Ироническая проза ч.2

Днепровский Роман

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Таинственная Рыба

Было мне лет двенадцать, и держал я аквариум. И не просто держал аквариум, а занимался этим делом, можно сказать, очень даже профессионально: не только приобретал разных экзотических рыбок на иркутском "птичьем рынке", но и пытался разводить их у себя. А дело это - достаточно хлопотное, требующее и определённого опыта, и знаний, и терпения, и специальной литературы.

 Интернета в первой половине восьмидесятых, понятное дело, и в помине не было - и не было никакой литературы по аквариумистике ни в одном из книжных магазинов города. Что-то можно было, конечно же, найти в детской библиотеке - но те книжки, которые были там, в основном, давали лишь краткий обзор существующих пород аквариумных рыбок - да и то, самых известных - но этим только и ограничивались. Остальную информацию приходилось добывать, где придётся.

 Аквариумисты, продававшие рыбок на городском "птичьем рынке", приспособились выпускать "самиздат": просто, перепечатывали на пишущих машинках коротенькие главы про ту или иную породу рыбок из какой-нибудь специальной книжки, сшивали несколько листов нитками - и продавали эти "пособия" здесь же, на "птичьем рынке". Специальные книжки по аквариумистике, из которых они перепечатывали эти главки, как правило, издавались в Москве или "ленинграде" небольшим тиражом - и расходились там же, почти и не доходя до других городов страны. Кроме того, в основном, это были переводные издания книг, вышедших где-нибудь в Чехословакии, Польше или ГДР, и большинство пород аквариумных рыбок, о которых в них шла речь, в нашей стране были неизвестны.

 Мне, можно сказать, очень даже повезло: среди книг, которые завалялись - именно, случайно "завалялись", без всякой надобности, у моей мамы, неожиданно нашлась тоненькая книжка "Подводный мир дома", выпущенная местным Восточно-Сибирским книжным издательством в 1964 году. В том далёком году в Иркутске был открыт первый - и, вплоть до 1993 года, единственный - зоомагазин, и его открытие было настоящим событием в культурной жизни города. Настолько значимым событием, что, видимо, именно к нему и приурочено было издание той книжки, что случайно оказалась у меня. Хочу отдать должное её авторам - научным сотрудникам биологического факультета ИГУ, супругам Плешановым: прекрасно понимая, что в Иркутске аквариумистам ещё долго будет сложно рассчитывать на богатый ассортимент и экзотических рыбок, и разнообразных аквариумов, и всяких принадлежностей, авторы делились с читателями самыми разнообразными премудростями. Например, как самостоятельно изготовить аквариум в домашних условиях, как из жестяной банки сделать подсветку для аквариума, а из проволоки, песка и изогнутой "U"-образно стеклянной трубки соорудить обогреватель. А, кроме того, авторы, дав краткий, но достаточно серьёзный обзор разновидностей экзотических рыбок, условий их содержания и методов лечения рыбьих болезней с помощью подручных средств (даже таких, как раствор поваренной соли или синьки для стирки белья), обращали внимание читателей и на местные, сибирские породы рыб, которых можно содержать и даже разводить в домашнем аквариуме. Не знаю, насколько эта книжка известна сегодня среди аквариумистов, но в 1984-85 годах она мне очень сильно помогла.

 Вспоминается такой случай: в книжке Плешановых я прочёл про обитающих в Юго-Восточной Азии рыбках класса лабиринтовых - петушках, макроподах и гурами, которых любители с удовольствием держат и разводят в аквариумах. В книжке говорилось, что в естественных условиях эти рыбки живут в разных канавах, которые, время от времени, пересыхают - вот рыбки и приспособились по нескольку часов обходиться без воды: просто, лежат в сырой грязи, в иле, и ждут воду - и им ничего не делается. Авторы даже писали о том, что если, например, рыбку гурами вынуть из аквариума и завернуть в мокрую ткань, то часа через два-три её можно будет выпустить обратно в воду, и с ней ничего не случится...

 А в нашей школе, в кабинете биологии, стоял аквариум. Грязный и загаженный аквариум, в который постоянно кто-то что-то кидал или лез руками. В конце концов, в аквариуме поумирали все рыбки, кроме одной - и этой, последней, был, как раз, жемчужный гурами... И вот, когда однажды, в очередной раз, нас с моим другом Бегемотом оставили после уроков прибирать кабинет биологии, я подошёл к аквариуму, достал из кармана и намочил в нём носовой платок, а потом подозвал Сашку:

 - Смотри, - говорю, и вылавливаю сачком бедолагу-гурами, который мечется от меня по всему грязному аквариуму, поднимая муть и грязь, - сейчас я заверну его в свой платок, положу в карман - а потом мы пойдём ко мне, я его выпущу в свой аквариум - и ему ничегошеньки не сделается!

 - Не может быть!
- стал кричать Бегемот, и принялся отбирать у меня сачок, - не мучай рыбу! Она же умрёт без воды!...
- и продолжает мешать мне в моей "рыбалке".

 - Скорее, она в этой помойке окочурится!
- говорю я Сашке, шуруя сачком, - а если не веришь, то давай пари: если рыбка умрёт, то я отдаю тебе монету Фиджи и монету Австралии с кенгуру! А если с ней ничего не случится - забираю у тебя Цейлон и Пакистан с парусником!

 Пари было заключено, гурами выловлен и завёрнут в мокрый платок - и мы пошли ко мне домой. Хотя путь от школы до дома был и недолгий, мы ещё сделали крюк, и зашли в букинистический магазин, где проторчали около часа... А потом мы пришли ко мне - и Бегемот испытал настоящий культурный шок, когда я развернул платок, выпустил гурами в свой аквариум - и он поплыл, как ни в чём ни бывало!... Пришлось Гипопотаму расстаться с двумя хорошими монетками из своей школьной коллекции (та коллекция, что у него сейчас - гораздо богаче и солиднее моего собрания, и я Сашке по-доброму завидую).

 Но рассказать я хотел не об этом. О моём "аква-хобби" знали, кажется, все соседи в нашем доме. Это и неудивительно: сколько раз они видели, как по воскресеньям я спешил домой с "птичьего рынка" со стеклянной банкой в руке. Соседи, кстати, почти всегда просили показать им новых рыбок... И вот однажды, когда я, в очередной раз, спешил домой, чтобы поскорее посадить в "карантин" очередное своё приобретение - огненных вуалехвостов (как сейчас помню!) - меня окликнула наша соседка, Рита Борисовна:

 - Роман, - спросила она сразу же, - скажи: у тебя аквариум насколько большой?

 Аквариум у меня был - дай-то Бог!
- на целых двести литров, и не из зоомагазина, а изготовленный по заказу - о чём я сразу же Рите Борисовне и поведал с гордостью.

 - Тут видишь, какое дело... Зять на рыбалку ездил, рыбки свежей привёз... Так вот, одна рыбина - живая. Нам её убивать жалко, раз уж живая - посадили её в таз с водой, она там сидит теперь. Может, ты бы её себе забрал? Пусть у тебя в аквариуме живёт, с остальными...

 Мне б, дураку, поинтересоваться, что за "рыбина", какого размера хоть - но я, как последний дурак, сразу же согласился. Дело в том, что к тому времени, начитавшись книжку Плешановых - точнее, главу книги про сибирских рыб - я горел желанием поселить у себя в аквариуме или гольяна, или небольшую шиповку. Вот и подумал, что моя мечта сбылась.

 - Отлично, - сказала Рита Борисовна, - тогда девочки сейчас принесут тебе нашу рыбу, и вы её из таза и пересадите.

 И девочки, внучки Риты Борисовны, принесли мне... РЫБУ. В тазу с водой, куда они "для красоты" положили пару-тройку камешков, сидело нечто гладкое, напоминающее гольяна - только больше, этак, раз в десять - или маленького налима или сома. Представьте себе это чудо: болотно-зелёного цвета, тело не сплющенное с боков, а круглое - сразу видно донного жителя!
- и вытянутое от головы к хвосту сантиметров на сорок-пятьдесят. На морде у чудовища, в уголках пасти, было две пары небольших усиков. Чудовище смотрело на меня своими бледными рыбьими глазами, и то приоткрывало, то сжимало свои рыбьи губы...

 Естественно, не могло быть и речи, чтобы садить эту РЫБУ в аквариум с декоративными рыбками - она же всех их съест за полчаса! Но и отступать было нельзя. И я пересадил это страшилище в отдельный небольшой аквариум, в который, обычно сажал "на карантин" принесённых рыбок, или отсаживал самочек на период нереста. Сейчас этот аквариум был пуст, и я пересадил в него принесённую рыбу. Плюхнувшись, рыба уткнулась мордой в нижний угол стеклянного паралеллепипеда - а её хвост едва не высовывался из воды в районе верхнего угла, расположенного по диагонали. Маневрировать рыбине в новом "жилище" было негде.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.