Когда вскипели камни

Титаренко Анастасия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда вскипели камни (Титаренко Анастасия)

Пролог

Стояла удушающая жара. Над дорогой дрожало марево горячего воздуха, делая местность размытой и нечеткой. Тишина летнего дня нарушалась только оглушающим треском цикад, заполняющим собой весь мир.

Эринан едва плелась, плавясь под полуденным солнцем. Каждый шаг ее босых ног поднимал маленькие буранчики пыли, которые беззвучно оседали на щиколотки. Женщина то и дело спотыкалась. Слезы, застилавшие ей глаза, почти ослепили Эринан, но она продолжала брести по дороге с завидным упорством. Потные пряди постоянно падали ей на лоб, и женщина нервно отбрасывала их за спину, еще больше пачкая лицо кровью и грязью.

– Потерпи, Айн, потерпи чуток, скоро мы доберемся до Эрхила, и все будет хорошо, – всхлипывала женщина. – Только потерпи чуток.

Словно отвечая на ее слова, легкий ветер всколыхнул раскаленный воздух, и в нем почудился вздох. Эринан оступилась и упала на дорогу, неловко взмахнув своей жуткой ношей. Женская голова, рыжие волосы которой были крепко сжаты в руке Эри, едва не упала в пыль, но путница в последний момент подхватила ее. Жара и первые признаки тлена исказили черты некогда красивого лица, и теперь мертвая голова удивленно скалилась в небеса.

– Потерпи еще немножко, Айн. – Женщина нежно прижала голову к себе, размазав по лохмотьям вычурного кафтана новое пятно. – До Эрхила уже недалеко… – Она неуклюже поднялась с земли и побрела дальше.

Эринан была высокой и темноволосой, с бледной кожей, которую злое летнее солнце уже успело наградить ожогами. Ее босые ноги огрубели от частого хождения по земле, но руки, по запястье черные от крови и земли, казались нежными, непривычными к тяжелой работе. Женщина, бредущая по пустынной дороге с безмолвного поля боя, выглядела слишком необычно, чтобы случайный прохожий мог принять ее за крестьянку. Скорее, завидев дорогие украшения на шее и в ушах Эри, он бы с криком метнулся в кусты, и только бы его и видели.

Эринан была боевым магом. Одним из лучших.

Из зыбкого марева вдали проступил неясный силуэт постоялого двора. Женщина остановилась, в который раз отбросив непослушные волосы с лица, и вытерла слезы грязной рукой. Образ таверны то и дело расплывался в горячем воздухе, но сомнений быть не могло – это не мираж. Стиснув зубы, Эринан сняла с себя изорванный кафтан, оставшись в тонком льняном платье, и завернула в него голову. Когда на бледные синюшные плечи упали лучи солнца, женщина болезненно поморщилась, но быстро справилась с собой. Стремительно, почти бегом, она устремилась к далекому зданию.

Выражение ее лица претерпело удивительные изменения. Боль и ужас исчезли, на их место пришла злобная решимость. Взбивая пыль на горячей дороге, Эри пересекла последние метры, отделяющие ее от постоялого двора, и ввалилась внутрь.

Хозяин таверны, толстый краснолицый дед, дремавший за стойкой, побледнев, вскочил на ноги.

– Госпожа Эринан! – засуетился он. – Чего желаете? Я прикажу подготовить баню немедленно.

– Где мой дорожный сундук? – прорычала женщина.

– В комнате наверху. – Трактирщик отпрянул, открывая проход на лестницу. – К нему никто не прикасался.

Эринан метнулась к лестнице, не упустив возможности хорошенько приложить толстяка локтем по пузу, и скрылась наверху.

Старик облегченно вздохнул, когда колдунья скрылась с глаз, и с тоской посмотрел на грязные следы на полу.

– Бин, тащи сюда свою задницу! – проорал он в пристройку. – Растопи баню для госпожи и перемой полы!

Часть первая

Айнен, оставившая подругу самостоятельно договариваться с местным лордом о работе, принялась исследовать обширный бар его светлости. Бар был весьма недурен, это Айн поняла сразу. Облюбовав пузатую бутылку с дорогой травяной настойкой, женщина подхватила цепкими пальцами серебряный бокал и плеснула в него тягучей зеленой жидкости. Лорд, выяснявший у Эринан подробности оплаты, запнулся, наблюдая такое расточительство, и неодобрительно нахмурился. Эри обернулась и закатила глаза.

– Это редкая Кхоррская настойка, мне подарили ее всего лишь пару дней назад, и я не успел толком распробовать ее, – осуждающим голосом произнес лорд Флокс, не предпринимая тем не менее попыток отнять бутылку. Он сделал пару шагов по направлению к женщине и остановился, не зная, что предпринять.

– У дарителя отличный вкус. – Айнен оскалилась и добила бокал. После чего встряхнула бутылку и налила себе новую порцию. Эринан, стоявшая за спиной у лорда, активно подавала подруге знаки, свидетельствующие о том, что она, Эри, не в восторге от ситуации.

– Если миледи желает, она может забрать настойку как часть платы, – предложил Флокс. – Эта настойка высоко ценится…

Айнен допила вторую порцию и крепко сжала бокал в руке, продолжая неприятно скалиться.

– Миледи желает настойку в подарок.

В воздухе почудилось неуловимое напряжение, пахнуло жаром. Через мгновение серебро не выдержало и блестящей струей стекло по пальцам женщины, оставив дымящееся пятно на ковре. Лорд Флокс вздрогнул и отступил.

Эринан, которой поведение напарницы уже порядком надоело, обошла опешившего мужчину и мягко отобрала у Айн бутылку.

– Видите, лорд Флокс, мы не зря требуем такую высокую цену. – Она мило улыбнулась заказчику. – Даже если лорд Рихар наймет северянина для поддержки своих войск, тому не справиться со стихийной магией.

Айн, заскучавшая без полюбившейся настойки, нарочито безразлично выковыривала из-под ногтей чешуйки остывшего серебра.

Лорд, к которому наконец-то вернулся дар речи, скороговоркой выпалил:

– Да, конечно, мне понятны ваши условия. Приступайте к приготовлениям как можно скорее, казначей выдаст вам аванс в холле. Не смею вас больше задерживать.

Эринан выдала еще одну сияющую улыбку и поволокла подругу прочь из зала. В дверях Айнен остановилась.

– Даже не думай о том, чтобы зажать вторую часть платы, – низким, угрожающим голосом произнесла она.

Лорд замахал головой так отчаянно, что его щеки затряслись, как холодец. Айн злобно зыркнула на него и вышла следом за подругой.

– Ну и к чему было все это представление? – холодно поинтересовалась Эринан, широкими шагами пересекая коридор.

– Мне не нравится этот лордишко. У меня плохое предчувствие. – Айнен, слегка захмелевшая от выпитого, едва поспевала за напарницей.

Эри фыркнула.

– Знаю я твои предчувствия. Набралась с утра пораньше и предчувствуешь, – сердито пробормотала она.

Айнен резко остановилась и ухватила подругу за руку, разворачивая ее к себе.

– Я. Пьяна? – злым голосом спросила она, ухватив Эри за подбородок и притянув ее лицо к себе. Та вгляделась в зеленые глаза Айн и отстранилась. Вечная едва сдерживаемая ярость подруги, которую та заливала невероятным количеством алкоголя, обдавала практически ощутимым жаром. Но черноволосая Эри, которой достался спокойный характер южных земель, давно научилась совладать с яростью товарки.

– Да, я вижу. Ты совершенно трезво полезла на рожон, а делать это не стоило. – Женщина мягко обняла Айн за плечи и притянула к себе, успокаивая. – Так мы наживем себе дурную репутацию. А стекольщики не так уж и дорого стоят.

Айнен вздрогнула в теплых объятьях подруги.

Стекольщики, как и маги, порождались землей, когда та уставала от сверхъестественного давления. Лунное стекло убивало волшебников быстро и бесповоротно, причем фатальной была даже самая мелкая рана. Но земля умела только реагировать, а правила устанавливали люди. И люди же устанавливали цену на зарвавшихся колдунишек. Если маг полагался только на силу своих чар и не мог постоять за себя с оружием в руках, он очень быстро прощался с жизнью.

А Айн до сих пор не научилась сносно владеть копьем.

– Все? Полегчало? – Брюнетка похлопала подругу по спине и развернулась к выходу. Присмиревшая Айнен потрусила следом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.