Место, где живут Боги

Sibirjakov Anton

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Место, где живут Боги ( Sibirjakov Anton)

Представьте себе момент, когда Боги сойдут на Землю. Каким он будет? И какими будут те, кто нас создал? Что вы спросите у них? И захотят ли они вам отвечать?

Через тоннель к свету. Путь начнется в Новосибирске.

Россия. Сибирь. 2012 год. После приземления в Новосибирске космического корабля, прозванного людьми Божьим ковчегом, город погружается в пучины аномалий. Военные эвакуируют людей и закрывают город на карантин. По данным ученых и исследователей, те, кто посетил землян, являются прародителями всего людского рода – Богами, привезшими когда-то на планету саму жизнь.

Через тоннель – к свету. Начни свой путь сейчас!

Антон Сибиряков.

Место, где живут Боги.

И я увидела свет. Он исходил отовсюду, касался меня, и я понимала…что так со мной разговаривает Господь. Это была его любовь – всепоглощающая и вечная. Я слушала его голос и знала, что пойду за ним до самого конца, куда бы он меня ни позвал. А после он явился мне и возлег со мной. И было мне сказано, что я, как и Мария, стану сосудом и стану вратами, через которые в мир явится…

Из обращения к народам мира Татьяны Гориной.

РОЖДЕНИЕ

1

Людей разбудил грохот. Гремело так, что трещали оконные стекла, а с потолков сыпалась штукатурка. На улицах выли автомобильные сигнализации и восторженно кричали десятки загулявших горожан. Тем, кто оказался этой ночью под открытым небом, удалось стать очевидцами того, как все начиналось. С мягкого, пульсирующего света – полярного сияния где-то над обмелевшей Обью. Тем же, кто проснулся и в испуге метался по квартире, довелось увидеть кое-что страшное - небо на северо-западе Новосибирска побелело. А потом вдруг начало прогорать до черноты и тлеть вовнутрь, обваливаясь кусками пепла. Из образовавшейся в небе дыры, задевая ее полыхающие края, показалось нечто огромное, темное. Остроугольное, словно кусок скалы. Оно тянулось на многие километры, опускаясь все ближе к земле – метаморфозный монолит, изменяющий свою форму с чудовищным лязгом и грохотом. Берега Оби, обтянутые хвойным лесом, от его приближения обвалились и вспыхнули, будто бумажные.

Боги сошли на землю.

2

Аня стоит в общественном туалете, опершись руками о керамический умывальник, и рассматривает свое отражение в заплеванном зеркале. Она только что попала под дождь, и по темным волосам ее сбегает вода. Капли, блестящие, будто бисер. Они скатываются по извилистым дорожкам задранной куртки, и капелью падают вниз - на грязный кафельный пол. И вскоре, вокруг туфель на высоких каблуках, образуется лужица. Аня смотрит на растекшуюся по щекам тушь, на размалеванную по пухлым губам помаду, на размытый тональный крем, и не может понять, что сталось с той девочкой, которая глядит на нее с зеркала. Она касается худыми пальцами своего отражения, оставляя на нем мокрые полосы. Требует от него ответа, сжимая руку в слабый кулачок. Зубы ее стиснуты от злости, она проклинает тот день, когда впервые приехала сюда, поддавшись уговорам подруг. И вся ее злость кипит в ней одной, вытекая пеной сквозь плотно сжатые зубы. Ей хочется выть, но вой ее больше похож на скулеж забитой суки. Она открывает краны, чтобы ее не было слышно, и рыдает в голос, склонившись над замызганной раковиной.

- Что вы сделали со мной?.. – шепчет она, глотая соленые слезы.
- Что вы сделали со мной!?

Из распахнутых кабинок тянет мочой и вонью канализационных труб. Под пожелтевшим потолком гудят энергосберегающие лампы без плафонов. Их бледный свет отражается от выложенных кафелем стен, искрится на мокрых ободках унитазов, пробегает холодными отсветами по заляпанным кранам. А лужа, между туфлями на высоких каблуках, в это время становится алой. Темные капли падают вниз из-под короткой джинсовой юбки, надетой поверх черных колготок. Бордовые ручейки обвивают по-детски тонкие ноги, с узловатыми коленками, стекают по опухшим лодыжкам в туфли, и заполняют их теплом.

- Что вы сделали со мной?!
- продолжает вопрошать она у пустых стен. – Что вы сделали со мной?!

Снова и снова, один и тот же вопрос. Сжимая кулачки, с силой молотя ими по раковине, она кричит эти слова своему отражению.

- Что вы сделали со мной?!

И отражение кричит ей то же самое, состроив злую гримасу. Четырнадцатилетняя девочка, намазанная маминой косметикой. Ребенок, заигравшийся во взрослые игры.

Ей всего лишь нужно подставить под кран ладошки и плеснуть воду на зеркало. И пока она будет стекать, размывая поверхность, найдутся все ответы. Так Аню учила бабушка, когда-то давно, когда мир был добрым, а деревья - большими.

- Что вы сделали со мной?!!

Кричит она и падает, хватаясь за раковину руками. Ее ноги скользят в собственной крови, и она валится на пол, под жужжащие лампы.

Аня лежит на спине, выгнув спину, с разведенными в стороны коленями, повинуясь материнскому инстинкту. С криком бьется в агонии, а лужа крови становится все больше и больше, растекается по полу красным пятном.

- Нееет! – рычит она горлом, выплевывая слюну.
- Не хочу, пожалуйста! Неее… Ты не будешь…жить!

Она пытается свести колени вместе, сжаться, не выпустить в мир то чудовище, что поселилось в ней, но чувствует, как таз ее расходится в стороны, как кости выходят из суставов, не в силах противостоять напору, который проявляет ее дитя в желании появиться на свет.

- Госпо-оди-и…Нет! – вскрикивает Аня, пытаясь зажать промежность руками, но что-то скользкое вырывается из ее нутра, издав дикий писк и когда она приподнимает голову, то видит… Как Боги сходят на землю. В углу, в луже липкой крови, лежит красно-белый комок. Он медленно разворачивается, и Аня видит перед собой огромную, разбухшую личинку. Она извивается и пищит, двигая кривыми жвалами, выгибается, разбрызгивая по стенам красную морось. А под тонкой кожицей ее живет что-то еще, то, что делает ей больно, пытаясь вырваться наружу. Девушка кричит, вжимаясь в стену, а из личинки, вспарывая ей живот, выползает что-то бледное и бесформенное. Оно высвобождается из дергающейся, окровавленной оболочки и разворачивается, будто бутон, длинными, осклизлыми щупальцами. Их много, с чавканьем они ощупывают стены, тянутся к свету жужжащих ламп, заползают под кабинки, обвивая мокрые унитазы.

- Господи, пожалуйста, - шепчет Аня, забившись в угол. По щекам ее хлещут черные ручьи слез, перемешанных с тушью. Она поджимает колени к груди, но слепое щупальце дотягивается до распухшей щиколотки, стягивается на ней сильными кольцами и тащит девушку к себе. С дикими воплями она цепляется за кафель, ломая ногти, но дитя подтаскивает мать ближе, желая быть накормленным. Заполнив весь туалет извивающимися конечностями, оно поднимается над полом, а тонкое щупальце обвивает Ане колено, и вьется дальше, заползая под куртку, сжимаясь вокруг налитой молоком груди. Сдавливает ее, пытаясь выдавить живительные капли, но вдруг слабеет, а все нити щупальцев, вместе с самим существом, поднявшимся почти до потолка, падают вниз. Метаморфоза продолжается, и из-под истекающей слизью бесформенной кучи, сгрудившейся у Аниных ног, выглядывает тоненькая, человеческая ручка.

Измученная и ослабшая, обезумевшая от страха, Аня тянется к ней, не в силах поверить. Сжимает маленькую ладошку дрожащими пальцами и слышит глухой, детский плач.

- Мой маленький… - говорит она, и подползает ближе, сдирая с себя разорванную куртку, оголяя красную от ссадин грудь. – Поешь, мой маленький, поешь…

3

- Город умирает! – кричит в толпу забравшийся на лавку оборванец в сером, вытянутом свитере. Его грязная, скатавшаяся сосульками борода цепляется за вязаный ворот, а под левым глазом красуется налитой фингал. – Правый берег закрыт, повсюду патрули и странные незнакомцы! Пропадают люди, в городе от пожаров нечем дышать, вся власть отдана военным! Пришло время президенту доказать свою состоятельность, показать всем недовольным – кто и как правит страной! Но этого не случится… Поэтому говорю вам, как на духу – обратитесь к Библии и будьте стойкими. Ибо сказано было, что будут нам даны знаки, смущающие нас, и будут навязаны мысли, не соответствующие действительности. Настанет время лживых чудес и ряженых мессий – они будут убеждать нас, что все происходящее от Бога. Но знайте, - мужчина замолкает и указывает грязным пальцем в сторону реки, туда, где сквозь белый смог проглядывает огромная махина Божьего ковчега, - эти создания прибыли к нам из самой преисподней!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.