Маленькое Привидение

Пройслер Отфрид

Жанр: Сказки  Детские    2004 год   Автор: Пройслер Отфрид   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маленькое Привидение ( Пройслер Отфрид)

Безобидное Маленькое Привидение

Со стародавних времён в замке на горе Ойленштайн жило-поживало Маленькое Привидение, безобидное ночное существо, не причиняющее вреда, когда его, конечно, не злили.

Днём Привиденчик спал на чердаке, в массивном, обитом железом, дубовом сундуке, скрытом за дымовой трубой. Никто не подозревал, что это жилище привидения.

Лишь ночью, когда в городке Ойленберге, расположенном у подножия горы, часы на ратушной башне били двенадцать, Маленькое Привидение просыпалось.

С последним ударом часов Привиденчик открывал глаза, потягивался, просовывал руку под пачку старых писем и документов, служивших ему подушкой, и доставал связку ключей. Ключей было тринадцать. Привиденчик всегда носил их с собой. Стоило ему качнуть ключами, как запертый сундук сам собой открывался. В эту отдалённую часть чердака долгие годы не ступала нога человека, поэтому всё здесь было оплетено паутиной. А пыли скопилось такое количество, что ею пропиталась даже паутина. При малейшем движении воздуха вверх вздымались целые тучи пыли.

— Апчхи!

Всякий раз, покидая сундук, Привиденчик натыкался на паутину. В нос ему набивалась пыль, и он чихал.

— Апчхи!

Привиденчик отряхнулся, чтобы окончательно проснуться, обогнул дымоход и приступил к своему обычному полуночному обходу. Как и все привидения, он был невесомым, обладал весёлым нравом и скользил легко, как крохотное облачко тумана.

Привиденчик никогда не отправлялся в путь без связки ключей. Иначе даже лёгкое дуновение ветерка унесло бы его неведомо куда. Но ключи он носил с собой не только поэтому. Стоило ему качнуть связкой ключей, и перед ним открывалась любая дверь или ворота. Запертые на замок, засов или задвижку, они распахивались сами собой. То же самое происходило и с сундуками, шкафами, комодами, чемоданами, ящиками столов, печными заслонками, люками, слуховыми и подвальными оконцами, мышеловками. Одно покачивание — всё открывается, второе покачивание — всё опять закрывается.

Привиденчик гордился своими ключами.

«Без них, — думал он иногда, — жизнь была бы намного труднее».

В плохую погоду Привиденчик бродил по замку, где теперь располагался музей. Здесь были собраны старинные картины, рыцарское снаряжение, пушки, пищали, копья и сабли. С помощью своих ключей Привиденчик поднимал и опускал забрала рыцарских шлемов, катал по полу пушечные ядра так, что они грохотали. Время от времени, по настроению, он разговаривал с дамами и господами, изображёнными на портретах в золочёных рамах. Картины висели в рыцарском зале музея.

— Добрый вечер, уважаемый, — говорил он, к примеру, проходя мимо портрета владельца замка — графа Георга-Казимира, грубияна, жившего пятьсот пятьдесят лет тому назад, — вспоминаешь ли ту октябрьскую ночь, когда ты поспорил со своей компанией, что поймаешь меня и собственноручно выбросишь в окно? Должен признаться: этим пари ты разозлил меня. Потому-то и не должен сердиться, что я тебя слегка припугнул. И ты выпрыгнул в окно с третьего этажа, к счастью, угодив в рыхлую яму. А ведь могло обернуться иначе…

Затем Привиденчик склонялся перед портретом прекрасной пфальцской принцессы Женевьевы-Элизабет-Барбары, которой помог четыреста лет назад отыскать драгоценные золотые серьги, украденные с подоконника сорокой.

Иногда он останавливался перед тучным господином с рыжей бородкой клином, в кожаном камзоле с кружевным воротником. Это был не кто иной, как грозный шведский генерал Торстен Торстенсон. Триста двадцать пять лет тому назад генерал Торстенсон со своей армией окружил гору Ойленштайн и городок Ойленберг. Но спустя несколько дней неожиданно снял осаду и ушёл со своим войском несолоно хлебавши.

— Как поживаете, генерал? — рассматривая портрет, спрашивал Привиденчик. — Знаете, историки и поныне ломают головы над загадкой: что тогда побудило вас к спешному отступлению? Представляете, если они узнают правду! Но не волнуйтесь, генерал, я не пророню ни слова. Ну, может, расскажу об этом только своему другу филину Шуху. Он любит такие истории.

История Торстенсона

В хорошую погоду Привиденчик отправлялся гулять.

Как чудесен свежий ночной воздух! Как легко и свободно дышится под открытым небом! Больше всего Привиденчик любил лунные ночи. До чего приятно прыгать на зубчатой стене замка в сиянии луны! Белый, как облако снежной пыли, Привиденчик переполнялся счастьем:

— О, как прекрасен замок Ойленштайн в лунном свете!

Иногда Привиденчик играл с летучими мышами, которые вылетали по ночам из укрытий и порхали вокруг башен замка. Порою наблюдал, как снуют туда-сюда через подвальные оконца крысы и мыши. В иные ночи слушал кошачьи концерты или ловил зазевавшихся ночных мотыльков.

Но больше всего ему нравилось навещать своего старого друга филина Шуху. Тот жил позади замка, в дупле дуба, росшего на краю обрыва над рекой. Шуху радовался визитам Маленького Привидения. Филин был тоже ночным существом, спал днём, просыпался в полночь. Он был старым, очень мудрым и строго следил за тем, чтобы встретить гостя честь по чести. Филин Шуху любил, чтобы к нему относились с уважением. Даже Привиденчик не позволял себе тыкать другу.

Обычно Привиденчик усаживался на ветку рядом с филином, и они чудесно коротали время, рассказывая друг другу разные истории: длинные и короткие, старые и новые, весёлые и грустные, назидательные, для размышлений, — всё, что приходило им в голову.

Однажды ночью, когда Привиденчик появился на ветвях дуба, филин сказал:

— Помнится, вы собирались рассказать историю про шведского генерала. Кажется, его звали Борстензон?

— Торстенсон, — поправил Привиденчик, — Торстен Торстенсон.

— Так что с ним случилось?

— Вот уж поистине смешная история, — начал рассказ Привиденчик. — Случилось это триста двадцать четыре года тому назад. Нет, постойте, ровно триста двадцать пять лет исполнится в следующем месяце, двадцать седьмого июля как раз будет юбилей. Так вот, однажды здесь появился этот Торстенсон со своими шведами. Кавалерия, пехота, артиллерия, тысячи солдат и офицеров.

Они разбили лагерь вокруг замка и города, нарыли рвов, настроили укреплений. А потом подтащили свои проклятые пушки и открыли огонь по замку и городу.

— Представляю себе, как это было неприятно! — заметил сочувственно филин.

— «Неприятно» — не то слово! Это было ужасно. Пушки грохотали весь день и полночи. Обычно я сплю крепко, меня не так-то легко разбудить. Но тогда! Это было выше моих сил! Треск ружейных выстрелов, гул и грохот пушечных ядер, ударяющих по стенам… Я терпеливо сносил адский шум три дня и три ночи. Но моё терпение лопнуло.

— А разве вы могли что-то сделать?

— О да! Я крупно поговорил с этим Торстенсоном, появившись у него ночью в палатке. Высказал всё, что во мне накипело.

— Неужели его палатку не охраняли часовые?

— Конечно, там были часовые: лейтенант и двадцать, а может, даже двадцать пять солдат. Они выхватили сабли и копья и преградили мне дорогу. А лейтенант даже выстрелил в меня из пистолета. Но, как вы знаете, ни сабли, ни копья привидениям не страшны, а выстрелы не могут причинить вреда, они просто проходят сквозь меня, как сквозь дым или туман. Так что я беспрепятственно проник в палатку генерала.

— А что было в палатке?

— Пришлось наподдать жару этому Торстенсону! «Если тебе дорога жизнь, — пригрозил я ему, размахивая руками и отвратительно шипя, — повторяю: если тебе дорога твоя жизнь, немедленно снимай осаду, уводи своих солдат и никогда, слышишь, никогда здесь больше не появляйся».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.