Тайное сокровище олигарха

Александрова Наталья Николаевна

Серия: Лола и Маркиз [34]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайное сокровище олигарха (Александрова Наталья)

Лола прогулочным шагом брела по Невскому, машинально разглядывая витрины. Занятие это не доставляло ей удовольствия: их содержимое оставляло желать лучшего.

«Это не Париж!» – привычно подумала Лола и тут же расстроилась. Ей захотелось в Париж – там шумная толпа, веселые улыбающиеся люди вокруг и совершенно потрясающие витрины, не говоря уже о самих магазинах. Впрочем, и сейчас вокруг нее была толпа – шумная и веселая. На Невском в летний день всегда полно народу – молодежь, туристы… Разноязычный говор вокруг, не хуже, чем в Париже. Вот только погода…

Середина июня – и вдруг неожиданно резко похолодало. Налетел сильный ветер с залива, над Невой нависли тяжелые темно-серые тучи, вода была свинцового цвета. Будет дождь, это точно! Лола поежилась в слишком тонком для такой погоды костюме. Пока не поздно, нужно ехать домой. Но домой ей совершенно не хотелось – там ждали трое голодных зверей и никого больше. Ее приятель, компаньон и сожитель – в прямом, и только прямом смысле этого слова, – Леня Марков по кличке Маркиз, отсутствовал – по производственной надобности, как он выразился.

Вспомнив о том, где сейчас находится Ленька, Лола нахмурила брови и крепко сжала сумочку, будучи в сильнейшем раздражении духа. В это время ее обогнал какой-то мужчина в длинном сером плаще. Он шел быстрой летящей походкой, полы его плаща разлетались, и одна пола слегка задела Лолу. Не обратив на это внимания и не извинившись, мужчина прошел вперед. Лола поглядела ему в спину весьма сердито, но вдруг во взгляде ее появилось изумление. Тут же оно сменилось узнаванием и, наконец, взгляд ее прояснился и губы тронула улыбка.

Мужчина стремительно удалялся. Лола убыстрила шаг и бросилась вслед за ним.

– Глеб! – окликнула она его негромко, так, чтобы на нее не оборачивались люди.

Вначале голос ее прозвучал неуверенно, но, приблизившись к мужчине, Лола поняла, что она не ошиблась. Ну разумеется, это он – эта стремительная походка, этот поворот головы… Он услышал ее и остановился. Обернулся и поглядел на Лолу. Лицо его изменилось – он ее узнал. В глазах его вспыхнула улыбка, и у Лолы томительно заныло сердце. Она замедлила шаги и остановилась, потому что это ощущение было давно и прочно ею забыто. Лола думала, что забыто оно навсегда, но вот – она снова встретила Глеба… и все вернулось, как будто и не было всех этих лет.

– Неужели это ты? – с улыбкой спросил он, и Лола радостно отметила, что голос у него совсем не изменился – все тот же, низкий, с легкой волнующей хрипотцой.

Тембр его голоса всегда сводил ее с ума. Он внимательно оглядел ее, и Лола мимоходом порадовалась, что сегодня на ней дорогой костюм от Живанши, что он прекрасно сидит, и этот цвет пожухлой листвы очень идет к ее ярким карим глазам и темно-каштановым волосам. И волосы отлично уложены: утром она была в салоне красоты.

– Неужели это ты, Глеб? – счастливым голосом сказала она.

– Это я, и я безумно рад тебя видеть, девочка, – ответил он и протянул к ней обе руки.

– Какими судьбами? Ведь ты должен быть в Москве… – пролепетала она, – хотя, что это я, прошло столько лет, все изменилось…

– Дорогая, мы не будем стоять посреди улицы и предаваться воспоминаниям, – напомнил он.

– Не будем! – Лола зажмурилась на миг и ощутила, что все вернулось на круги своя: она снова – просто девчонка, до безумия влюбленная в этого человека.

– Мы зайдем куда угодно, хоть в эту забегаловку, – он не глядя махнул рукой, – и спокойно поговорим.

Забегаловка оказалась вполне приличным кафе. Там было чисто и относительно спокойно. Пока он у стойки заказывал кофе, Лола успела немного прийти в себя. Они не виделись с Глебом лет восемь, за это время она многому успела научиться и очень многое постичь. Она – актриса, и нужно взять себя в руки, потому что роль влюбленной девчонки ей никак не подходит. Во-первых, возраст – наивность, потупленные глазки и вспыхивающие румянцем щеки если и бывают привлекательны, то лет в семнадцать, хотя в наше время и к семнадцати годам уже многие девочки умнеют. А уж в двадцать семь такое поведение выглядит и вовсе не позволительно, Глеб перестанет ее уважать.

Где-то в глубине ее сознания появилась мысль, что вряд ли Глеб когда-нибудь ее уважал. Любил – и то вряд ли, скорее позволял ей любить себя. Еще бы, когда они познакомились, Лоле было пятнадцать, а ему… дай бог памяти… лет двадцать восемь… а если и меньше, то ненамного.

Так что нужно срочно менять стереотип поведения. Лола мысленно возблагодарила Бога, что сейчас она вполне обеспечена, а деньги дают ощущение независимости и возможность удовлетворять свои прихоти. Деньги придают также уверенности в себе, а она-то Лоле сейчас как раз очень пригодится. Итак, пусть он увидит перед собой не девчонку, замирающую от одного его вида, а привлекательную молодую женщину, уверенную в себе и знающую, чего она хочет от жизни.

Он принес кофе, сел напротив и поглядел на Лолу.

– Дорогая, – сказал он мягко, – прости за дежурный комплимент, но выглядишь ты изумительно.

«Я знаю, – подумала Лола, – но, если он будет так на меня смотреть, я просто растаю под его взглядом, как Снегурочка из сказки».

Она внимательно посмотрела на своего визави и поняла, что годы его не очень пощадили. Он был худощав, как и раньше, ни грамма лишнего жира, но в волосах появилась проседь, а на лице – гораздо больше морщин. Лола прикинула в уме: ему ведь никак не больше сорока, а выглядит он старше своих лет. Но он ведь – актер, во всяком случае, был актером, когда они расстались, а грим очень старит кожу на лице. Вглядевшись еще раз в это знакомое лицо, подавив желание провести рукой по его длинным волосам, гладко зачесанным и убранным в хвост, Лола поняла, что морщины его совершенно не портят. И еще она поняла, что ее безумно тянет к этому мужчине. Она думала, что все прошло с годами – нет, ничего подобного! Стоило ему появиться на ее горизонте – и все вернулось.

– Я так рад тебя видеть, – тихо сказал он и погладил Лолу по руке.

Лоле показалось, что в том месте, где он коснулся ее кожи своей узкой ладонью с длинными пальцами, по ее телу пробежал электрический ток.

Они о чем-то говорили, он по просьбе Лолы рассказывал о себе. Лола не очень вслушивалась в его слова: ей хватало музыки его голоса.

– И вот уже некоторое время я живу здесь, – закончил он, – и… девочка моя, ты не находишь, что в этом кафе нам с тобой совершенно нечего делать? Наше место совсем не здесь.

– Ты прав, – тихо сказала Лола, отчетливо понимая, что вот так просто взять сейчас, встать и уйти, бросив на прощание, чтобы он «звонил – не забывал», она не в состоянии.

Ведь он же был когда-то частью ее жизни!

– Едем ко мне! – предложил Глеб.

Лола успела отметить еще, с какой уверенностью Глеб это сказал: он знал, что она не откажется. Но ей было уже все равно.

* * *

Проснувшись, Лола сразу не смогла вспомнить, где она находится.

Голова болела, во рту было сухо, как в Аравийской пустыне, а щека ее, наоборот, лежала на чем-то мокром.

Первой ее мыслью было, что она явно не дома, а значит, не накормила вчера собаку, кота и попугая… а с собакой к тому же и не погуляла. Леня позавчера улетел в Париж на какую-то важную встречу, оставив на нее весь их домашний зоопарк, а она… Лола мучительно напрягла больную голову, так что, кажется, даже услышала скрип своих почему-то заржавевших извилин и наконец вспомнила вчерашнюю встречу с Глебом Хованским, романтический вечер и то, чем он закончился…

Все это было очень странно, потому что у нее и в мыслях не было остаться у Глеба ночевать, и выпила она совсем немного…

Почему же тогда так болит голова?

Лола попробовала приподняться и мучительно застонала от чудовищной головной боли. На плече у нее лежала тяжелая чужая рука, а подушка под щекой почему-то была мокрой.

– Глеб! – простонала Лола, пытаясь сбросить с себя мужскую руку. – Глеб, пусти, я хочу встать!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.