Двадцать три раны Цезаря

Веснина Тиана

Жанр:   2006 год   Автор: Веснина Тиана   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Двадцать три раны Цезаря ( Веснина Тиана)

Часть I

ГЛАВА 1

В салоне самолета было душно. Кто-то, видя, что он задыхается, положил ему на лицо влажную салфетку. Она только на миг принесла облегчение, а потом вновь — острая, мелкая, рассыпающаяся по всему телу боль. Он пошевелил рукой. Воздух был настолько густ и напоен парами, что пальцы точно собрали ком жидкой грязи. «Нет, — подумал он, — надо как-то выйти из этого страшного умственного и физического оцепенения». Он дернул ногой и услышал, как что-то чавкнуло, а по шее скользнуло что-то холодное, неприятное. Собрав всю свою волю, он заставил себя открыть глаза и пришел в неописуемый ужас: темнота без единого проблеска, точно в салоне погас свет. Он застонал, а потом нечленораздельно пробормотал:

— Лучше бы я уже умер…

И в этот момент ему стало чуть легче дышать, с опозданием он догадался, что кто-то перевернул его, уткнувшегося носом в землю, на спину. Мысль озарила его затухающее сознание: «Андрей! Это Андрей! Он пришел. Он спасет… — Он открыл глаза и увидел лицо… — Это Андрей?!»

Понять не хватило сил. Сознание задавил черно-синий мрак глубокого обморока.

Молодой высокий загорелый мужчина с недельной щетиной на лице закинул автомат за спину, присел на корточки перед растянувшимся на влажной тропической земле человеком и приподнял ему веко, чтобы удостовериться, жив ли еще он. Затем пробежал пальцами по его многочисленным нагрудным карманам. В одном нащупал документы. Вынул удостоверение и присвистнул от удивления. Встал и задумчиво огляделся вокруг. Потом долго смотрел на лицо лежавшего. Досадливо поморщился и потер рукой укус москита. Их здесь миллиарды и часто попадаются такие, что жалят как змеи. Провел мокрой рукой по своему мокрому лбу. Вновь открыл удостоверение. Внимательно изучил его. Сравнил фотографию с подлинником, насколько это удалось, глядя на измазанное грязью лицо, и убедился, что перед ним владелец документа.

Полчища муравьев уже облепили ноги лежавшего и заползли в брюки, быстро поднимаясь к груди. И вот грудь точно задышала от обилия насекомых.

Мужчина выругался, срезал ножом широкий лист буйно растущего кустарника и смахнул с груди несчастного мелких тварей. Совсем немного, потому что те поползли с еще большим напором. Тогда он скинул с плеча рюкзак, вынул из него плащ-палатку, подхватил незнакомца подмышки и переложил на нее. Взялся за два конца и потянул за собой. Идти было тяжело, приходилось работать мачете, прорубая себе дорогу в густо-зеленой массе влажных джунглей. Сражаясь в очередной раз с перекрывшими путь лианами, мужчина оглянулся и посмотрел на своего не приходящего в сознание спутника, а вернее — обременительную ношу.

Он засунул мачете за пояс, подошел к нему, надеясь, что тот умер, и легонько ткнул его ботинком в бок. Лежавший даже не поморщился.

— Ну что ж, — почти весело сказал сам себе мужчина и потянул за край плащ-палатки, чтобы спрятать ее в рюкзак.

— А, черт! Опять дождь! Ну да ладно, без этого я к ночи, в крайнем случае к утру, доберусь до поселения баконго. Там отдохну!

Он подставил свое лицо дождю.

— Один я вплавь переберусь через реку. Если, конечно, не пойду на обед крокодилу. Ну да с божьей помощью…

Он изо всех сил потянул плащ-палатку и невольно взглянул на труп, который с по-прежнему закрытыми глазами, широко открыв рот, ловил сильные струи дождя.

— Жив! Ну надо же!.. — удивился мужчина.

— Да ну его! Брошу! — произнес он, но, тут же покачав головой, сказал: — Чего зря терять время на разглагольствования, ведь знаю, что не брошу. Значит, придется искать брод. Иначе встреча с крокодилами для него закончится плачевно. Чувство самосохранения в последний, самый опасный момент толкнет меня бросить его на съедение этим тварям, а самому удрать.

Он вновь взялся за края плащ-палатки и потянул за собой. Вдали появилась река. Она была не очень широкая, но с сильным течением. Мужчина оставил своего спутника, бессознательно глотавшего дождь, на берегу, а сам пошел искать брод. Он входил в воду, возвращался, зорко оглядываясь вокруг себя. Крокодил может затаиться где угодно. Ненасытная тварь великолепно прикидывается старой корягой или вообще зарывается в тине, а потом бросок с открытой пастью — и все.

Дождь лил с размеренным спокойствием, точно перед ним стояла задача равномерно покрыть всю землю.

Мужчине показалось, что он нашел брод. Он прошел дальше.

— Точно. Есть! — пробормотал он и повернул обратно.

Когда он вышел на берег, то успел сделать всего шагов десять, как его зоркий, привыкший к опасностям, таящимся в джунглях, взгляд увидел неподалеку от своего беспомощного спутника серо-зеленую гадину. Вот сейчас она такая неуклюжая, толстобрюхая, вильнет тяжелым хвостом, откроет пасть и человеку конец.

Замешательство длилось с четверть секунды. Мужчина скинул с плеча автомат и разрядил его в рептилию. Потом подбежал к своему спутнику, который от звуков выстрелов открыл глаза и даже приподнялся на руках, в ужасе глядя на лежавшего почти у его ног мертвого крокодила.

Он ошалело повел глазами, заметил мужчину и позвал его:

— Андрей! Андрей!.. — и опять потерял сознание.

Тот ухватился за плащ-палатку и потянул ее вдоль берега к броду.

Переправившись на противоположную сторону, он втянул своего спутника под густые ветви деревьев и сел рядом с ним. Взглянул на него повнимательнее, дотронулся рукой до лба.

— Ясно. Лихорадка.

Вынул из рюкзака флягу и коробочку, в которой лежали упакованные в бумажки порошки. Приподнял спутника за плечи и попытался его растормошить.

— Эй! Очнись! Тебе нужно принять лекарство, иначе ты умрешь! Эй! Роман! — позвал он его по имени, которое прочел в удостоверении.

Роман открыл глаза.

— Слушай! Надо выпить…

Но Роман ничего не понял. Ему казалось, что с ним говорят на иностранном языке. Довольно забавном. Вроде бы и слова, какие он знает, но только понять их смысл он не мог. Однако догадался, что ему предлагают выпить.

Выпить!.. Подсознательно возникла холодная бутылка «Столичной» и хрусткие зеленые, как крокодилы… «Брр…» — отчаянно замотал он головой… зелененькие, маленькие такие соленые огурчики, пахнущие укропом и чесноком, а потом еще кусочек сала с розовыми прожилками и…

Он ощутил во рту что-то огненное и ему вспомнился «глотатель» огня из детства. После представления в школьном актовом зале Роман со своим приятелем пробрался в комнату, где переодевался «глотатель», и когда тот обратился к нему с каким-то вопросом, почувствовал тошнотворный запах керосина. И вот сейчас его гортань была объята огнем, а рот полон керосина. Он хотел все выплюнуть, но ему зажали рот и нос руками и заставили это проглотить.

* * *

Роман немного пришел в себя. Его взгляд проблуждал по, как он определил, потолку… из тростника и по таким же стенам. Он попытался ущипнуть себя, но пальцы не гнулись, попробовал приподнять ногу, но она чуть шевельнулась.

«Нет, видно, я здорово заболел. Наверное, Андрей отвез меня в больницу. Но я еще очень плох. Очень… А может, я еще и не пришел в себя?.. Ведь в больнице должны быть белые стены… Или я сплю? И я еще в самолете?.. Ах, — досада жалкой гримасой скривила его давно небритое лицо, — зачем я вообще сел в этот самолет. Зачем вообще все это?..»

Секретарь партийной организации научно-исследовательского горнорудного института Василий Игнатьевич Мальцев с сосредоточенным видом вышел из своего кабинета и направился в крыло, где находились лаборатории. Он шел, то ускоряя, то замедляя шаг, безостановочно шевеля губами, как бы советуясь с самим собой. Когда его собственная аргументация его же и убеждала, он довольно встряхивал головой и заглядывал в блокнот.

— Точно. Здесь без сомнений. А вот… Нет, не годится. Хотя?..

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.