Ничей отряд

Трускиновская Далия Мейеровна

Жанр: Фэнтези  Фантастика  Альтернативная история    2013 год   Автор: Трускиновская Далия Мейеровна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ничей отряд ( Трускиновская Далия Мейеровна)

— Плохо, — сказал Яшка, — и даже очень плохо.

Плотные листы с эскизами он отбросил с такой брезгливостью, что только драматическому актеру стародавней школы сыграть впору, а Яшка был хоть и артистом, но цирковым.

— Почему? — удивился художник, невысокий плотный чернявый дядька лет пятидесяти; судя по округлившимся глазам, он ждал комплиментов.

— Потому что это не цирковые костюмы. Это скучно! Это картинка для учебника истории. А мы артисты! Вот что это за штаны?

— Это чикчиры.

— Это кальсоны. Как у моего покойного деда. А в цирке штаны должны быть нарядные! А то зритель подумает — в чем репетировали, в том и на манеж выперлись.

— Вам требовался гусарский костюм!

— Мне требовался цирковой гусарский костюм! Цирковой!

В общем, разругались в пух и прах.

Когда художник, обозвав Яшку безграмотным кретином, собрал свои листочки и хлопнул дверью, Яшка тосковал недолго. Во-первых, время подстегивало — через полтора часа на манеж, а во-вторых, он знал, как решить проблему. Собственно, он это с самого начала знал…

В вагончиках, где жили артисты цирка шапито, было жарко и душно — они стояли на самом солнцепеке. Поэтому Яшка принимал посетителя в одних трусах. Одеваться страх как не хотелось. Он знал, что еще успеет взмокнуть в синтетическом костюме.

Натянув тускло-синие лосины, из-за которых вся эта катавасия и началась, сунув ноги в короткие сапожки, а доломан с облупленными золотыми шнурками перекинув через плечо, полуголый Яшка запер раздевалку и пошел на конюшню. Вот там-то и ожидал его серьезный разговор. Более чем серьезный…

Яшка влип. И случилось это из-за его фантастической красоты. Когда в придачу к стройной фигуре, широким плечам, росту под метр восемьдесят и талии — семьдесят, если на пустой желудок, наездник-сальтоморталист имеет точеный профиль, вороные кудри и натуральные зубы белее всякого жемчуга, то и к бабке не ходи — ввергнут его девки во всякие безобразия. То есть всякая, впервые его увидев, мысленно произносит одно лишь роковое слово: «Мой!»

Как-то так сложилось, что цирковые конюхи, как правило, девчонки. Или женщины постарше, но с ними лучше не связываться — пьют, заразы. Девчонки-то приходят в цирк ради романтики, а женщины романтикой уже переболели и, разуверившись в своем светлом будущем, глушат тоску водкой.

Так вот, Яшка был руководителем группы наездников-сальтоморталистов из четырех человек, сам — пятый, имел в хозяйстве шесть лошадей, и этот конско-человеческий коллектив держался уже по меньшей мере четыре года без изменений. Быть начальником ему нравилось, и тем, что судьбы четырех артистов и конюха, а также лошадей, полностью от него зависят, он даже наслаждался. Но конюхи у него дольше полугода не застревали. Всякая дурочка, обалдев от Яшкиных зубов, сперва пыталась стать ему боевой подругой, потом проникалась злостью и, наконец, стремительно покидала Яшку навеки. А ему приходилось давать объявления и впопыхах искать нового конюха.

Собственно, их должно было быть двое. Но Яшка посидел с калькулятором, поворчал и понял, что второй конюх для коллектива — идиотская роскошь. Подседлать коней перед представлением, поводить их до и после, расседлать, задать корм и сами наездники прекрасно могут. К тому же две девчонки в коллективе — это двойной геморрой, одна-то уж точно за самим Яшкой бегать начнет, но вторая ведь по такому случаю возьмется плести интриги. Хотя если вторая догадается женить на себе кого-то из парней, то останется в коллективе навеки, а первую можно будет выпроводить. Только, пока это случится, придется платить двум конюхам сразу, а денег у Яшки не густо.

Потому он и не заказывал новые костюмы коллективу, что экономил. Но две недели назад директор цирка шапито Соловьев демонстративно оглядел его после выступления с головы до ног и сказал:

— Яша, твои штаны выглядят так, словно ими на вокзале полы мыли. Пошей наконец, раскудрить тебя и раздолбать, приличные костюмы!

На конюшне ждала конюх Таня. Разговор предстоял неприятный, а куда деваться?

— Я взяла билет на послезавтра, — сурово сказала Таня. — И мне плевать, есть для меня замена или нет для меня замены.

— Давай разберемся по-человечески, — предложил Яшка. — Я дал объявления, я все столбы вокруг цирка обклеил. Как только появится человек — ты свободна, и я сам тебе дорогу домой оплачу. Хотя зря ты это…

— Хватит! Я так решила!

Яшка шарахнулся — Таня была девица крупная, плечистая, а в драных трениках, старом тельнике и с вилами в руках — еще и страшная. Ну как пырнет? Навозные вилы — это гарантированное заражение крови…

Как вышло, что она стала его подругой и два месяца исполняла все обязанности хорошей жены? Ну, как?!? Ведь закаялся встревать в романы с конюхами! Объяснять в общем-то хорошей девчонке, что не созрел для брака и семьи, — малоприятное занятие…

— Я так понимаю, что деньги тебе предлагать бесполезно, — сказал Яшка. Это был дипломатический ход — теперь Таня должна была ответить: «Смотря какие деньги». Но Яшкин кошелек был спасен самым неожиданным образом — в воротах конюшни возник Соловьев и с ним — незнакомая, но очень эффектная миниатюрная молодая блондинка.

По случаю жары она была в коротком сарафанчике и в хитросплетенных босоножках, которые делали ее выше чуть ли не на пятнадцать сантиметров. Цирковые обычно хорошо одеваются, любят принарядиться, и фамильные драгоценности в цирке — явление нормальное. Яшка сразу оценил дорогой прикид. Но он знал цену своей мускулатуре, своей осанке и своему лицу.

— По твою душу, Каллаш. Катя, это тот самый гусар и есть.

— Добрый день, — сказала блондинка, с интересом глядя на голого по пояс Яшку. — Есть деловое предложение. А это — те самые лошади?

— Те самые, — подтвердил Яшка. И с превеликой радостью убрался с конюшни — словно бы забыв надеть доломан в рукава. Пусть Катя полюбуется…

Предложение оказалось хорошим — сняться вместе с ребятами в рекламном ролике. Сперва в гусарских костюмах проскакать по природе галопом, с простенькими трюками, потом сыграть сценку и изобразить сверкающую улыбку с большим фуфырем пива в руках. Затея объяснялась названием пива — «Бородинское».

— Ты новые костюмы заказал? — спросил Соловьев. — Хотя бы эскизы?

— Этот художник — он не цирковой, — прямо сказал Яшка. — Гонору — на целый Эрмитаж, а сам передирает картинки из исторических книжек. Другой нужен.

— Срочно нужен, — поправила Катя. Она представляла ту студию, которой пивоваренная компания заказала ролик, и всяко показывала свою принадлежность к великому и ужасному миру киношников.

— Мы, правда, потеряли время, но ведь Сорокина работает быстро. Ну, приплачу за скорость. Сейчас ей и позвоним.

— Кто ж тебе виноват, что взял не циркового? — полюбопытствовал Соловьев. — Говорили тебе — сразу звони Сорокиной, она не подведет. А ты?

Яшка развел руками. Виноват был, конечно, он сам, но — пополам с Игорьком Даниловым. Игорек, самый маленький из наездников, классический «верхний», венчающий пирамиду из четырех человек, стоящих на бегущем рысцой тяжеловозе Маське, коллекционировал оловянных солдатиков и возил за собой по городам и весям целый чемодан этого добра. Приезжая в город, где предстояло проработать хотя бы неделю, он первым делом бежал на местный блошиный рынок. Однажды экспедиция кончилась плохо — торгуясь с каким-то дедом и убалтывая его в ближайшей пивнушке, наездник подцепил вшей и поделился ими со всем коллективом, крику было много. По своим коллекционерским каналам Игорек, когда приехали работать в Вязьму, вышел на художника Шульмана — великого знатока униформы всех армий, и почему-то решил, что рисовать новые костюмы для номера должен только этот старый зануда. Яшка в неудачную минуту выслушал аргументы и дал добро. Ну и вот — зря выброшенные деньги…

Сорокина отозвалась с готовностью. Старуха на своем веку одела целую дивизию цирковых, и ей не приходилось объяснять простые вещи. К тому же она выучилась пользоваться Интернетом и могла прислать эскизы по электронной почте. Столковались насчет гонорара, и Яшка, довольный, что одной проблемой меньше, уговорился с Катей о важных деталях и помчался на конюшню. Времени оставалось — с гулькин нос.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.