А Вы верите в любовь?

Кароль Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Кусь 1.

— Девушка, а вы верите в любовь?

— Что?!

— Любовь. Есть такое слово, понимаете меня?

Начало осени, пасмурный вечер четверга, дальняя лавочка в парке, я, сидящая на этой самой лавочке и читающая псевдоисторический любоффный роман, врученный подругой. И дружелюбно улыбающийся, сухонький дедок неопределенного возраста (от шестидесяти до восьмидесяти), возникший из ниоткуда и желающий пообщаться.

— Да, конечно. Я понимаю. — Недоуменно рассматриваю деда, не понимая смысла вопроса. Зачем ему знать, верю ли я во что-то или нет?

— Могу я поинтересоваться, что вы читаете, милая барышня? — дедок присаживается рядом и, похоже, настраивается на продолжительный разговор.

Украдкой бросаю взгляд на книжку, зажатую в руках и смущенно улыбаюсь, почему-то становится неловко, что я читаю подобное. Наверное, для него это развратное, бульварное чтиво, недостойное внимания "милой барышни".

Самого же деда можно охарактеризовать как пожилого академика или даже аристократа, если бы они у нас водились — опрятный серый костюм тройка, темно-серый теплый плащ, шляпа, очки, трость с массивным набалдашником — импозантный и нереально неместный тип. Откуда вообще такие берутся? Не стесняясь, рассматриваю пожилого мужчину и замечаю в его прозрачно-серых глазах искорки смешинок.

— Вижу, вы удивлены моим вопросом? — дед не съезжает с темы и продолжает гнуть свою линию. — В ваше время мало кто верит в любовь, все больше в деньги… — грустно усмехается и продолжает, — все же ответьте мне, порадуйте старика.

Тяжело вздыхаю в ответ и вспоминаю субботнее утро недельной давности…

С Мишей мы встречались уже четыре месяца и пару месяцев назад мне вручили ключи от квартиры, с заявлением, что раз уж я все равно через раз ночую у него, то могу и не ждать звонка, а приходить сама. Что взять с влюбленной дурочки? Конечно же, я обрадовалась и постаралась сделать жизнь любимого легче и комфортней — прибиралась, готовила, стирала, как порядочная жена ждала милого с работы. Но… похоже перестаралась…

Я еще ни разу не оставалась и не приходила на выходные, каждую пятницу мы с родителями уезжали на дачу на машине — 15 километров от города. Было лето, и огород требовал к себе внимания. К тому же из помощников молодого поколения осталась только я — старшие братья пару лет назад практически одновременно женились и уехали покорять Москву, оставив младшую меня присматривать за родителями.

А в ту злополучную пятницу мы не поехали — что-то случилось с машиной, то ли карбюратор, то ли генератор, то ли еще какая штука — в начинке машин я полный ноль, и отец остался в гараже разбираться со своей ласточкой, успокоив нас тем, что мы сможем поехать в субботу ближе к вечеру.

И я решила сбегать к своему Мишеньке — провести с ним хотя бы несколько часов субботы, уже с неделю парень задерживался на работе допоздна, а когда приходил, то отнекивался усталостью и после ужина сразу же ложился спать.

Лучше бы я не ходила… А может и наоборот, лучше было узнать об этом как можно раньше. Открыв дверь своим ключом и сняв туфли, сразу же заметила в раскрытую дверь спальни разбросанные по полу вещи. Странно… Миша всегда отличался аккуратностью. Неужели настолько устал? Бедненький, совсем их на работе загоняли.

Решив сделать милому приятно, на цыпочках прокралась в спальню и стала собирать вещи. А… лифчик не мой… и юбка… Что за… Не веря своим глазам поднимаю взгляд на постель и обнаруживаю одиноко торчащую ногу из под одеяла. Женскую. Секунд тридцать оторопело рассматриваю постороннюю конечность, затем решаюсь подойти ближе и посмотреть на все остальное.

Да, хорошенькая…и еще спит… наверное. Не знаю, что меня дернуло, но я потрясла спящую за плечо и, дождавшись реакции, спросила.

— Ты кто? (нереально глупый вопрос, каждый раз вспоминая об этом в дальнейшем, меня пробирал смех)

— Какая разница? — девушка проворчала еще что-то невразумительное и, развернувшись на другой бок, продолжила прерванный сон.

Действительно… какая мне теперь разница? Не в имени дело, совсем не в имени…

Словно в тумане вышла из спальни и невидящими глазами уставилась в зеркало в коридоре. Мыслей не было ни одной. Постояв так минут пять, спохватилась. А где же сам Миша? Наверное за сигаретами вышел, а может еще за чем, у него всегда вечером кончались сигареты и он бегал их покупать с утра. Значит, он скоро должен вернуться. Нет, не хочу его сейчас видеть, я просто не смогу на него смотреть и слушать нелепые оправдания, если они вообще будут. Лучше уйти и как можно скорее. Да, так и сделаю.

Вернулась в спальню и наскоро покидала немногочисленные вещи, которыми успела обзавестись, в пакет, на кухне забрала свою кружку, из коридора свои тапки и уже хотела оставить ключи, но, к сожалению, дверь не захлопывалась, а оставить ее открытую я не решилась, пришлось закрывать ключами и забирать их с собой. Черт, придется встречаться, чтобы вернуть их хозяину.

Суетливо сбежала по лестнице вниз и, оглядываясь каждую минуту, словно воришка, побежала в соседний двор, вернуться в таком состоянии домой я не могла. Нашла лавочку, спрятанную за раскидистым кустом, села на нее и тут меня затрясло. За что?! Что я ему сделала? Если я ему не нужна, зачем все это? Разве нельзя было сказать об этом прямо? А я то дура… грела себя мыслью, что может и я нашла свое счастье и может уже скоро мы пойдем покупать белое платье… ведь все было хорошо…

Слез не было, все происходящее казалось нереальным сном, случившимся не со мной. Так я и сидела, наверное, с час, пока не зазвонил телефон и не заставил меня отмереть. Кто? А, Люсь, что ей могло понадобиться?

— Алё?

— Хай, ты где?

— Я?

— Нет, я! Ты что, спишь еще? Уже почти двенадцать! Ты что делала вчера, а?

— Да нет, не сплю, соображаю просто, где я…

— Эй, ты что! Мариш, ты меня пугаешь, что пила, где была?

— Да ну тебя, во дворе я сижу… в соседним с Мишиным.

— Ты что с этим? — Люся изначально почему то недолюбливала моего парня и всегда называла его не иначе как "этот", чем неимоверно бесила Мишу.

— Нет, одна. Понимаешь… тут такое… я ушла от него… — снова перед глазами встает женская нога, высовывающаяся из под одеяла и все таки начинаю всхлипывать.

— Так, стоп. Не реви! Говори номер двора, мы сейчас будем.

Сквозь мутные слезы пытаюсь рассмотреть номер дома, но вижу только номер подъезда. Пришлось встать с лавочки и выйти на угол, чтобы увидеть его и сказать в трубку.

— Все жди, не кисни. Пятнадцать минут. — Люсь командирским тоном дает четкие инструкции и отключается.

Я же, снова оккупирую закустную лавочку и застываю в ожидании, вновь отключившись от внешнего мира и обнимая злополучный пакет с вещами. Прихожу в себя от тычка в плечо — поднимаю глаза и вижу перед собой подруг, Люсю и Наташу.

— Так, девочка-снегурочка, а ну не таять! Я кому сказала! Пошли ка, кофе бахнем. — Люсь тянет меня за руку, и, не давая мне опомниться, командует о походе в ближайшую кафешку.

Ну ладно, кофе так кофе, мне все равно…

Располагаемся за угловым столиком, заказываем кофе с пирожными и подруги выжидающе смотрят на меня. Я же, беспокойно ковыряя ногти (ужасная привычка с детства — ничего не могу с ней поделать), начинаю тихо и безэмоционально рассказывать событие сегодняшнего утра. По мере рассказа на глаза вновь наворачиваются слезы и уже к концу повествования я заливаю слезами кофе и пироженку, шумно сморкаясь в предусмотрительно протянутый платок.

— А пойдем ка, ей волоски проредим, а? — Люсь как всегда в своем репертуаре, воинственно размахивает кружкой и злобно щурит глаза.

— А ты уверена, что она ему не родственница? — голос разума нашей компании, Натуля, успокаивает разбушевавшуюся Людмилу и вопросительно смотрит на меня.

— Да, уверена, у него нет сестер, никаких. Ни родных, ни двоюродных, только братья. — отрицательно качаю головой, развеивая возможные оправдания. — Да и диван в зале не был расстелен, они точно спали в одной кровати, вторая подушка была смята.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.