Переулок Птичий, дом 1

Чинарева Тамара Федоровна

Жанр: Сказки  Детские    1982 год   Автор: Чинарева Тамара Федоровна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Где живет гусиная семья

Птичник стоит на горе. К солнышку поближе. Весной здесь рано тает снег и вырастает свежая зеленая травка.

Утята, гусята и цыплята бегают на пригорке раздетые и босиком. Только индюшонок Гобелен — грудь шаром, хвост веером — до самого жаркого лета носит теплый шарф и пуховую шапку. Индюшка Инвара хочет вырастить из него великого музыканта и поэтому бережет от всяких ветерков и дождиков.

В этом птичнике, в просторной квартире, живет гусиная семья. У них три комнаты и кухня. Самая красивая — гостиная. Здесь висят большие часы и дедушкин портрет.

В детской комнате — две кровати с пуховыми перинками, ящик с игрушками и пустой угол. В этот угол ставят провинившихся гусят. Но скоро в семье появится ещё один гусёнок и угол займёт кроватка. Наверное, придётся искать другое место для наказания баловников.

Самая таинственная комната — папин кабинет. Туда не разрешается ходить детям. В кабинете папа сидит по вечерам и читает книжки о том, как из маленьких гусят вырастить настоящих гусей.

Папу зовут Гагатом. Он очень строгий. Маму-гусыню зовут Гамаша. Когда папа Гагат наказывает детей, она всегда старается заступиться. Гамаша — домоседка. А этой весной совсем не выходит из дому. Она занята очень важным делом — высиживает яйцо.

Старший гусёнок Галактион учится в птичьей школе. Учительница ботаники, пожилая цесарка Цикламена, на всех родительских собраниях говорит, что у Галактиона талант ученого. Он хорошо знает, какие травы растут вдоль дороги от птичника до речки и как они называются.

Сестра Галактиона, Галета, только ещё пошла в первый класс. Как все маленькие уточки и курочки, она очень любит смотреться в зеркала и лужицы и каждый день на кончик хвоста навязывает новые ленты. Папу Гагата очень беспокоит, как бы Галета не выросла легкомысленной и вертлявой гусыней. А мама Гамаша считает, что ничего страшного в этом нет. Из-за этого Гагат и Гамаша даже иногда ссорятся, когда дети ложатся спать. А в остальном гусиная семья очень дружная.

О том, как гусиная семья ужинала

Ровно в семь часов вечера петух Пелликуль взлетел на забор и пропел свою вечернюю песню. Громко, чтобы его услышали все дети во всех уголках птичьего двора.

Самые послушные — индюшонок Гобелен и гусята кинулись домой со всех ног. Утята — в утиной семье было пятнадцать детей — бегали, суетились, торопили друг друга, и от этого получался шумный беспорядок.

Через пять минут во дворе остались только два драчливых петушка. Петух Пелликуль закончил петь, слетел с забора и сказал драчунам:

— Посмотрите на крышу. Видите, на деревянной палочке вертится петушок? Когда-то он тоже не слушался своих родителей… Теперь он будет всю свою жизнь стоять на крыше и вертеться на ветру. Вы же не хотите, чтоб с вами такое случилось?!

Петух Пелликуль пошутил. Петушок на палочке был флюгером. По тому, в какую сторону он поворачивался, все жители птичника узнавали, куда дует ветер. Это было важно. Мамы могли решить, как одевать своих детей и с какой стороны птичника лучше гулять малышам, чтобы их не унесло ветром.

Конечно же, Пелликуль пошутил. Если бы всех непослушных петушков так наказывали, не хватило бы крыш даже в большом городе. Ведь все маленькие петушки любят пошалить и подраться.

Когда Пелликуль увёл своих сыновей домой, птичий двор опустел. Там бегали только уличные мальчишки-воробьи. Они ложились спать, когда хотели. Где хотели — там и гуляли. Носились с хлебными крошками по улице и, наверное, поэтому очень плохо росли.

Во всех птичьих семьях скворчали сковородки, булькали кастрюли, звенела посуда. Во всех птичьих семьях накрывали столы и собирались ужинать.

В гусиной семье у каждого за столом своё место. Папа Гагат сидит на самом высоком стуле и во время еды всегда надевает очки. Чтобы получше видеть, как ведут себя за столом дети. Есть в очках неудобно. Когда папа Гагат склоняется над тарелкой, очки съезжают на самый кончик клюва.

Галактион сидит за столом правильно: не кладёт крыльев на стол и не болтает лапками. А вот Галета… Она набивает кашей клюв так, что у неё раздуваются щеки.

— Галета, — делает ей замечание папа, — ты торопишься так, как будто за тобой гонится целое семейство кошек! Ты ешь жадно, как гусеница. С тобой будет стыдно пойти в гости. Посмотри, как это надо делать.

Папа Гагат наклоняется над тарелкой, набирает в ложку немного каши и несёт к клюву.

Галете очень смешно, что она ест, как гусеница. Она начинает хихикать. Папу Гагата это сердит. Он стучит крылом по столу так сильно, что у всех подскакивает каша в тарелках.

В это время из-за стены, за которой живёт семья индюков, раздаётся капризный плач Гобелена:

— Не хо-чу-у-у-у!

— Ах, какой вкусный манный пудинг! — приговаривает индюшка Инвара. — Никому не дадим! Ни Пелликулю, ни Галактиону, ни дядюшке Гагату…

При этих словах Галета радостно улыбается, а у Гагата на лбу собираются сердитые морщинки.

— А ну-ка, папа нам сейчас покажет, как поет по утрам Пелликуль… — раздается из-за стены.

Слышно, как индюк залезает на стул и кричит противным голосом. Индюшонок смеётся.

— Вот и молодец! — хвалит Инвара Гобелена. — Кто будет есть манный пудинг, тот станет петь в тысячу раз лучше, чем петух Пелликуль… Еще ложечку… За маму!.. За папу!..

Пока гуси слушали, как кормят индюшонка, они незаметно съели всю кашу, и на дне их тарелок появились желтые цветочки.

Галета смотрит дедушке в глаза

После ужина папа Гагат читал газету «Птичьи новости».

— Ты только послушай, — позвал он Гамашу, — через неделю откроется весенняя ярмарка. Я надеюсь, к этому времени у нас появится малыш. Мы сможем пойти на ярмарку все вместе и купить пять соломенных шляп. Ведь скоро лето…

— Конечно, дорогой, — согласилась гусыня. Она почти всегда соглашалась с Гагатом.

Галактион рассматривал под микроскопом половинку макового зёрнышка и с удивлением щёлкал клювом. Этот микроскоп ему подарили в школе как лучшему ученику. Под микроскопом все в тысячу раз больше и в тысячу раз интереснее.

Галета убирала со стола и мыла посуду. Обычно они делали это вместе с мамой. Но теперь Галете приходилось управляться самой.

— И зачем гуси едят на ужин кашу? — думала Галета. — Лучше бы ели бутерброды с сыром. Тогда понадобилась бы всего одна тарелка. Я бы её отряхнула от крошек и всё…

Галета взяла горку грязной посуды и понесла к водопроводному крану. По пути она на минутку загляделась в оконное стекло. Ах, какая хорошенькая серенькая гусыня отражалась в окне! И как ей шел передничек в красный горошек! Она только на минуточку загляделась, но тарелки соскользнули на пол и разбились на мелкие кусочки.

Грохот получился ужасный. Папа Гагат даже подскочил в своем плетёном кресле. Он хотел тут же наказать Галету. Он даже расставил крылья, что означало: «Я бесконечно сердит». Но встретился взглядом с испуганными глазами Гамаши, опустился в кресло и строгим голосом позвал:

— Галета, сейчас же подойди ко мне!

Галета, виновато шаркая лапками, пришла к отцу. Из её глаз скатились две слезинки.

— Сегодня я не стану тебя ставить в угол, — сказал папа Гагат. — Сегодня ты будешь смотреть в глаза своему дедушке.

И он подтолкнул Галету к портрету дедушки Гудрона.

Дедушка смотрел на Галету, а Галета — на дедушку. А папа Гагат приговаривал:

— Смотри, дедушка, какой, кривлякой и неумехой растёт твоя внучка. Внучка известного в нашем птичнике мореплавателя, который первым открыл далёкий противоположный берег нашей речки. Который едва не погиб в драке со злой кошкой Мяукой. В честь которого конфеты, любимые всеми, названы «Гусиные лапки».

Папа Гагат обхватил голову крыльями. В голосе его было страдание:

— Бедный дедушка! Если бы ты только слышал, как эта бестолковая маленькая гусыня разбила целых восемь новых тарелок, твои перья стали бы седыми все до одного…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.