Медвежья услуга

Алешина Светлана

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Медвежья услуга (Алешина Светлана)

Глава 1

Я посмотрела на часы — до прямого эфира осталось двадцать минут. Есть еще время на то, чтобы сделать последние штрихи перед выходом, и — вперед.

— Ирина, ты готова? — раздался голос Галины Сергеевны.

— Да, Галина Сергеевна, почти, — отозвалась я, нанося помаду на губы.

— Ну давай, в студии уже все готово. — Моршакова вошла в гримуборную. — Ты, как всегда, выглядишь замечательно, — подбодрила меня наш режиссер. — Волнуешься?

— Слегка, — пожала я плечами.

На самом деле я всегда сильно волновалась перед прямым эфиром, ведь, в конце концов, я обыкновенный нормальный человек, а не машина, и прямой эфир, хотя он и случается каждую или почти каждую пятницу, вызывает во мне трепет и волнение…

Я — Лебедева Ирина Анатольевна, ведущая и создатель популярной на Тарасовском телевидении передачи «Женское счастье». Программа создана мною некоторое время назад, но со временем она не только не надоела нашим благодарным зрителям, но и приобрела еще большую славу и популярность среди определенных слоев зрителей, к которым относились в основном женщины нашего города. Оно и правильно, ведь программа была рассчитана именно на них — на нашу прекрасную половину человечества.

Что касается сегодняшнего эфира, то я, наверное, на сей раз волновалась немного меньше. Сегодня моей героиней была женщина, после знакомства с которой, я надеюсь, у нас завяжется дружба. Понравившись друг другу, накануне вечером мы с Анжелой, готовя программу, проболтали едва ли не до полуночи.

Анжела Арутюнова — моя героиня — была поистине замечательной личностью, иначе и быть не могло — ведь только самые неординарные и заметные дамы нашего города становились героинями ток-шоу «Женское счастье». Анжела владела большим концерном, который включал в себя целую сеть дочерних предприятий самого разного профиля. Кроме всего прочего, она не так давно основала небольшой пока детский дом, надзор за которым осуществляла лично. Именно организация в Тарасове первого так называемого частного детского дома и стала причиной того, что я заинтересовалась его создательницей как вероятной очередной героиней моей передачи.

Несмотря на чрезмерную занятость Арутюновой, она довольно быстро согласилась на мое предложение, желая тем самым привлечь внимание состоятельных людей Тарасова к судьбе детей-сирот, призвать посильно помочь им.

Сама Анжела тоже была детдомовкой, поэтому проблема брошенных детей не могла не волновать ее. Потому-то в до отказа набитом делами графике работы нашлось свободное время и для меня, и для моей программы, за что я, конечно же, была ей чрезвычайно признательна.

Нередко случалось, что люди, которых мы выбирали в качестве участников передачи, отказывались от участия именно из-за сильной занятости. Анжела же безо всяких колебаний согласилась выступить перед тарасовскими зрительницами и побудить состоятельтых горожан помочь сиротам.

И вот сегодня должен был состояться телеэфир с участием нашей героини — Анжелы Арутюновой. Она еще не приехала в студию, но обещала появиться минут за десять до эфира. Так и получилось. Когда до выхода программы в прямой эфир оставалось ровно десять минут, в комнату, где я приводила себя в порядок, вошла Анжела.

— Здравствуй, Ирина! — Анжела выглядела превосходно. — Я не опоздала, надеюсь? — Она улыбнулась.

— Нет, точно вовремя, — ответила я и поднялась. — Пойдем уточним последние детали. Тебе нужно все-таки показаться визажисту. — Я оглядела Анжелу. — Пойдем!

— Куда-куда? — удивилась она.

— У нас есть визажист, ты же, очевидно, знаешь, что для эфира нужен особый грим. Тебя сейчас быстренько загримируют… — Я проводила Анжелу к нашему штатному визажисту, хотя, на мой взгляд, к внешности нашей сегодняшней героини трудно было придраться.

В студии уже сидели зрители, все было готово для выхода программы в эфир. С приездом Анжелы волнение мое словно улетучилось, она вселила в меня какое-то необъяснимое спокойствие, держась просто и уверенно.

— Не волнуешься? — Я покосилась на безупречно сидевший на ней костюм.

— Нет, — ответила она. — А ты?

— В твоем присутствии — нет. Все пройдет прекрасно, — улыбнулась я.

— Ну и замечательно, — кивнула Анжела и сделала шаг по направлению к студии.

Я услышала голос Галины Сергеевны:

— Ирина, Анжела Альбертовна! Проходите, начинаем!

* * *

Передача, как я и предполагала, прошла просто великолепно. Что называется, без сучка без задоринки. Так случается нечасто. Нет, я вовсе не хочу сказать, что каждый раз во время съемок обязательно происходят какие-то накладки, но сегодняшний эфир был просто потрясающим. Я была близка к состоянию эйфории; Анжеле, я заметила, тоже была приятна съемка, те вопросы, которые ей задавали зрители в студии и по телефону, то отношение, которое сложилось у присутствующих в студии, буквально поразили Анжелу, она была довольна и не скрывала этого.

— Мне очень понравилось, — проговорила она, когда мы, покинув студию, пришли в наш рабочий кабинет, чтобы, как говорит Галина Сергеевна, немного снять напряжение после съемок.

— Мне тоже, — добавила я и кивнула на кресло. — Садись. Сейчас отдохнем немного после передачи, поговорим, обсудим…

Анжела посмотрела на часы, и по лицу ее, как мне показалось, пробежало легкое волнение.

— Вообще-то, у меня сегодня еще одна встреча, — проговорила она. — Ну, если только ненадолго…

— Конечно, ненадолго, — просящим голосом произнесла Лера Казаринова, наш помощник главного редактора. Именно она нашла Анжелу и предложила ее кандидатуру в качестве героини. — Останьтесь, Анжела Альбертовна. Очень хочется с вами пообщаться…

— Хорошо, Лера, — смилостивилась Анжела, с улыбкой посмотрев на Казаринову. — Посижу немного.

— Как поздно у вас назначена встреча, — покачала головой Моршакова. — Уже и рабочий день давно закончился…

— Это не деловая встреча, — ответила Анжела. — Хотя тоже по делу… Но это неважно. — Она тряхнула головой.

— Анжела Альбертовна, — осторожно спросила Лера, — а можно задать вам нескромный вопрос?

— Конечно, Лера. Вопрос можно задать абсолютно любой, только вот ответ на этот вопрос не всегда можно получить… — Увидев, что Лера слегка смутилась, Анжела добавила: — Я пошутила. Задавай.

— Сколько вам лет?

— Двадцать восемь, — просто и без кокетства ответила женщина, а Лера так и ахнула:

— Вот это да! В двадцать восемь лет и достичь такого!

— Лерочка, детка, не расстраивайся, у тебя еще все впереди, — снисходительно проговорила Моршакова. — Ты тоже многого можешь добиться…

— Да, Галина Сергеевна права, — согласилась Анжела.

— Павел, ну что ты там замешкался? — директорским тоном спросила Моршакова у нашего оператора Павла Старовойтова.

Пашка старательно расставлял на столе несколько, по числу присутствующих, рюмок, блюдца с легкой закуской, печеньем и нарезанным ломтиками лимоном.

— Сейчас, сейчас, — пробурчал он.

Лера, молча наблюдавшая за стараниями Старовойтова, не выдержала, встала со своего места и подошла к оператору.

— Давай я сама, — предложила она и взяла из рук Павлика тарелки.

Уступив право накрывать на стол, тем не менее наш оператор не устранился от этого занятия, принялся крутиться возле Леры, то и дело мешая ей хозяйничать. Всем в коллективе были известны отношения между этими двумя сотрудниками редакции. Подозревали, что Лера влюблена в Старовойтова, а он в какой-то степени тоже отвечает ей взаимностью. Хотя точно такие же отношения у Павла складывались практически с любой молодой симпатичной женщиной, попавшей в поле его зрения. Кроме меня, конечно. То ли я была не во вкусе Павла, то ли возраст мой не подходил, то ли он слишком уважал меня, но никаких поползновений по поводу меня от него не исходило, хотя Павлик и слыл у нас в студии известным донжуаном. В хорошем смысле этого слова…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.