящийся к природе», а в смысле «обусловленный самим ходом развития его носителей». В этом отношении он противопоставляется искусственным языкам, специально создаваемым, как правило, на основе естественных языков, для применения в тех случаях, когда естественный язык либо менее эффективен, либо его использование затруднено по разным причинам. Это языки неспециализированного (воляпюк – букв, «всемирный язык», эсперанто – букв, «надеющийся») и специализированного употребления (языки математики, логики, химии и др.). Все искусственные языки были созданы относительно недавно в «лабораторных» условиях.

Их назвали языками по функциональной и знаковой аналогии с человеческим языком, как назвали языками средства коммуникации животных и жесты. Термин «язык» (имеется в виду естественный человеческий язык) употребляется в двух значениях: а) в значении «языка вообще», абстрагированного от конкретных языков и реально не существующего, б) в значении конкретных, реально существующих языков, используемых в определенном обществе в каком-то времени и пространстве; они обозначаются словосочетаниями с соответствующими определениями (немецкий язык, эстонский язык, латинский язык и т.д.). Конкретных языков насчитывают в мире более 3000. В дальнейшем изложении речь пойдет о естественном человеческом языке в обобщенном значении.

Примечание. Термин «язык» нередко употребляется в русском языке как синоним терминов «стиль речи, свойственный кому/чему-нибудь», «разновидность речи, обладающая теми или иными характерными признаками»: язык Пушкина, язык художественной литературы, разговорный язык, письменный язык, газетный язык и др. Такое употребление отражает понимание языка в его единстве с человеческой речью. Однако языкознание строго разграничивает понятие языка и речи (о чем см. ниже).

Возникновение языка Homo sapiens, как считают, сначала единого в своей основе, а затем давшего в своем развитии множество отдельных языков (теория моногенеза), связано с преимущественным использованием звуковых знаков, а до них у гоминдд преобладал «язык жестов» наряду с нерасчлененными звуковыми комплексами: установлено, что антропоиды (шимпанзе, гориллы) имеют от 200 до 1000 жестов, у которых есть даже своеобразный «синтаксис».

Какие же универсальные специфические черты человеческих языков? Это прежде всего: а) преобладание вокально-слухового характера языковых знаков в своих исторических истоках, позднее ставшего основой для их визуального (письменного) характера, полностью отсутствующего у животных; б) дискретность языковых знаков – их звуковое (письменное) и семантическое разделение на отдельные единицы. Звуковую дискретность обычно называют артикуляционной членораздельностью, которая еще со времен античности считалась главным отличием человеческого языка от языка животных. Это свойство человеческого языка как необходимо присущее ему и отличное от языка животных осознается и самими носителями языка: «Утратил (помещик) даже способность произносить членораздельные звуки и усвоил себе какой-то особенный победный клик, среднее между свистом, шипением и рявканьем» (Салтыков-Щедрин. Дикий помещик). И.А. Бодуэн де Куртенэ в свой статье «Человечение языка» называет процесс возникновения артикуляции звуков «человечением языка», а звуки животных – «неартикулированными», «неоформленными» звуками (к ним он относил и рефлекторные звучания человека: стоны, зевание, смех, шмыгание носом и др.). «Подлинные звуки, – отмечает он, – напротив, суть оформленные, поставленные в известное взаимное отношение друг к другу, характеризуемые лишь определенной протяженностью звуковые элементы. Это, так сказать, бессознательно создаваемые в речевой деятельности человека произведения искусства» [Бодуэн де Куртенэ 1963, I: 259]. Появление членораздельных звуков И.А. Бодуэн де Куртенэ связывал с особенностями человеческих органов речи. Если у животных главные органы звукообразования сосредоточены «внизу» и «сзади» гортани, то у человека – в полости рта, т.е. в верхней и передней части речевого аппарата. Антропологи это объясняют переходом гоминид (лат. homo – человек, греч. eidos – вид) к прямой походке, при которой возникли предпосылки для изменения анатомии и физиологии речевых органов человека в сторону увеличения подвижности челюсти и расширения ротовой области.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.