Связанная заклятьем

Хокинс Рейчел

Серия: Проклятая школа [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Связанная заклятьем (Хокинс Рейчел)

ЧАСТЬ I

«Может, это я изменилась за ночь? Дайте-ка вспомнить: сегодня утром, когда я встала, я это была или не я? Кажется, уже не совсем я. Кто же я такая в таком случае? Все так сложно…»

Льюис Кэрролл. «Алиса в Стране Чудес» [1]

ГЛАВА 1

Иногда от магии бывает по-настоящему тошно.

Конечно, очень увлекательно силой магии менять цвет волос, летать на метле или превращать день в ночь, но по большей части колдовство заканчивается взрывами, или слезами, или вдруг оказывается, что ты валяешься на земле неведомо где, и в голове у тебя крошечный гномик с молоточком добывает алмазы.

Ну, может, гномик мне и померещился…

Существенный недостаток путешествия посредством итинериса — своеобразного магического портала — состоит в том, что организм его переносит очень тяжело. Ощущение такое, словно тебя вывернули наизнанку, а в этот раз я чувствовала себя особенно плохо. Меня всю трясло, и казалось, сердце вот-вот выскочит из груди. Но возможно, это от избытка адреналина.

Я вдохнула поглубже и постаралась успокоить скачущий пульс. Так, значит, итинерис перебросил меня… куда-то. Пока еще не совсем понятно, куда именно, — вероятно, причина в том, что я до сих пор не в силах открыть глаза. Во всяком случае, здесь тихо и очень жарко. Я провела рукой по земле. Трава. Камешки. Прутики.

Я прерывисто вздохнула и подумала, что надо бы поднять голову. От одной мысли каждое нервное окончание завопило: «Ни за что!»

Я со стоном сжала зубы. Ладно, если больше заняться нечем, то можно пока подвести итоги.

До сегодняшнего утра я была демоном и владела жуть какой могучей магией. А потом на меня наложили заклятье, эту самую магию отнимающее. Вернее, не совсем. Я чувствовала, что она бьется во мне, словно бабочка под стеклом, а дотянуться до нее не могла, так что, считай, мои волшебные способности утрачены.

Другие потери? Моя лучшая подруга Дженна. Папа. Мальчишка по имени Арчер, в которого я влюблена. И еще Кэл, мой жених. Ну да, у меня запутанная личная жизнь.

Стоило подумать об этих четверых, как боль в сердце заглушила головную боль. Непонятно, за кого больше страшно. Дженна — вампир, а значит, способна за себя постоять, но в аббатстве Торн я видела на полу осколки ее кровавого камня. Кровавый камень — главная защита вампиров. Если Дженна окажется без него днем на открытом месте, солнечный свет убьет ее.

Дальше — папа. Сейчас, после процедуры Отрешения, он еще беспомощнее меня. Я, по крайней мере, сохранила свою магию, хотя толку от нее никакого, а папа свои волшебные способности потерял навсегда. Когда я последний раз его видела, он лежал без сознания на полу камеры, бледный и весь покрытый фиолетовыми разводами татуировок — такие остаются после Отрешения. По-моему, они с Арчером все еще были заперты в темнице, когда начался штурм аббатства Торн и Совет послал в бой Дейзи — она тоже демон вроде меня.

Кэл бросился в горящее здание спасать их, а перед этим успел мне сказать, чтобы я отправлялась через итинерис к маме, которая почему-то сейчас находится в доме Эйлин Брэнник, предводительницы клана охотниц на монстров. А поскольку меня Брэнники тоже считают монстром, я никак не могла понять, почему мама оказалась у них.

Так и получилось, что я лежу на спине с мечом Арчера в руках, а голова моя раскалывается от боли. Может, я еще здесь полежу, подожду, пока мама сама меня найдет? Вот было бы удобно…

Я вздохнула, слушая, как ветер шумит в ветвях. Да уж, план хорош: валяться на земле и дожидаться, пока кто-нибудь на меня наткнется.

Вдруг мои глаза сквозь закрытые веки обожгла яркая вспышка. Морщась, я заслонила лицо рукой, а потом открыла глаза в полной уверенности, что сейчас увижу кого-нибудь из Брэнников, скорее всего — с фонариком или факелом.

Чего я никак не ожидала увидеть, так это привидение.

Призрачная Элоди Паррис хмуро смотрела на меня, скрестив руки на груди, причем сияла так ярко, что я невольно прищурилась. Элоди погибла в прошлом году от руки моей прабабушки (это долгая история), а поскольку перед смертью она поделилась со мной магией, ее призрак оказался ко мне привязан.

— Ну-ну, — прохрипела я, садясь. — Лежу тут и думаю: хуже уже некуда. А оказывается, есть куда.

Элоди скорчила гримасу и, кажется, на мгновение засветилась еще ярче. Губы у нее шевелились, но не было слышно ни звука. Призраки не умеют говорить. Возможно, оно и к лучшему, если судить по выражению лица Элоди и тем немногим обрывкам слов, какие я разобрала по губам.

Я сказала:

— Да ладно тебе. Не время собачиться.

Опираясь на меч Арчера, словно на костыль, я кое-как поднялась на ноги. Луны не было, но в бледном сиянии Элоди я смогла разглядеть… в общем, деревья. Много деревьев. И больше ничего примечательного.

Я спросила:

— Не знаешь, где мы?

Элоди пожала плечами. Ее губы вновь шевельнулись, складывая слова: «В лесу».

— Да неужели? — Так, я ведь сама предлагала не собачиться. — Еще ночь, значит, скорее всего, мы в том же часовом поясе. То есть переместились не слишком далеко. Однако здесь жарко. Намного жарче Торна.

Элоди пришлось несколько раз повторить следующую реплику, пока я разобрала: «Куда ты хотела попасть?»

— К Брэнникам, — ответила я.

Глаза Элоди широко раскрылись, а губы зашевелились быстро-быстро, явно в попытке объяснить мне, какая я ненормальная идиотка.

— Знаю-знаю! — Я взмахом руки оборвала безмолвную тираду Элоди. — Соваться в логово страшных ирландских охотниц за чудовищами, может, не лучший вариант, но Кэл сказал, что моя мама сейчас у них. Нет, — продолжала я, не давая привидению снова раскрыть рот, — я не знаю почему. А итинерис, наверное, дал сбой. Пока что я не вижу ни одного рыжего страшилища, кроме тебя. — Я со вздохом потерла свободной рукой глаза. — И теперь нам с тобой…

Протяжный вой разорвал воздух.

Я, охнув, покрепче стиснула рукоять меча и закончила еле слышно:

— И теперь нам с тобой остается надеяться, что неведомая тварь сюда не полезет.

Вой повторился, на этот раз ближе. Кто-то ломился через подлесок. Мелькнула мысль удрать, но ноги были как резиновые, вряд ли у меня сейчас хотя бы встать получится. От оборотня я точно не убегу. А значит, придется драться.

Ну, или просто позволить себя изувечить.

— Замечательно, — пробормотала я, поднимая меч.

Мышцы рук протестующе заныли. Где-то внутри шевельнулась магия, и меня вдруг охватил ужас. Сейчас я — обычная семнадцатилетняя девчонка, которой вот-вот придется встретиться лицом к лицу с оборотнем… Правда, у меня есть здоровенный меч и призрак. Все же лучше, чем ничего.

Я покосилась на Элоди. Та со скучающим видом смотрела куда-то в сторону леса.

— Эй, ау! — позвала я. — Сюда бежит оборотень. Тебя это совсем не волнует?

Элоди с усмешкой указала на свое сияющее тело. Я прочла по губам:

— Уже мертвая.

— Правильно, только если и меня убьют, наши призраки уж точно не станут лучшими подругами!

Взгляд Элоди ясно говорил, что такой исход нам не грозит.

Шум сделался громче. Я повыше подняла меч.

И тут из кустов, рыча, вылетело что-то большое, мохнатое. Я тоненько взвизгнула, и даже Элоди отскочила назад. Вернее, отплыла по воздуху.

На миг мы все трое застыли. Я держала меч над головой, словно бейсбольную биту, Элоди зависла в метре над землей, оборотень припал к земле перед нами. Мне показалось, что это щенок — не знаю только, мальчик или девочка. Из пасти капала пена. Оборотни вообще слюнявые.

Зверюга опустила голову, а я изо всех сил вцепилась в рукоять меча. Ну давай, бросайся! И тут оборотень вместо того, чтобы прыгнуть, целясь мне в горло, тихо и тоскливо завыл, будто заплакал.

Я заглянула в человеческие до жути глаза. Действительно, слезы. И страх. Огромный страх. Дышал оборотень тяжело. Похоже, долго бежал.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.