Жестокие игры богов

Огнева Василиса

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Огнева Василиса   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жестокие игры богов ( Огнева Василиса)

Это моя первая книга. Посвящается моим любимым писательницам, пишущим великие романы об эротическом насилии: Симоне Вилар (Нормандская легенда) И Виктории Крейн (Палач). Вдохновили.

Пролог

— Норманны!

— Норманны!

Кричали деревенские мальчишки, обегая маленькую деревню русичей. Взять здесь было что, кроме красивых девственных женщин, за которых на рабских рынках давали большую цену. В этой деревне всего было в достатке, и пшеницы, и животины, да лосей, которых Эврар Сванхильд или Лебединг (как его называли русичи) убил вчера. Он пошел в кузню, чтобы надеть доспехи, взять оружие, и выпить грибную отраву из мухоморов, которую его научила делать колдунья Трир из его бывшего фьорда. За ним последовали другие мужчины деревни, славяне. Только Эврар не был среди них своим.

Он остался здесь, влюбившийся в красавицу Купаву, увиденную им, убегающей по высокой траве во время нападения их драккара на ее деревню. Он догнал ее и повалил на землю. Но не смог изнасиловать. Хотя весь сотрясался от возбуждения и яростного желания. Русоволосая женщина была невероятно красива. Он гладил ее по лицу и голове, по высокой груди шее, покрывал ее одежду поцелуями, и шептал, что любит ее. Что она звезда, засиявшая над всей его жизнью. А она, трясясь от страха, лежала под ним и боялась издать хотя бы звук, чтобы не пришли другие. Этому сумасшедшему нужна была только она, другие ему не нужны, чувствовала она. Но если бы он захотел, то по ее глупости, нашел бы всех спрятавшихся женщин и детей.

И она лежала и молчала, и молчала бы независимо от того, что он сделал бы с ней. Лежала, смотря куда-то сквозь него, когда вдруг заметила его длинные белые, и мягкие словно лебяжий пух волосы, которыми ветер бил его по щетинистому красивому лицу и ласкал ее замершее лицо. Заметила его широкие плечи, тонкую талию, длинные ноги и нежность в его аметистовых глазах.

Потом затрубил рог. Эврар вскочил с нее, впился в ее губы своими и что-то сказал. Потом он побежал в сторону деревни. Ночью он спрыгнул с корабля в море прямо в доспехах и с оружием. До берега плыть было очень далеко, но его вела звезда. Звезда, которую он нашел на берегу. И мечта о ней же спасла его жизнь выведя в какую то глухую мелкую заводь, где он провалялся три дня без сознания, и ни один славянин, ни один зверь не на нашел и не убил его.

Вернувшись в разоренную деревню, по следам он нашел место отстройки новой деревни. И поначалу долго смотрел на Купаву из-за густой листвы кустарника. Пока она не почувствовала его взгляд и не закричала. Он вышел из-под сомнительной защиты листвы. И сразу отбил мечем несколько стрел, полетевших в него. Стреляли слабо, стрелы были плохи. Но на всякий случай он снял щит. Наконец, навстречу ему вышел старик. Понимавший язык викингов.

— Я хочу получить эту женщину в жены — сразу сказал ему Эврар, указывая мечем на Купаву, — я знаю что все ваши сильные мужчины убиты. Я останусь здесь, с ней, и буду вас защищать и учить защищаться. Теперь моя родина там, где светит моя звезда.

Старик перевел русичам его слова. Купава густо покраснела и сказала, что если он даст страшную клятву своего народа защищать их деревню до последнего дыхания, тогда она станет его женой. Его верной женой. И будет любить его до конца жизни.

Старик перевел варвару ее слова. Эврар дал две клятвы и свою, и славянскую. Они с Купавой поженились. А вскоре Эврара выбрали главой деревни, как самого сильного мужчину. С Купавой у него родились две дочери и два сына. Старшей уже было 16, другой 14, обе на выданье, а сыновьям по 10 и 8 лет.

В семье Эврара Лебединга воспитанием дочерей занималась только мать, готовя их к хорошему замужеству. Потому что отец был всегда занят, то на охоте, то на тренировках, мальчиков он всегда брал с собой. Мать учила дочерей женским рукоделиям и тому, что успеху мужчины всегда может помочь его жена, создав уют и спокойствие в доме, надежный тыл — лучшее, что может пожелать для себя мужчина. Дом в который мужчину всегда и отовсюду влечет, который мужчина будет защищать до последней капли крови, и для этого станет сильным как медведь и хитрым как лисица.

И никто в деревне не знал, что в своем фьорде Эврар Лебединг, сбежав (или как там думали утонув, смытый волной), отдал брату-близнецу титул конунга. И сколько было в Эвраре справедливости и благородства, столько во Фрейваре было коварства и жестокости. И у него тоже было два сына, Арнульв и Ормульв, погодки, плававшие с грабежами на разных драккарах. Дочерей ему бог не дал. Поэтому сыновей он старался воспитать под стать себе, но в воспитание вмешалась мать, пока ей приходилось следить за малышами, и ее материнская любовь, никуда не растраченная из-за отсутствия дочки, переключилась на братьев, пока они были еще совсем маленькими. Из-за чего братья стали практически близнецами. Мало того что они были похожи друг на друга, но мать научила их еще любви и заботе друг о друге, а также заботе о ней и об отце. И в итоге сделала их души более мягкими, чем того добивался своим строгим воспитанием их отец. В 8 лет, когда мальчик проходит испытание, получает имя и становится мужчиной сыновей у нее отобрали. Теперь они жили в другом доме. Но своей нечаянной любовью она разбила те камни, которые мечтал вложить в их души отец. Однако, воины из них все равно получились отменные.

Глава 1

Арнульв и Ормульв на этот раз приплыли к берегам Гардарики вместе. Они были погодками и очень похожими друг на друга. Но Арнульв уже стал совершеннолетним мужчиной и он уже мог иметь свой драккар, а драккаром брата управлял другой датчанин, правая рука конунга, одноглазый Гуннульв.

Они долго разглядывали деревню, на которую хотели напасть, Амбары, скотники, кузница, огороды, все это очень воодушевляло. Это была богатая деревня, но отчего-то не было видно ни одного бойца. Это настораживало. Это была обычная деревня, без гербов и флагов принадлежности какому-нибудь князю. Значит, населения в ней не могло быть больше сотни, и как подсказывал прошлый опыт, большинство из них были женщины и дети. Которые, конечно же, попрятались. Но обычно их легко найти.

Собственно Ормульв, находившийся сейчас на корабле брата не видел никаких причин для осторожности. Корабли конунга были большими, пятидесятиметровыми и сейчас на каждом из бортов было по 150 человек, включая братьев, сыновей конунга.

Осторожно причалив, они выстроились боевым строем и начали подходить все ближе и ближе к деревне. Когда на них с окружающих деревьев посыпались тяжелые, пробивающие кольчуги стрелы. Из-за деревьев и домов выскочили похожие одновременно и на викингов и на медведей существа, наполовину голые и с топорами. Берсерки. Откуда они тут?! Из 300 человек команд обоих драккаров в живых сейчас оставалось чуть больше трети. Как такое могло случиться, думал, оглушенный битвой Арнульв.

И вдруг, боковым зрением он увидел что-то белое. Метнувшееся в сарай. Легкая добыча. Он метнулся за ней. Практически бесшумно войдя в тот же сарай, пошел за скрипящей соломой девушкой с вьющимися белыми волосами почти до пят. Она пыталась отвязать забытую в стойле лошадь. Когда Арнульв напал на нее сзади, засунув кожаную перчатку ей в рот. Срезав с лошади сбрую, и освободив коня, как и собиралась сделать девушка, Арнульв связал ее этой сбруей и бросил на сено, в поисках чего-нибудь, во что добычу можно было завернуть. Что ж, если им придется уходить из этой чертовой деревни ни с чем, то хоть что-то он с собой унесет. И на глаза ему попался мешок. Засунув в него девушку, он осторожно начал выбираться из сарая, пытаясь не попасть в бой и не получить вместо девушки, утыканный стрелами труп.

Ормульв трубил отбой. Они проиграли. Они уходили, практически ничего не взяв. Кто-то как и Арнульв успел взять мешок зерна, кто-то поросенка, но добыча была скудной а весь боевой состав викингов мог уместиться теперь на одном драккаре. Их оставалось 121 человек

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.