Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок

Кравчек Дина Илларионовна

Жанр: Культурология  Научно-образовательная    Автор: Кравчек Дина Илларионовна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок ( Кравчек Дина Илларионовна)

Д. И. Кравчек

Кто такие эмо и готы. Как родителям понять, куда «вляпался» их ребенок

Откуда вы, дети?

Как-то моя знакомая, у которой имеется дочка пятнадцати лет, прибежала вся в слезах. С порога она прокричала что-то вроде «ичтомнеделатьнезнаю», бухнулась на табуретку и стала поглощать чай в неудобоваримых количествах и не заедая его ничем. На все наводящие вопросы она лишь мотала головой.

– Хорошо, – сказала ей я. – Выпей еще чашку и внятно объясни, что случилось.

Отдышавшись после этой чашки, подруга наконец-то выдохнула в меня все свое недоумение и боль:

– Если девчонка выкрасилась в черный с розовым, нацепила очочки, хотя с глазами у нее все в порядке, носит кеды с одним шнурком розовым и вторым черным, у нее с мозгами все в порядке?

– Если ты в свои сорок пять подстригла голову прядками и частично мелировалась, носишь черный топик с желтой отделкой и туфли с прозрачным каблуком – как с тобой? – спросила я в ответ.

– Но я же не пишу в дневнике, что жизнь – юдоль скорби? – зарыдала вновь подруга.

– Зато мне это постоянно говоришь и вот сейчас…э…плачешь, – пожала я плечами. – Значит – юдоль.

– Не опошляй моих материнских слез! – возмутилась она. – Я не потому, что все плохо, реву, а потому, что к тебе за советом пришла.

– Ох, – усмехнулась я на ее негодование, – неужто мои советы так отвратительны?!

Наконец-то подруга поняла, что это шутка. На губах появилось подобие улыбки. Кривой, правда.

– А теперь, пожалуйста, все по порядку, – попросила я.

А по порядку в изложении визитерши получалось, что с месяц назад ее дочка «совсем от рук отбилась», то есть резко изменила внешний облик, и этот облик матери совершенно не понравился. К тому же она (дочка то есть) стала водить дружбу с какими-то непонятными молодыми людьми (не потому непонятными, что выглядят странно, а потому, что не понять, кто они – мальчики или девочки). Но больше всего за судьбу ребенка мать заволновалась, когда на глаза ей попался забытый на диване дочкин дневник, а там на каждой странице про тоску и слезы, и про полное непонимание окружающих, и главное – слово «смерть» написано везде красным цветом и большими буквами. А в одной из последних записей есть кое-что и про самоубийство.

Подруга сделала, конечно, вид, что никакого дневника не читала, но на самом деле тут же дочкино творение отксерила и теперь пихала мне в руки этот плод детских раздумий.

– Ты только почитай внимательно! – лепетала она.

Я почитала.

«На алгебре схватила трояк. А те, кто с меня списал, – пару. После урока в коридоре эти неудачники сорвали с меня очки и хотели растоптать. Но тут вышла математичка. Они позорно бежали. Я надеялась тоже сбежать, но она ухватила меня за плечо и начала выговаривать, что я трояком снижаю успеваемость всего класса. Никто меня не любит. Никто меня не ценит в юдоли скорби. Вот возьму и умру, и пусть все они плачут. Интересно, как лучше умереть, чтобы ненасовсем?»

«Купила миленький рюкзак с тремя плюшевыми мишками. Покрасила волосы. Иду по улице, на меня оборачиваются. Думала, что это из-за рюкзака и волос, а какой-то дядька вдруг и говорит: завяжи шнурки, а то споткнешься. Как печально! Хочется умереть…»

«Дэн говорит, что нужно умереть в молодости. Тогда ты сохранишься в памяти прекрасным. А если умрешь позже, то никто даже не поплачет. Слушала музыку. Плакала. Все так романтично…»

«На улице пристали два гота. Думали, что своя. Я была оскорблена. Разве я на них похожа? Они грубые».

«Восхищаюсь Дэном. У него вся рука в шрамах. Сколько раз умирал!!!!!!! Какой смелый!!!!!!!»

«Дэн сказал: котлеты любишь, значит? А если б твои мишки были живыми? Теперь больше мяса не ем. Поругалась с мамой. Плакала».

«В классе меня никто не ценит. Пришла сегодня в черной курточке с розовыми карманчиками, а Федорова мне говорит: и откуда такие страшные, как ты, только берутся? Федорова у нас считает себя гламурной. А я не хочу. Гламур – ацтой. Готы тоже ацтой. Эмо рулят!»

«Федорова изгваздала мой дневник. Прямо на странице написала „Дэн и Дана – два барана“. Я, конечно, страницу выдрала. А тут классная решила дневники собрать на проверку. Спрашивает: „Почему нет страницы?“ А я и сказать не могу, потому что из-за Федоровой, и придумать ничего не могу. Стою и плачу. Так мне и влепили пару за поведение. Теперь еще с мамкой разбираться. И почему я такая несчастная? Ничего, вот умру, и они еще об этом пожалеют!!!!!!!!!»

Ничего сверхопасного в этих записях я не нашла. Даже посмеялась немного.

Подруга очень возмущалась:

– Ты бесчувственное бревно! Моя дочка о смерти думает, а тебе только смеяться.

– Так о смерти не думают, – покачала я головой, – так рисуются. И вполне понятно. У твоей дочки переходный возраст и она – эмо.

– Эму? – переспросила подруга. – Она что – страус?

– Не эму, а эмо, – объяснила я. – Такое современное молодежное течение. Или, как говорят, субкультура. Забавные ребятишки. И практически все – подростки.

– Никогда не слышала, – удивилась она. – Хиппи знаю, панков знаю, металлистов знаю…

– Другое время – другие дети, – пришлось дополнить пояснения. – Хиппи почти не осталось, а панки видоизменились. Эмо и готы – самые близкие родичи панков. Твоя дочка эмо. Они милые, нежные, ранимые и очень романтично настроенные. И у них культ смерти не так сильно развит, как у готов. Так что бояться тебе нечего. Девочка как девочка.

– Девочки плюшевым медведям брюхо ножницами не распарывают, а потом черными нитками, как в прозекторской, не зашивают, – хлюпнула подруга носом, но уже спокойнее.

– Издержки имиджа, – усмехнулась я. – Положено эмогерлсам носить на сумке или рюкзаке игрушку со вспоротым брюхом, вот и дырявит, и зашивает, как после вскрытия. Ничегошеньки страшного! Что б ты говорила, если бы твоя дочка каждый вечер одевалась в черное и шла гулять на кладбище…

– А что…это еще впереди? – ужаснулась подруга.

– Нет, она же не гот, – сказала я. – Кладбище – это сугубо готичное место. Эмо туда не ходят. Они самые миролюбивые и лояльные из подростков. Насилие в любом виде отвергают. В этом слегка похожи на хиппи. Те тоже насилие ненавидели, пока, в конце концов, не выдержали издевательств и не навесили тумаков люберам. Тогда, помнится, даже милиционеры не верили, что мирные хиппи могут так отделать клетчатых драчунов с цепями. А после стычек с люберами мирные хиппи и с металлистами дрались. Мне как-то один металлист признался, что самое страшное зрелище, которое он когда-либо видел в своей юной жизни – мирный хиппи с монтировкой в руке и перекошенным лицом. Догадываешься, как нужно было довести людей, чтобы они отвечали насилием на угрозу насилия? И у эмо ненасилие пройдет. А пока…пока они будут писать в дневниках о тотальном непонимании и размышлять о ценности смерти. И в этом нет ничего опасного!

Подругу я успокоила, но не до конца. В глубине души она дочкиной субкультуры побаивалась. Периодически, когда страхи совсем одолевали, обращалась ко мне. И вопросов было так много, что мне пришлось поглубже заняться изучением молодежных субкультур и даже завести тетрадь для записей. Неудобно ведь было сказать подруге, что я чего-то не знаю. А когда ее дочка немного повзрослела, с похожими вопросами («Что делать?», «А это не смертельно?») стали обращаться другие приятельницы, с детьми помладше. И я завела еще одну тетрадь для ответов на вопросы обеспокоенных родительниц. Недавно я стала пересматривать эти записи и даже удивилась: в них оказалось много информации, полезной не только для моих знакомых.

Формальным поводом решить судьбу этих заметок стал криминальный случай, который произошел год назад в нашем городе: двое готов убили и съели девочку эмо. Как только сведения об этом кошмаре просочились в печать, знакомые мамы подростков кинулись ко мне со слезами и ужасом на лицах.

– Ты ж говорила, что эти детские увлечения совершенно безопасны! – стали они меня обвинять. – Под угрозой жизни наших детей!

Да, говорила. И еще раз повторю: принадлежность к субкультуре эмо или готов не делает детей потенциальными жертвами или убийцами.

Но родители мне не верили. Они боялись. И тогда я поняла, что пришло, наверно, время собрать весь накопленный материал и написать книгу. И начну эту книгу я не с современных молодежных течений, а с размышления о том, почему и как рождаются субкультуры и кто к ним присоединяется.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.