Подземелье для Феи

Кароль Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

— Са-а-ань… — Даже не собираясь разлеплять веки, дабы проверить где я, первым делом простонала имя младшего брата. Уж он-то… трезвенник-язвеник, мать его! Эээ… ладно, нашу мать. Нет, лучше совсем не стоит.

Не о том думаю.

— Са-а-ань… воды-ы-ы… — Простонав снова, немного подумала и добавила. — Лучше соку… — Еще подумала и все-таки приоткрыла глаз, чтобы проинспектировать, где же носит этого детину… и тут же ошарашенно открыла второй и жалобно проблеяла. — Са-а-ань??? Санечка-а-а???

— Тихо. — Чуть злое шиканье слева и я с трудом не подпрыгиваю с положения лежа, но дергающая боль в висках моментально напоминает о себе и я со стоном невинноубиенной (ну подумаешь, перепила! С кем не бывает?) разваливаюсь там, где кажется, провела всю ночь и на всякий случай зажмуриваюсь.

А судя по отлежанным бокам и ноющей пояснице так оно и было. Здравствуй, женские болячки, причем оптом. На земле! Ладно июнь! На сам факт! Едрить-растудыть! Мне тридцать лет! Да в моем "почтенном" возрасте…

— Сань, скажи, что я брежу?

— Поздно. — Недовольно-обреченный выдох раздается совсем рядом и я тут же слышу шуршание его одежды и то, как он садится. — Элькин, ты чучундра.

— Да? Ну… — Все так же не открывая глаз, сморщилась, но все равно проканючила. — Пить есть?

— И пить есть, и даже есть есть. А мозга у тебя нет.

— А у тебя?

— И у меня похоже нет. — Грустный вздох и снова недовольное. — Ну зачем, а?

— Ну… у тебя же все равно отпуск?

— И что? У меня, между прочим планы. Были. А ты… — Судя по очередному вздоху, брат уже все осознал и мало того — смирился.

Эх… мне бы самой еще понять… реальность или все-таки белочка?

— А я вообще бездомная и безработная. Дашь пить?

— На. — В мою протянутую руку ткнулась пластиковая бутылка и снова, не открывая глаз (попросту оттягивая неизбежное) я с радостью присосалась к горлышку, чтобы сделать несколько глотков и удивленно скривиться от необычного кислого привкуса.

— Это что?

— Антипохмелин.

— Реально?

— Судя по этикетке — да. — И снова недовольное бурчание, но я уже почти пришла в себя, так что нахожу в себе силы все-таки открыть глаза и уже почти трезвым взглядом осмотреть окружающую действительность, начав с того места, где я все-таки лежала (о чудо — не на земле — на подстилке!).

— Пипец…

— Это все, что тебе есть сказать? — Брат, до сих пор не переодевшийся со вчерашней дневной игры, сидел всего в полуметре от меня, подбрасывая в руках один из любимых ножей.

— Санечка… — Косой взгляд на холодное оружие и сглотнув, протянуть бутылку обратно. — Ты же не злишься на меня? Ну… сильно?

— Хм, ну как тебе сказать… — Младший брат поправил налобную повязку, на которой было изображено восходящее красное солнце востока и, скосив на меня взгляд, обреченно поджал губы и покачал головой. — Элькин, не тупи. Если и злюсь, то все равно без толку. Давай лучше выбираться отсюда. Ну и для начала определимся — откуда это "отсюда". — Скептически осмотрев мою наверняка помятую моську и зуб даю всклокоченную шевелюру, Рыжий Крэйзи Кот не удержался и добавил. — Вчера-то хоть помнишь что было?

Вчера… А ведь все так забавно начиналось вчера…

Глава 1. Вчера.

— Знакомьтесь. Наш спонсор, Даниил Олегович. — Наш мастер, Евгений Александрович (можно просто Женя или Евген), построил всех нас вдоль маскировочной сетки. Сам же встал напротив, причем не один, а с парой незнакомых и довольно таки импозантных мужчин. — Даниил Олегович, знакомьтесь, мои бойцы.

Довольно высокий, спортивного телосложения темноволосый мужчина производил впечатление то ли военного, то ли спортсмена, но скучающее выражение лица портило все впечатление — вроде бы и симпатичный, но на долгожданного "прЫнца" не тянет.

И даже не знаю, почему я до сих пор не сняла маску, но после того, как Евген не стал разглашать, что среди бойцов имеется один перс женского рода, я решила чутка погодить с демаскировкой и послушать, ради чего же это все затеялось. А ведь необычно… Обычно от спонсора мы видим лишь шары. Да и вообще…

Ладно, послушаем.

— Ну и как вы понимаете, сегодня мы будем тестировать новые шары, причем заметьте, Даниил Олегович представляет в наше пользование не только шары, но и… — Выдержав театральную паузу, Евген обвел всех нас взглядом и подмигнул. — Маркеры, детки!

— Маркеры?

— Брешешь!

— Покажи!

— Тихо-тихо. — Подняв ладони на наш гвалт, Евгений радостно потер руки и обернулся к незнакомцам. — Вот видите, а вы переживали, что их некому будет протестировать.

Тревожный звоночек на его слова, пока парни возбужденно переговариваются и нахмуриться на внимательный и излишне пристальный взгляд спутника нашего спонсора. Лет тридцать, высок, но ниже Даниила Олеговича, сухощав, смазанные черты лица, так что взгляд не задерживается, но такой пронзительный взгляд темно-серых глаз, что хочется то ли поежиться, то ли передернуться… то ли с маркера приласкать…

На ощупь проверив предохранитель, с трудом переключила внимание на своих ребят, уже вовсю перебирающих новенькие, кажется только с завода автоматические маркеры. Мать моя! Да это же… Закусив губу, во все глаза уставилась на сиреневое совершенство, лежащее почему-то чуть дальше от всех. Ну да, какой сиреневый маркер мужикам? Им черные, зеленые, синие, ну на худой конец красные! А это…

МОЯ ПРЭ-Э-ЭЛЕСТЬ!!!

— Скорость…

— Четкость…

— Баллон…

— Фидер…

Пропуская мимо ушей возбужденные фразы товарищей по игре, положила свой маркер на стол, стянула перчатки и, сунув их в карман, протянула грабки к совершенству, совсем не слушая пояснений Евгена и успев взять маркер в руки до того, как чуть ли не над ухом услышала резкое и весьма недовольное:

— Нет!

— Что? — Покрепче перехватить оружие за рукоятку увы, пока одной левой и почувствовать странный укол в ладонь, но лишь поморщиться и перевести взгляд на того больного, кто хотел попробовать мне запретить. Черт, не вижу. Правой рукой задрать маску на лоб и наткнуться на расширенные зрачки спутника нашего спонсора. Забавно… лишь расширенные зрачки — единственное, за что зацепился мой взгляд. Лицо же этого странного индивида до сих пор было больше похоже на маску — ни одной эмоции, лишь недовольно поджатые тонкие губы. — Не поняла, почему нет?

— Что делает женщина на игре? — Раздраженный взгляд мне над головой и за спину, видимо обращаясь к Евгению, так что во мне зарождается пока слабенькое, но уже недовольство. Поду-у-умаешь! Какие мы нежные! Шовинизм махровым цветом?

— Играет. — Братишка, моментально прочуявший, что затевается нечто незапланированное, уже через секунду стоял рядом и смотрел на недовольного свысока. Люблю братика… а еще больше то, что обычно на всех недовольных он смотрит свысока. Позавидовать бы его двум метрам, но мне и моих метра шестидесяти вполне достаточно. — Вас что-то не устраивает?

Пронзительно-ледяной взгляд на меня, я бы даже сказала змеиный и ничуть не менее внимательный взгляд на брата. Какой однако неприятный тип!

— А вы кстати кто? — Не отставая от брата, смерила незнакомца долгим оценивающим взглядом, который ему почему-то не понравился.

— Кирилл Дмитриевич.

— И? — Решив добиться своего, требовательно протянула. — Вы нашему спонсору кто?

— Технический консультант.

— А что вы имеете против женщин?

— Конкретно эта серия рассчитана исключительно на мужчин.

— И чем КОНКРЕТНО эта серия не подходит для женщин. — Раздражение по десятибалльной шкале уже доползло до отметки четыре и, судя по прищуренным глазам собеседника, после его ответа оно поползет выше.

— Могу я взглянуть на маркер? — Неожиданный вопрос и я, стиснув зубы, не могу отказать — увы, пока это чудо не мое и вряд ли моим будет — не по карману мне такие игрушки. Ведь тот маркер, с которым я играю сейчас и тот не мой — братишкин старый.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.