Ироническая проза ч.1

Днепровский Роман

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сталин в Кирове пришил Коридорченку

 Вот, вспомнилось... Был у меня в начале 90-х такой добрый приятель, Павел Шабалин, мой коллега-журналист из города Вятки (который почему-то до сих пор называется "Киров" - и это неправильно, но не о том речь - а речь совершенно о другом, ибо... СТОП!). И вот однажды рассказал мне Павел такую вот историю:

 "-На рубеже 80-х - 90-х тема сталинских репрессий и кремлёвских тайн в прессе была очень популярна, но быстро стала надоедать. И вот однажды готовили мы спец-выпуск газеты к Первому апреля - естественно, напичкали газету откровенной "липой", какую обычно на Первое апреля печатает, едва ли, не каждая газета - но хотелось чего-нибудь эксклюзивно-шедеврального. Тут-то кто-то из находившихся в редакции сотрудников, непонятно, с какого переполоха, припомнил старую частушку, которую распевали (не так, чтобы в полный голос, но - всё же...) в СССР после убийства Кирова:

 Эх, огурчики-помидорчики!  Сталин Кирова пришил в коридорчике!

 И пошло-поехало!... За десять минут общими усилиями всех, находившихся в редакционном кабинете, был написан объёмный "исторический материал": якобы, у товарища Сталина был двойник - некий Степан Коридорченко, уроженец Вятки (Кирова), который верно служил тирану, но однажды прозрел - потому, что Сталин приказал доставить к себе и изнасиловал женщину, в которую Степан этот вымышленный Коридорченко был влюблён. Вот тогда-то товарищ Степан Коридорченко и решил, что больше не будет прислуживать упырю - а решив так, товарищ Коридорченко забрал свою любимую, и вместе с ней скрылся в свой родной Вятский край, в родимый город Киров. Но коварный и мстительный Сталин решил отмстить благородному и внезапно прозревшему Коридорченке, для чего тайно и без охраны приехал в город Киров (Вятку), в одиночку выследил беглецов, наслаждавшихся друг другом - и ритуально зарезав славного и честного Степана Коридорченко ба-альшим кавказским кинжалом, умиротворённый отбыл восвояси. И осталось бы это, ещё одно сталинское преступление, покрытым густым мраком - но люди, знавшие Степана Коридорченко, и знавшие о постигшей его ужасной смерти, сложили частушку:

 Эх огурчики-помидорчики!  Сталин в Кирове пришил Коридорченко! –

 правда, через полгода был убит в Ленинграде товарищ Киров, и частушка уже зазвучала по-новому, но вот недавно вятские собиратели фольклора наткнулись на её первоначальный вариант, и т. д, и т. п....

 Первого апреля "историческое исследование" про прозревшего Коридорченку вышло в очередном номере газеты. Ржали все. Но вот уже второго апреля журналистам стало не до смеха: второго апреля к ним в редакцию пришёл древний дедушка, и очень подробно рассказал... о "своём друге юности - Стёпке Коридорченко - которого убил этот злодей, Сталин". Рассказывал долго и подробно, с массой деталей... Выразил готовность рассказать всё ещё раз для того, чтобы в газете напечатали...

 А ещё через несколько дней в редакцию позвонил ещё один старикан: рассказал слегка обалдевшим от первого старикана журналистам, что... убийство Коридорченки произошло в его доме, потому, как этот самый Стёпка Коридорченко был его другом, и он, старикан, скрывал Степана и его возлюбленную в доме своей бабки. Второй старикан ещё уточнил, что убил Сталин Коридорченку не кинжалом, а застрелил из револьвера...

 Через несколько дней в редакцию пожаловал... Правильно! Третий дедуля! Он предлагал вконец охреневшим журналистам купить у него "письма и фотографии Стёпы Коридорченко, убитого Сталиным" - а в случае удачной сделки, обещал показать журналистам "Стёпину могилку"...

 Апофигея ситуация достигла дней через десять, когда в редакцию заявилась некая бабуля, в подробностях рассказавшая, как её, чистую и невинную, насиловал ужасный Сталин, как омерзительно воняли табаком его усы; как благородный Степан Коридорченко спас её и увёз в свой родной Киров (Вятку); как ужасный Сталин не оставил их в покое - выследил влюблённых, и убил Степана; как потом она всю жизнь жила под присмотром органов госбезопасности... Естественно, бабуля тоже обещала показать могилу Степана, продемонстрировать единственную уцелевшую фотографию - и бережно хранимые любовные письма. В обмен на то, что журналисты помогут ей получить компенсацию за милого - и соответствующую прибавку к пенсии...

 Ну конечно же, редакция после этого написала разоблачение своей шутки. И, конечно же, нашлись люди, которые этому делу не поверили - а продолжали верить той, первой статье.

 "-Через два года после этого, - рассказывал мне Павел, - я слышал рассказ о выдуманном нами Степане Коридорченко из уст одного из активистов общества "Мемориал" на каком-то собрании. О том самом Степане Коридорченко, которого мы на скорую руку выдумали накануне Первого апреля, когда готовили номер".

 …А я вот всё думаю: что делали бы газетчики, если б вдруг, этак, через месяц после публикации, в редакцию заявился бы сам Степан Коридорченко?

Старый Тупой Осёл и Коммунисты

Посвящается одному таганрогскому музееведу -

здешнему автору, моему первому читателю на "Прозе",

редкому хаму и идейному коммунисту. Без обид,

и с самыми добрыми пожеланиями.

  Жил был Осёл. Совершенно Тупой Старый Осёл. Всю жизнь Старый Тупой Осёл возил в тележке коммунистов - то на партсобрания, то кого-нибудь расстрелять, раскулачить там, то - на экспроприации... Обычная, в принципе, такая партийная жизнь... А чтобы Старый Тупой Осёл быстрее бегал, коммунисты вешали перед ним на палке морковку - видит перед собой Старый Тупой Осёл морковину, и шевелит копытами проворнее... А коммунисты и рады!

 Морковку Старый Тупой Осёл, правда, так ни разу и не получил - питался ей исключительно "вприглядку", но это - уже мелочи. Издержки продовольственной программы, так сказать...

 Ну, а потом кто-то из коммунистов, кто был посмекалистей - кажется, Ёська Усатый или Лёнька Броватый (а может - и Вовка Картавый Сифилитик, точно не помню) внёс рацпредложение: чего перед Старым Тупым Ослом настоящие-то морковки цеплять? Их же можно самим сгрызть - ну, или отправить там в качестве поддержки братским компартиям Мугамбии и Лумумбии. А перед мордой Старого Тупого Осла можно и бутафорию из папье-маше повешать...

 Так и сделали. Диалектика, мля, в действии!

 Так Старый наш Тупой Осёл всю жизнь за подвешанной перед ним на палке картонной морковкой и пробегал. Конечно же, как ни туп был Старый Тупой Осёл, он рано или поздно сообразил, что морковка - не настоящая. Однако, не зря же он столько лет возил в тележке коммунистов - чегой-то своими длинными ухами он от них наслушался и перенял. Тупость Старого Осла была известна всем, но даже он знал, что такое Продовольственная Программа и продолжал бегать за картонной морковкой - то ли, руководствуясь принципом "всё для фронта, всё для победы", то ли - просто, из своей врождённой ослиной тупости.

 Долго ли, коротко ли, но совсем состарился Старый Тупой Осёл: ухами не прядёт, за морковкой не бегает. Только знай себе - ржёт на партсобраниях таких же, как он ослов - ветеранов коммунистического извоза. А в остальном толку от него - как от его лучшего друга, Козла - молока...

 Думали коммунисты, думали - что же сделать со Старым Тупым Ослом? Вроде, на бойню бы его сдать пора - но как-то неудобно: столько лет он их в тележке возил, что стал неотъемлемой частью номенклатуры. Да и шкуры Старых Тупых Ослов заметно упали в последние годы в цене на мiровом рынке...

 И тут самый сообразительный и пронырливый коммунист - может, Ёська Усатый или Лёнька Броватый (а может - и Вовка Картавый Сифилитик, точно не помню) внёс ещё одно рацпредложение: давайте, говорит, сделаем нашего Старого Тупого Осла музееведом! Пусть ведает нашим Музеем Боевой Расстрельной и Мартышкино-Трудовой Славы! Ничего, что копытами он едва шевелит - зато орёт не хуже прежнего. А чего ещё нам надо? Будет на врагов Проклятарской Революции, в случае чего, орать!...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.