Сказания о Кудым-Оше и Пере-охотнике

Домнин Алексей Михайлович

Жанр: Поэзия  Поэзия    1972 год   Автор: Домнин Алексей Михайлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказания о Кудым-Оше и Пере-охотнике (Домнин Алексей)

Алексей Домнин

СКАЗАНИЯ О КУДЫМ-ОШЕ И ПЕРЕ-ОХОТНИКЕ

ПО МОТИВАМ КОМИ-ПЕРМЯЦКИХ ПРЕДАНИИ

Народная память сохранила для нас прекрасные сказки и чудесные предания, возникшие в глубокой древности. В них поэтическое воплощение чаяний и ожиданий народных, мечта о человеке-богатыре, который покоряет природу, охраняет землю и свой народ от врагов. Во времена жесточайшего гнета, в пору нищеты и бесправия трудовое крестьянство не теряло веры в бессмертие лучших человеческих качеств, оно противопоставляло темной действительности светлую мечту о сильном человеке, в котором мы видим обобщенные черты национального героя.

Русские героические былины рисуют образ крестьянского богатыря Ильи Муромца. Коми-пермяцкий народ поэтически воплотил свою историю в деяния и подвиги Кудым-Оша и Перы-богатыря. Чтобы сделать непрерывным многовековой путь жизни, чтобы сохранить связь времен, в народных преданиях Кудым-Ош и Пера ставятся чуть ли не в родственные отношения. Но Кудым-Ош жил в древнюю эпоху, может, за тысячу лет до нас, он один из первых родо-племенных вождей, стремившийся к объединению людей пармы под своим тотемом. Тотем — это животное, растение, предмет, которые род считает своим покровителем. У рода Кудым-Оша тотемом был Ош — медведь. Предания о Кудым-Оше очень смутны и отрывочны. И писатель, который хочет рассказать о нем, должен прибегать к вымыслу, к фантазии, по-своему заполнять не освещенные в преданиях моменты его «биографии».

А Пера — совсем мужицкий. Его подвиги, начавшиеся в языческие времена (победа над лешим, водяным), обрываются в эпоху борьбы крестьянства против крепостничества, против злейших феодалов в нашем крае — Строгановых.

Долгая и завидная судьба у народных героев. Богатыри не умирают. Они могут заснуть, могут уйти в камни, в горы, охраняя земные клады, завещая трудовому народу богатства, принадлежащие каждому человеку в равной доле. Народная фантазия в любой момент может вдохнуть в этих богатырей жизнь, и они снова способны на подвиг во имя справедливости на земле.

Алексей Домнин убежден, что существовали когда-то у коми-пермяцкого народа эпические песни, наподобие русских былин или карельской «Калевалы». Это убеждение побудило его объединить предания в циклы, представить их поэмами. Писатель изучил не только опубликованные материалы по коми-пермяцкому фольклору, но и записи преданий, сделанные в последние годы фольклористами Прикамья. Он имел возможность познакомиться с особенно ценными текстами преданий, записанными коми-пермяцким писателем В. В. Климовым. Такая опора на устно-поэтические традиции увеличивает ценность сказаний. Но в то же время это не стихотворное переложение преданий, а творческое осмысление их.

Необыкновенно широка и богата легендарная история Прикамья.

На берегах Вишеры и Колвы сохранились предания о богатыре Полюде, пришедшем на Урал из Великого Новгорода. Гора Полюд — место богатырской заставы, великий памятник одному из первых землепроходцев. В народном сознании Полюд уподоблен охотнику Пере. К нему за помощью приходят атаманы Камской вольницы, и он щедро награждает их сокровищами из своих подземных кладовых.

На Северном Урале народ манси хранит память о могучем Пеле, хозяине гор, который также боролся со злыми духами природы, вместе с русским народом выступал против внешних врагов.

Пера, Пеля, Полюд. Три богатыря, так похожие друг на друга. В них единство и близость народных идеалов, одинаково отраженные устремления в будущее. Их объединяла борьба против общего врага — угнетателей и душителей трудового народа. Они стремились к дружбе, они — символ братства народов.

И. Зырянов, кандидат филологических наук

СКАЗАНИЕ О КУДЫМ-ОШЕ

1

На широких крыльях песни Унесу вас в край преданий, Пусть слова мои, как зерна, В вашем сердце прорастают. Есть запев у древних песен. Есть начало у народа. Сероглазые чудины* Жили в парме* в давний век. Слепы низкие землянки, Но леса вокруг просторны, И сладка еще живая Печень лося молодого. Солнце им тепло дарило, Птицы вести приносили, И костер горячей пляской Духов ночи отгонял. Как велел обычай предков, Так и жили-бедовали. Человека гасит старость. И когда о дряхлом старце Смерть в заботах забывала, Тайной тропкой уходил он, Рыл в глухой горе пещеру И себя в ней хоронил. Юный Ош в родном увтыре*, Как земля порой весенней, Спелой силой наливался. Дан был Ошу зоркий разум, Мог он видеть тени мертвых. Мог догнать стрелу в полете И с медведем разъяренным В жмурки весело играл. Мать его — Ведунья Пэвсин — Сны разгадывать умела, Знала, где ночует Ойпель — Бог лесов и рек студеных, И могла заклятьем тайным Ослепить пришельца злого, Зверя вывести к ловушке, Сделать хрупким меч врага. А шаманка рода — Чикыш — С хитрым духом Сюра-Пелей На горе шепталась в полночь, Колдовством она умела Воскрешать людей убитых И, сухого мухомора Накурившись, била в бубен, Отгоняя хворь и зло. Был отец у Оша памом*, На Югру ходил войною. Привезли его однажды Со стрелой пернатой в сердце. Долго Чикыш била в бубен, У костра металась птицей, Но его из края мертвых Не сумела возвратить.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.